Как попадают в дружину? Опять же через друзей. Сначала предлагают вместе пойти в поход, если понравится - приглашают прийти в клуб на занятия. Некоторые уходят. «У нас правила очень строгие», - поясняют ребята. Вот лишь некоторые из этих правил: скаут честен и правдив. Друг всем и брат всякому скауту. Помогает ближнему. Друг природы. Вежлив и услужлив. Чист в мыслях, словах, телом и душой. Трудолюбив, настойчив. Скаут скромен.

- Мы стараемся жить по этим законам, хоть не всегда и получается, - признает старшеклассница Ира.

...Ребята рассказывают, а когда в проеме двери появляется Светлана Анатольевна - полная, добродушная женщина, лица ребят, как подсолнухи, поворачиваются к ней, расцветая озорными улыбками. Светлана Анатольевна, педагог по образованию, работала зам. директора школы, затем в райкоме комсомола. А в 1995 году попала в скаутский лагерь, и через две недели «я стала скаутом спонтанно и надолго».

Это был еще и эмоциональный выбор: «Мне не повезло: было плохое, скучное пионерское детство. Тут же я увидела то, о чем мечтала в детстве: человеческие отношения, нет кличек, издевательств, все - равны, и удивительная атмосфера братства».

Свой первый отряд Карандеева организовала прямо у себя дома. У тех ребят уже есть теперь собственные дети. А Светлану Анатольевну скаутство так захватило, что вскоре она ушла с поста зам. директора коммерческого института, полностью погрузившись в работу с детьми.

Начинали с трудных работ - сеяли траву вдоль всего Ленинского проспекта, зарабатывали себе на компьютер. А когда появилось свое помещение, сами сделали ремонт, заготовили снаряжение.

Долгое время чиновники называли их «сектантами». Их первый закон: «Скаут верен Богу, предан Родине...» - требовали снять. Но Карандеева выстояла: ведь закону этому уже 100 лет. И хотя дружина нерелигиозная, здесь знакомят с основными положениями религиозной морали. В дружине есть и католики, и мусульмане - с ними занимаются по специальным программам. На проведение лагерей берут благословение, верующие дети в лагерях спокойно ходят на богослужение. Постоянно участвуют в восстановлении храмов. Год за годом ездят в Шатурский район, реконструируют храм Рождества Богородицы - кроме них, больше некому.

Разновозрастный состав строится по «скаутской лесенке»: до 12 лет - «волчонок» (термин взят из книги Киплинга «Книга джунглей), после 12 лет - скаут, после 16 лет - ровер, помощник инструктора.

У каждой ступени - своя программа обучения и испытаний. Первое направление - помощь людям. В округе все заборы, все гаражи раскрасили. Проводятся и массовые красочные праздники для жителей. Поздравления ветеранов, помощь старикам. Например, узнав, что одной бабушке надо стекла помыть, тут же вызвались целой бригадой. Ведь и в Торжественное обещание входит обязательный пункт: ежедневное доброе дело.

Второе направление - научение. По сути, это выживание в любых экстремальных условиях - будь то в городе или в лесу. Случись ЧП, они не поддаются общей панике, быстро вызывают «скорую» или пожарную машину.

В лесу строят шалаши, копают землянки, устраивают «Робинзонаду» - выживание на острове с минимумом подручных средств.

Законы не декларативны, а действенны. Если «скаут - друг природы», то для ребят совершенно естественно в захламленных участках леса обновить «экологическую тропу» - собирать мусор в огромные мешки и потом сжигать. Карандеева, кстати, заметила, что и на улице любую бумажку ребята перестали кидать на асфальт, ищут урну. То же и с чистотой родного языка. Мат исключен абсолютно.

Хотя в дружину ходят не сплошь благополучные дети, есть и те, кто стоит на учете в милиции. Если что-то случается, родители первым делом обращаются к Карандеевой.

Одно из достоинств скаутской организации - отсутствие возрастного предела для взрослых: «Скаут сегодня - скаут всегда». Выросшие ребята продолжают дружить, устраивают общие дни рождения, приходят в дружину.

В России пока это экспериментальная программа, в отличие от мировой практики, где она стала классической и типовой.

Сейчас растет число разнообразных детских общественных объединений. «Но скаутинг - ниша, которой нет ни у кого, - считает Карандеева. - Это и привлекательность наших игровых форм, и походная жизнь, и вольный дух, которого не хватает, на мой взгляд, в патриотических клубах».

Но скаутинг сложен. Вряд ли он способен охватить огромные массы детей. Да это и не нужно. В Москве на Совете по детскому движению, в котором Карандеева является сопредседателем, приходится отбивать атаки, убеждать, что всех детей в единую организацию собирать не нужно.

«Кстати, - замечает Светлана Анатольевна, - пионеры и скауты первыми подружились, хотя взрослые опасались, что сразу переругаются. В одном из совместных лагерей даже возникла трогательная любовная парочка пионерки и скаута. Так и ходили, взявшись за руки, всю смену: она - в красном галстуке, он - в желтом с черным».

Основная проблема - финансы. Инструктора, пока учатся в вузах, подрабатывают на стороне и бесплатно занимаются скаутингом. После институтов на основной работе такой возможности у них уже нет.

О себе же Светлана Анатольевна говорит: «Я бы отошла от всего этого, но дети не дают. Да и вообще скаутство - самая интересная часть моей жизни».