Стоит ли под интеграцией систем военного образования понимать лишь «механическое» слияние вузов Минобороны и ВВ? Или же нужно просто унифицировать учебные программы? А может быть, создать на базе военных институтов ВВ один широкопрофильный вуз, скажем, академию Внутренних войск? Эти проблемы требуют детальной проработки.

Сталкиваются два противоположных мнения. Первое: готовить офицеров Внутренних войск в вузах Минобороны ни в коем случае нельзя. Второе: в новых экономических и социально-политических условиях в стране переход к такой системе подготовки кадров назрел.

Мнение противников

Приверженцы первой точки зрения, ссылаясь на авторитетное мнение ученых и результаты социологических исследований, утверждают, что поглощение вузов Внутренних войск учебными заведениями Сухопутных войск отрицательно скажется на качествах выпускников.

Не секрет, что вузы Минобороны переживают не лучшие времена, ощущают кадровый голод. Емкость около половины из них, по мнению независимых экспертов, - менее тысячи курсантов и слушателей, что с точки зрения общемировой практики противоречит канонам подготовки военспецов, значительно удорожает и без того высокую стоимость обучения, затрудняет создание современной материально-технической базы и комплектование квалифицированными педагогическими кадрами. Научный потенциал (соотношение ученых к преподавателям, не имеющим степени) в них не соответствует требованиям, предъявляемым к институтам и университетам.

С воспитанием и подготовкой курсантов к офицерской службе дела тоже обстоят не гладко. Велик их отток из вузов. Статистика удручающая. Как сообщала пресса, в течение года после выпуска до 30% лейтенантов прощается с Вооруженными Силами.

Противникам интеграции представляется, что Минобороны просто борется за выживание своей системы военного образования. И в качестве спасительной «соломинки» видит учебные заведения Внутренних войск. Они не растратили накопленные опыт и традиции подготовки кадров, более того, сумели окрепнуть в непростых социально-экономических условиях. Усиление роли Внутренних войск и повышение престижа службы в них положительно отражаются на моральном климате в вузах ВВ. Безусловное достижение последнего года: число выпускников, не желающих продолжать службу, уменьшилось в несколько раз.

Авторитет войск растет. Военнослужащие гордятся причастностью к ним. Сложилась особая корпоративная культура со своими историей, традициями, системой воспитания, присущими лишь Внутренним войскам. На взгляд противников идеи подготовки офицеров ВВ в вузах Минобороны, ее реализация может существенно повлиять на моральный дух Внутренних войск, что приведет к снижению их боеспособности по всем основным показателям.

Интересны данные военно-социологического исследования, проведенного с ноября 2001-го по январь 2003 г. в вузах ВВ. Изучалась проблема социальной идентификации офицеров, осознания ими принадлежности к войскам. 70% из них ассоциируют себя с Внутренними войсками и не представляют себя в других структурах - армии, частных охранных предприятиях, различных объединениях бывших и действующих военнослужащих. Офицеры стремятся обрести психологическую безопасность и стабильность, почувствовать себя частью общности, имеющей привлекательные черты. Для 41% из них такими во Внутренних войсках являются специфические особенности службы, для 31% - войсковые традиции.

Вероятно, по этой причине большинство (62%) офицеров и курсантов вузов ВВ негативно относится к возможному переводу своих учебных заведений в ведение Минобороны. Более 76% опрошенных считают, что это отрицательно скажется на специфической корпоративной культуре войск. 66% офицеров постоянного состава вузов не хотят продолжать службу в учебных заведениях Минобороны. С ними солидарны курсанты: 70% при выборе вуза ориентировалось на его принадлежность именно к Внутренним войскам, более 83% не желают перевода в вуз Минобороны.

Противники присоединения вузов ВВ к армейским считают, что их исключение из структуры войск может привести к потере значительного научного потенциала из-за увольнения преподавателей, снижению возможностей научно-исследовательской работы, обобщения и развития опыта боевого применения Внутренних войск. Увольнение офицеров крайне негативно скажется на сохранении традиций, преемственности офицерского корпуса и как следствие - на качестве выполнения служебно-боевых задач. Их специфика, правоохранительный характер требуют особой системы специальной, правовой и морально-психологической подготовки кадров Внутренних войск, которой невозможно будет достичь при унифицированной системе обучения и воспитания на базе вузов Минобороны. Кроме того, обучение в них кадров ВВ может привести к комплектованию факультетов Внутренних войск курсантами по остаточному принципу, что повлияет на качества выпускников.

Аргументы сторонников

Доводы противников объединения вузов с легкостью опровергают приверженцы перехода к новой системе подготовки кадров.

Военнослужащие и ВВ, и Вооруженных сил одеты в одинаковое обмундирование, ездят на одинаковых автомобилях и БТРах, разминируют одинаковые мины и взрывные устройства. Тактика действий, как показывает чеченский опыт, тоже мало отличается. Поэтому проблем с обучением не будет. Кроме того, офицеров для Внутренних войск уже готовят в 45 учебных заведениях Минобороны. При этом подчеркнутая «привязанность» молодых офицеров к Внутренним войскам, по мнению сторонников унификации военного образования, остается абсолютной. Они приводят пример: когда выпускникам-вэвэшникам Калининградского высшего училища инженерных войск в 1995 г. поступило заманчивое предложение должности в аппарате Минобороны, ни один из 12 новоиспеченных лейтенантов на него не согласился. В их числе были и те, кому предстояло убыть в воюющие в Чечне части Внутренних войск.

Веский довод сторонников подготовки офицеров в вузах Сухопутных войск - ссылки на историю. Отдельный корпус внутренней стражи в XIX веке был частью военного ведомства, комплектовался офицерами из армии и выпускниками кадетских корпусов. Среди командиров Внутренних войск в 1920 г. 6,9% были красные командиры, 26,5% - бывшие офицеры. Свои школы в войсках ОГПУ появились лишь в начале 30-х гг., когда в мире запахло войной, возросла потребность в военных кадрах. И даже после Великой Отечественной в связи со значительным расширением конвойных войск и частей по охране особо важных объектов комплектование командных должностей производилось за счет резервных частей Советской Армии и выпускников военных училищ Наркомата обороны. Тогда, кстати, из армии в войска пришли командир роты К. Кузнецов, комбат Ф. Бубенчиков, командир полка В. Сентюрин, из учебных заведений Наркомата обороны - младшие лейтенанты Н. Крупин, Д. Наливалкин, В. Самохвалов, ставшие впоследствии генералами, заместителями начальника войск, командирами соединений. Да и нынешние выпускники общевойсковых вузов, например Благовещенского, показывают неплохие результаты в службе. В хабаровском и владивостокском отрядах специального назначения Внутренних войск отзывы о них положительные.

Еще один весомый аргумент сторонников подготовки кадров ВВ в вузах Минобороны - экономическая целесообразность. Это, на их взгляд, позволит экономить значительные средства. Готовить офицеров на факультетах Внутренних войск при армейских вузах дешевле.

Все возражения по поводу обучения тактике действий подразделений ВВ и основ их применения отвергаются как необоснованные. В качестве контраргумента приводится опыт функционирования в Общевойсковой академии, Военном университете кафедр тактики (оперативного использования) Внутренних войск, в Вольском училище - кафедры тактико-специальной подготовки ВВ. При этом обученность офицеров нисколько не страдает.

* * *

Вольский эксперимент начался, а дискуссия продолжается. Мы приглашаем заинтересованных читателей присоединиться к ней и высказать свое мнение на страницах «Военного образования». Какая из точек зрения в большей мере отвечает потребностям войск, покажет время. Бесспорно одно: спешить с окончательным решением не стоит. Тем более, печальный опыт переподчинения Санкт-Петербургского института ВВ на правах факультета родственному по духу, находящемуся на одной территории с ним Университету МВД в 1998 г. у войск уже есть. В 2000 г. восстановить его как самостоятельную единицу оказалось, ой, как непросто. Решение о том, как готовить кадры, должно быть максимально взвешенным. От этого зависит будущее Внутренних войск.