Как пою, так и живу

- Елена, расскажите, как вы познакомились с гитарой?

- Я как пою, так и живу. И раньше я не предполагала, что буду заниматься песней. Это хлынуло в одночасье, как будто кто-то где-то нажал какую-то кнопку. Все песни приходили как отзыв на какие-то мои размышления о жизни, как ответы на вопросы. Все песни, а их у меня уже около 700, абсолютно автобиографичны. Я начала писать их одиннадцать лет назад.

Гитару подарили на день рождения моей родной сестре. Тут вдруг оказалось, что мама в молодости играла на семиструнке (и та гитара оказалась семиструнной). Мама взяла гитару, что-то подладила, стала играть. Мы удивились, для нас это стало откровением, чтобы мама играла. Она жила в деревне. Жизнь полна неожиданностей. И я, не общаясь раньше с гитарой, настолько в нее влюбилась, что просто не выпускала из рук. У меня все очень быстро пошло. А сами знаете, на гитаре научиться играть трудно. Струны металлические, у меня были кровавые мозоли. Я за всеми ребятами бегала и просила, чтобы они мне какие-то аккорды показали. То была совершенно безумная любовь. В музыкальную школу я поступила очень поздно, в 17 лет. Меня привела туда близкая подруга, сама я стеснялась, все-таки поздно... Но к тому времени я уже умела играть все аккорды. Подруга просто меня втолкнула в класс и закрыла за спиной дверь. Потом было Гнесинское училище...

Постепенно так сложилось, что я стала выступать по школам. В разных городах. Много выступаю в тюрьмах. Нас никто не учит, как жить. Мы все первопроходцы, идем на ощупь и набиваем шишки. И школа часто не может помочь.

- Чем отличается детская аудитория от взрослой?

- Дети очень открыты, все понимают. Я стараюсь, чтобы мои концерты были диалогами, взаимным разговором. Перед выступлением я всегда поздравляю с праздником. С каким? С праздником жизни. «Как замечательно, что мы с вами все-таки живем», - говорю я детям. Они прекрасно понимают, что я хочу выразить. Я задаю вопросы. «Скажите, земля - это какая-то мертвая твердь или это живое существо?» И все говорят, что это живое существо. Она воспринимает наши мысли и чувства, говорят ученые. И даже есть аналогия материков с человеческими органами. Но дети это говорят запросто, интуитивно. Им не надо ничего объяснять. Продолжаем разговор. Говорю: «У человека есть руки, ноги, голова, а что еще?» - «Душа». - «А что надо, чтобы душа у нас была светлая, легкая, творящая, чистая? Чем ее «кормить»? Тело мы кормим салатами, супами, котлетами. А душу?» Дети говорят: «Счастьем. Добром. Песнями. Любовью»... Дети гораздо мудрее, чем мы. Ту прекрасную и справедливую жизнь - кто нам ее даст, кто сделает ее такой? Один мальчик так и крикнул один раз: «Я», - показывая на себя. Я сказала: «Совершенно верно. Каждый из нас... Мы». И мы поем такую песню:

За дело, мой друг, за дело, мой друг,

За дело, мой друг, пришла пора.

Шире наш круг. Шире наш круг,

Эх, на Руси жизнь хороша!

А начинается она так:

Посмотри же вокруг, ну и как тебе?

Ждут давно твоих рук столько дел

везде.

Посмотри же вокруг и увидишь ты.

Что пора сеять нам все наши

мечты...

Я пою вместе с детьми о том, что мир лечится любовью. Мы говорим о том, что надо жить мечтой. Я рассказываю, что, когда человек еще маленький, он помнит свою мечту. Он знает, кем он хочет быть, чего хочет в жизни. А потом, когда мы подрастаем, нам столько дают советов, что мы забываем, чего же мы хотим. Между тем у врачей-психологов есть такая методика исцеления человека. Ему предлагается вспомнить свою нереализованную мечту. Потом предлагается начать ее выполнять. И это позволяет избавиться от многих проблем. Я и сама живу мечтой, хотя это и потребовало верности самой себе, принципиального выбора. Люди, которым хватает мужества жить по своей мечте, - счастливые люди. Мой сын, например, мечтал быть ученым-биологом. Мы с мужем от этой специальности далеки. Я музыкант. Он инженер. При чем тут биология? Но сын в детстве сказал: «Я буду ученым-биологом». И сейчас он учится на втором курсе, изучает ихтиологию, счастлив, ездит по заповедникам, мечтает бороздить океаны и моря, спасать экологию. Такое вот призвание.

- Расскажите о самом запомнившемся концерте.

- Я всегда пою с детьми песню о счастье. Там есть один повторяющийся куплет, где говорится, что «мы очень счастливы, мы здоровы, мы богаты, мы уверены в себе». Эта песня пришла в тяжелый момент моей жизни. Но она очень радостная. Я пою ее очень часто, особенно в детских аудиториях. Однажды я спела ее в колонии для несовершеннолетних. У меня чуть волосы не встали дыбом. Был хороший диалог с залом, и мне вдруг подумалось: «Дай-ка я ее спою». Начала. А зал - 250 подростков с бритыми головами. И вот я пою: «Мы очень счастливы, мы здоровы, мы богаты, мы уверены в себе». Весь зал громко пел следом за мной - мой ужас и мое счастье. Они весь концерт слушали хорошо. Но эту песню я стала петь на свой страх и риск. После выступления подошла к заведующему клубом и спросила: «Весь зал с удовольствием пел эту песню, может, их как-то настраивают или заставляют?» - «Нет, это потому, что они вот так ее приняли. Если бы не понравилось, давно бы вполоборота спали». Это меня потрясло.

- В чем смысл творчества?

- Для меня каждая песня - некое удивление, откровение. Любой музыкант, поэт, художник, артист призван показывать прекрасное - ту истинную жизнь, о которой мы тоскуем и мечтаем. Но почему-то часто происходит наоборот. И почему-то много талантливых певцов этим не только не занимаются, а поворачивают людей вспять, к каким-то животным началам, от которых надо уходить. Я бы сказала, что это преступление против своего народа.

Я всегда повторяю: все зависит от нас. Каков человек, такое и общество. Нам эту жизнь прекрасную никто не подаст на блюдечке. В каждом человеке проявляется некая уникальная грань мироздания. В одной из песен (она такая полушуточная) я призываю посмотреть в себя. Что там - солнышко светит или засилие репейника. Если солнышко, то расцветают прекрасные цветы, и к этому человеку все тянутся. А если все разбегаются от него, то это повод всмотреться в себя. Что-то в тебе такое живет, что люди отворачиваются. От любви не бегут. Я стараюсь, чтобы дети почувствовали, что они творцы своей жизни. Их сердце и душа тоже творят. Мысли материальны. Как мы думаем и говорим, так и происходит, и в этом большая сила. Сейчас нам необходим духовный ликбез. Это не значит проповедовать какую-то религию. Религия - осознанный выбор и вещь очень индивидуальная. Но есть вещи, в которых должны разбираться все. Например, знать, что нельзя желать зла другому, плохо думать о ком-то... Нужно осознавать, что ты творец своей судьбы и нашей общей жизни. Духовная грамотность людям необходима как воздух.

- Вы готовитесь к концерту или ведете его спонтанно?

- Иногда я составляю список песен, но подавляющее большинство концертов спонтанны. Выхожу и смотрю, какая аудитория: дети, взрослые, верующие, заключенные, бизнесмены. Искусствоведы называют это «огненным творчеством» - когда спонтанно. Мне говорят, что тут или там можно рифму подправить, но я отвечаю, что мое творчество - это ведь не совсем поэзия. Это песня. А переделаешь, что-то уйдет...

- У вас есть кумиры из бардов?

- Мне нравилась ранняя Жанна Бичевская, но подражать я никому не стремилась. Высоцкий, по-моему, в свое время сделал просто неоценимое дело. Прорыв. Я глубоко его уважаю и люблю. Первопроходцам всегда тяжело, это люди героического склада. Но сейчас осмелюсь сказать, что его песни - вчерашний день. Сегодня нужно другое. Должны прийти те люди, которые скажут, что требует наш день. Нас часто уводят от насущных проблем в какую-то жуткую развлекаловку, чтобы последняя извилина и та стала прямая, как шутили у нас в Гнесинском училище. Удовольствие от одежды. От комфорта. Культ наслаждений, обожествление тела. А надо почувствовать, куда Россия-то идет, куда ты идешь. Ощущать сопричастность к нашей общей жизни. Становится привычкой постоянно включенный телевизор. У меня его девять лет не было. Сломался однажды, новый не стали покупать, потом привыкли. Зато столько времени высвободилось! Все новости все равно известны - трехпрограммник стоит на кухне. Зато мы много в семье разговаривали, а сейчас психологи говорят о том, что многие проблемы с детьми заключаются в том, что родители воспитывают их по «касательной»: «А, молодец, ну иди, иди...» Ребенок не получает нужного внимания, и начинаются проблемы. Когда ребенок чувствует, что его любят и что он нужен (а на этих словах можно строить и все остальное), - это все дает силы жить.