Каждый пытался превзойти сам себя, а главное - соседа. Все, перебивая друг друга, кричали, что олицетворяют себя с птицей, львом, книгой, океаном. В общем, фантазия никого не подвела в тот день. А я тогда задумался и несколько лет пытался себе честно ответить на этот вопрос. Пытался увидеть отражение собственной души в зеркале, определить свое глубинное-преглубинное «я». Конечно, в разные минуты жизни нас олицетворяют разные символы, мы испытываем разные эмоции, но во всем этом есть некоторое постоянство. Будет какой-то один главный символ, это и есть внутренний стержень, свое «я». И это будет, поверьте, не птица, не лев и уж точно не книга.
Мои родители развелись, когда мне было 9 лет, и меня с тех пор воспитывают отец и бабушка (папина мама). Моя мама оставила меня и уехала жить в другой город. Наверное, нельзя сказать, что она меня бросила, ведь иногда мы с ней разговариваем по телефону. Но я не смогу передать никакими словами, как мне было больно и плохо, когда мама ушла. У меня в душе царил ад, я разрывался от отчаяния и одиночества. Вот тогда я и начал придумывать различные истории, почему мама не может приехать и забрать меня к себе, а когда мама звонила, я даже не спрашивал ее, почему она не приезжает, ведь я уже знал ответ на этот вопрос, я этих ответов уже заранее придумал на целый сериал (может, мама разведчица и ее повсюду шпионы подслушивают?).
«Время все лечит» - каждый из нас много раз слышал и еще чаще произносил это сам. На самом деле оно не лечит, оно подлечивает, подлатывает, подшлифовывает, подлизывает, как угодно, но не лечит. Шрам, как после операции, все равно остается. У кого-то меньше, а у кого-то больше, у кого-то ровный, а у кого-то с рваными краями, у кого-то аккуратный, а у кого-то уродливый. Главное, чтобы ты научился с этим шрамом жить и управляться, вовремя обрабатывать. А я вот так спустя столько времени и не научился.
Теперь я уже взрослый, я сам звоню своей маме, разговариваю с ней и все жду, жду и жду. Я не жду от нее извинений, я не жду объяснений и оправданий - мне они не важны и не нужны. Я просто жду, когда она позовет меня и скажет, что я ей нужен и как она меня любит. Потому что я больше всех на свете люблю свою маму и больше всего на свете хочу, чтобы она забрала меня. Мне все равно, в каком городе мы будем жить, главное - вместе с мамой. А мама расспрашивает меня об учебе, о делах, потом прощается и говорит, чтобы я чаще звонил, не забывал. Не забывал?! А разве такое возможно?
Все друзья мне завидуют и твердят, в каком удобном положении я нахожусь: отсутствие (или в моем случае ослабление) родительского контроля - заветная мечта любого подростка. Как же они ошибаются и как же отчаянно я завидую им! Какое это счастье, когда рядом с тобой мама, которая тебя любит, которой ты нужен и которая беспокоится о тебе! Наверное, нужно быть лишенным этого счастья, чтобы по-настоящему оценить. Моя память скрупулезно хранит все воспоминания, связанные с мамой, я часто хожу в те места, где мы вместе бывали, мне все время кажется, что именно там я найду разгадку, почему она не взяла меня с собой, и смогу все исправить.
Четыре года я пытался понять, с каким все-таки символом я себя олицетворяю? Кто живет в моей душе? Каждый раз, когда останавливаюсь возле детской площадки, кто-то невидимый внутри меня начинает напевать одну и ту же песенку. Моя душа поет эту песню, чтобы мама меня когда-нибудь услышала.

По синему морю к зеленой земле
Плыву я на белом своем корабле.
Меня не пугают ни волны, ни ветер,
Плыву я к единственной маме на свете,

Плыву я сквозь волны и ветер
К единственной маме на свете.

Скорей до земли я добраться хочу.
«Я здесь, я приехал!» - я ей закричу,
Я маме своей закричу,
Я маме своей закричу.

Пусть мама услышит, пусть мама придет,
Пусть мама меня непременно найдет,
Ведь так не должно быть на свете,
Чтоб были потеряны дети.

Максим РОМАШОВ,
студент колледжа градостроительства и сервиса №38