Заслуженно или нет - судить трудно как из-за особенностей перевода, так и из-за недостатка материала. На русском языке пока можно найти только четыре рассказа канадской писательницы, два из которых показались мне особенно интересными.
Главные герои рассказа «Настоящая жизнь», как и большинства сборников Манро, - женщины. Собственная судьба - с двумя замужествами, рождением дочерей, смертью одной из них, жизнью в глухой канадской провинции - обычно служит автору источником вдохновения и сюжетов. Вот и в «Настоящей жизни» контекст существования трех героинь, трех подруг замкнут неочерченными, но во многом непреодолимыми границами крошечного городка. Прямолинейная и цельная натура - Дорри не может решиться на коренной сдвиг судьбы - свадьбу и переезд в далекие края. Решение за нее принимает Миллисент, чуть ли не шантажом заставляя подругу «зажить настоящей жизнью». Зачем ей это надо? Миллисент «ощущала себя творцом чужой жизни; в случае с Дорри эта роль удалась ей лучше, чем с собственными детьми». Для нее это возможность примерить на знакомого ей человека параллельный путь в жизни. Как если бы она, а не Дорри, переехала в Австралию, выращивала сахарный тростник и ананасы, охотилась на крокодилов и умерла при восхождении на вулкан.
Свадьба Дорри меняет и жизнь третьей подруги - Мюриэл. Местная сельская львица, роковая красотка бросает тщетные попытки подцепить в этой глуши нормального мужика и выходит замуж за священника, за несколько лет превратившись в опустившуюся дамочку неопределенных лет.
Сотворила ли счастье Миллисент или совсем наоборот? Почему в момент, когда подруга сдалась, она внезапно заплакала? Манро оставляет финал открытым и загадки неразгаданными. Сила ее рассказов в том, что при всей внешней непритязательности стиля их, как и чеховские, хочется перечесть заново, пытаясь добраться до возможной скрытой правды. Проза Манро напоминает: истина в том, что единственной правды в жизни не существует.
Недосказанность, как известно, один из признаков хорошего рассказа и настоящего искусства вообще, и Манро этим приемом владеет в полной мере. Хотя со свойственной женщинам импульсивностью может и изменить этому правилу, как в рассказе «Лицо». Нет, глубоко внутрь своего мира главный герой нас не пустит, но последние слова, противоречивые и лаконичные, скажут о его чувствах больше, чем слезы.
Больше всего на свете мальчик, родившийся с огромным родимым пятном на щеке, не хочет, чтобы его жалели. Он пытается забыть кошмар своего детства - лучшую подружку, которая как-то раскрасила щеки в подражание ему. «Нэнси была переполнена счастьем, как будто ей удалось совершить волшебное превращение». Наверное, всего дальнейшего могло бы не произойти, не расцени взрослые ситуацию как издевательство. Мать мальчика сочла ее поступок жестокостью, мальчик - предательством, а девочка... Изгнанная, девочка изрезала себе лицо в наказание за свой неосторожный знак искренней детской любви. Был ли у них после этого шанс на совместное счастье, если бы они случайно встретились уже во взрослом возрасте?
«Мы были бы потрясены, старались говорить откровенно и... поспешили бы распрощаться.
Думаете, это что-то изменило бы?
Конечно. На время. Никогда».