«Я тебя ненавижу» или «Я ненавижу делать это» - всем с детства хорошо знакомые киношные цитаты. Голливуд давно их разобрал по крупицам и использовал во всех жанрах кинематографа. А глаза у актеров, произносящих их, должны сверкать праведным гневом или слезиться. Вторая категория людей, которая часто использует эти «бессмертные» фразы, - подростки. Им, или честнее будет сказать нам, это простительно. Эмоции плещут через край, и все выливается в какие-то крайности. Золотой середины и гармонии мы, конечно же, достигнем, но придется всем много поработать над собой. Так что прикрою стальным щитом оправданий себя и своих сверстников: буду списывать все, как это модно говорить, на неокрепшие умы и юношеский максимализм.
Если по-простому, то ненавидим мы то, чего боимся, не поняли, не удержали, не смогли разобраться. Ненависть - это обида, которую мы не смогли простить или забыть, и у каждого она своя.
У меня было счастливое детство, хотя я рос без отца. Мои мама, бабушка, дедушка всегда были рядом и учили меня всему, что знали сами. Мы жили все вместе, у нас крепкая и счастливая семья. Когда мне было три года, умер дедушка, еще через год не стало бабушки, и мы с мамой остались вдвоем. У нас по-прежнему была крепкая и счастливая семья, мама старалась изо всех сил все успевать, но я, хоть и был мал, чувствовал и понимал, что ей очень трудно и она устает. Я никогда не ныл, не клянчил и не выпрашивал у мамы ничего в магазинах. Я всегда знал, что, если у мамы есть возможность, она сама непременно купит чего-нибудь вкусненького, а если она не купила, значит, сейчас нет такой возможности и просить что-либо у нее в этот момент - только расстраивать. В четыре года я уже научился мыть посуду, выносить мусорное ведро и вытирать пыль, а в выходные утром просыпался и подолгу просто лежал в своей кровати, потому что хотел, чтобы мама хоть немного выспалась. Мы жили друг для друга и были счастливы. Но был в нашей жизни один случай, который заставил меня, как мне долгое время казалось, ненавидеть.
Мне было на тот момент пять лет. Маме несколько месяцев на работе не выплачивали заработную плату, и сложилась такая ситуация, что мы остались без средств. Я помню, как мама отчаивалась и даже плакала. Нас в эту трудную пору выручила наша соседка, которая работала на какой-то оптово-продуктовой базе, - она брала для нас в долг продукты. В общем, принесла она нам тем вечером громоздкую коробку макарон-спагетти (я их почему-то называл «сапагетти»). Мама отварила к ужину макароны и обжарила их с яйцом, это было так вкусно: макароны такие длинные, такие необычные, я был в восторге. В следующий вечер на ужин опять «сапагетти», но уже с творогом, дальше с вареньем, с обжаренным луком и морковью и просто с сахаром. И все сначала. Я ел «сапагетти», изображая радость, чтобы не расстраивать маму, но в душе я их возненавидел. В свои пять с небольшим лет я уже научился тихо ненавидеть. Конечно, все у нас в жизни вскоре наладилось, маме все выплатили. Но я с тех пор больше никогда ни под каким видом не ел макаронных изделий. Тринадцать лет в моем рационе на макаронные изделия было наложено табу. Пока не вмешался его величество случай.
Мы вместе с моим другом решили поступать в один колледж и выбрали одну профессию - повар (прямо ирония судьбы какая-то). Я все лето перед первым курсом отработал в «Якитории»: рыба, рис, имбирь, вассаби, про «сапагетти» я даже и думать забыл. Учеба в колледже шла как по маслу, я был одним из лучших в группе, при этом я еще умудрялся совмещать работу (в той же «Якитории») с учебой.
И вот как-то раз на практике нам объявляют, что сегодня мы будем готовить пасту! Пасту? Ужас! Верите, у меня даже ноги стали какие-то ватные. Я почувствовал себя затравленным зверем. Быстро обернулся к столу, на котором обычно перед практикой мастер выкладывал продукты: может, мне все-таки послышалось? Нет, не послышалось, на столе лежат пачки с «сапагетти». Как сейчас помню, пачки красные, а на них лукавый дед в поварском колпаке улыбается и как будто хочет сказать: «Ну-ка съешь меня, дружок!» Да я лучше удавлюсь, чем стану дегустировать эту дрянь. План в голове возник молниеносно: буду со всеми вместе готовить, а перед дегустацией отпрошусь, сославшись на сильную боль в каком-нибудь жизненно важном органе. Должно получиться, я ведь не прогуливаю и ни разу еще не отпрашивался, на практике был, готовил со всеми вместе. Да перед кем я оправдываюсь? Уйду, и все!
Начался трудовой процесс. Мы готовили пасту торкио с рагу из ягненка и сладким перцем: готовили мясо, тщательнейшим образом готовили соус, варили макароны. Это было настолько интересно, я так увлекся процессом приготовления, что перед дегустацией никуда не ушел. Мои ноги по-прежнему были ватные, а желудок предательски урчал. Но тут я понял, как сильно хочу все это съесть. Мне чудилось, что умру, если не попробую эту пасту. Как вы, конечно же, догадались, я подчистую «вымел» всю тарелку, и на ужин дома в тот же вечер у нас была запеченная паста с четырьмя видами сыра. Мама была в неописуемом восторге и восхищении. На следующий день я приготовил седанини (самый короткий формат пасты) с тыквой и креветками. Я стал фанатом пасты, устроился на работу в «IL Патио» и через четыре месяца стал помощником су-шефа. Я настолько проникся итальянской кухней, ее культурой и обычаями! Вся моя жизнь стала стремительно меняться в лучшую сторону. Сейчас я работаю в элитном итальянском ресторане «Капри» в самом центре Москвы, я также помощник су-шефа, у меня хорошая зарплата, отличные перспективы, я участвую во всех конкурсах от колледжа, а главное - я занимаюсь тем, что я люблю, что доставляет мне истинное удовольствие. Мама мной гордится, на две зарплаты мы теперь отлично живем. У меня столько планов и идей, я чувствую себя счастливейшим человеком! А шеф-повар в «Капри» - настоящий итальянец, прямо как тот усатый дядька с пачки «сапагетти»: такой же добродушный и лукавый, пригласил меня к себе в гости в Агридженто (на юге Италии), непременно воспользуюсь его предложением.
Так что от ненависти до любви тоже один шаг. А макароны я не ненавидел, я просто не умел их готовить.

Роман ЗЛОДЫРЕВ,
студент колледжа градостроительства и сервиса №38