Петр ПОЛОЖЕВЕЦ: Тема у нас не очень простая. Она попала в десятку самых горячих тем  на федеральном и региональном уровнях. Мы будем обсуждать профессиональный стандарт педагога. Учителя говорят, что им не хватает свободы. Свободы от чего?
Андрей СИДЕНКО: Свобода должна быть от тех ненужных отчетов, которые выходят за рамки образовательного процесса, и в то же время свобода должна быть для того, чтобы мы могли планировать свой урок, заниматься проектами, выстраивать индивидуальную образовательную траекторию учащихся.
Владимир КИЛЬДЮШКИН: Учителя, с одной стороны, хотят свободы, с другой стороны, несколько опасаются той ответственности, которую они будут нести, получив эту свободу.
Светлана КОЛЕСНИЧЕНКО: Я убеждена, что свобода прежде всего явление внутреннее. Если есть ощущение свободы, педагог сумеет оптимизировать бумажный поток.
Ахбердило АХБЕРДИЛОВ: Я думаю, что учитель оказывается в довольно трудной ситуации. Когда поступают из районного управления образования какие-то бумаги, надо их отработать. С другой стороны, настоящий учитель всегда будет иметь свое собственное мнение и реализовывать его на своих уроках.
Петр ПОЛОЖЕВЕЦ: Вы понимаете, почему я Дмитрия Викторовича прошу высказаться последним? Если он будет говорить первым, учителя подумают, что это генеральная линия партии.
Дмитрий ЛИВАНОВ: Избавление от бессмысленного тотального контроля, мелочной регламентации, огромного количества громоздких инструкций, квалификационных характеристик и так далее - задача, которую нам нужно решить, чтобы у учителя появилось пространство для расширения его педагогической деятельности. Это задача и профессионального стандарта педагога, и в целом нашей образовательной политики.
Петр ПОЛОЖЕВЕЦ: Профессиональный стандарт педагога практически утвержден Минтрудом РФ и сейчас находится на регистрации в Минюсте РФ. На ваш взгляд, он поможет реализации свободы или он еще больше закрепостит учителя?
Сергей КОЛПАКОВ: Стандарт, который сейчас предлагается, рамочный, а значит, есть место для инициативы. Вторая его особенность в том, что он регламентирует не результат педагогической деятельности, а характер деятельности. В этом тоже есть свобода.
Светлана КОЛЕСНИЧЕНКО: Во-первых, стандарт - это гарант того, что можно педагогу делать, чего нельзя. Я не воспринимаю стандарт как ограничение, потому что в нем есть трехчастная структура, дающая возможность учителю простраивать свою деятельность на уровне школы и на уровне региона. Во-вторых, это гарант безопасности. Учителю будет проще выбирать способы, формы и методы работы с конкретными детьми.
Владимир КИЛЬДЮШКИН: Мне кажется, стандарт нужен в первую очередь самому педагогу. Он задает вектор развития, он прописывает те требования, которые мы сами себе должны предъявить.
Ахбердило АХБЕРДИЛОВ: Стандарт - это системные требования. Но это не означает, что человек теряет свободу. Слабым учителям стандарт нужен, чтобы они тянулись к сильным. А сильным - чтобы дальше развиваться, совершенствоваться.
Дмитрий ЛИВАНОВ: С одной стороны, стандарт определяет степень свободы творчества учителя и устанавливает ориентиры для его профессионального развития и совершенствования. А с другой стороны, закрепляет те ожидания, которые общество в целом, семьи, ученики связывают с работой учителя. Баланс между первым и вторым было очень сложно найти, зафиксировать, мне кажется, группа разработчиков это все-таки сделала. В этом ценность документа.
Петр ПОЛОЖЕВЕЦ: Очень простой вопрос: он выполним вообще? Можно ли полностью соответствовать тому, что написано в этом стандарте?
Сергей КОЛПАКОВ: Другого выхода нет. Иначе мы будем нарушать закон.
Светлана КОЛЕСНИЧЕНКО: Мне кажется, стандарт выполним, потому что модель под редакцией Евгения Ямбурга совершенно реальна.
Владимир КИЛЬДЮШКИН: Стандарт выполним. Но есть проблема. Область применения стандарта, в том числе аттестация учителя. Мне кажется, что та форма аттестации, которая существует сегодня, несовершенна. Если на аттестации будут смотреть открытые уроки, изучать формы внеурочной деятельности учителя, а не бумажки с подписями и печатями, такой стандарт можно реализовывать.
Ахбердило АХБЕРДИЛОВ: Стандарт своевременен и необходим. Немного меня смущает, что там мало внимания уделяется воспитанию. Если не будет должного воспитания, мы очередного террориста получим, очередного скинхеда...
Андрей СИДЕНКО: На мой взгляд, стандарт, конечно, выполним. Просто многие путают слово «стандарт» со словом «границы». Стандарт определяет лишь минимум тех навыков, которыми учитель должен владеть. Максимум никто не определяет. Поэтому учитель свободен и может работать так, как ему хочется.
Дмитрий ЛИВАНОВ: Я и мои коллеги исходим из того, что нельзя требовать от педагога того, чему его не учили, и того, что он не знает. И поэтому важно, чтобы этот стандарт задал новую систему ориентиров для системы высшего педагогического образования, профессионального образования в целом, а также системы переподготовки учителей. Очень важно, чтобы стандарт вводился поэтапно, по мере того как будет возрастать готовность к его широкому применению.
Петр ПОЛОЖЕВЕЦ: Что, на ваш взгляд, нужно изменить сегодня кардинально в педагогическом образовании?
Светлана КОЛЕСНИЧЕНКО: По мнению Союза педиатров, здоровых детей у нас всего 2%. С ними нельзя работать по старым методикам. Второй фактор - поликонфессиональность общества. Все эти условия нацеливают нас на то, чтобы мы совершенно иначе работали.
Андрей СИДЕНКО: Было бы интересно попробовать внедрить педагогическую интернатуру. Она позволит выпускнику вуза погрузиться в образовательную среду, он поймет, как работать, что нужно делать.
Владимир КИЛЬДЮШКИН: Новый образовательный стандарт нацеливает нас на то, что мы должны перейти к деятельностной структуре образования. Значит, и студенты педагогических вузов тоже должны прийти к деятельностному образованию.
Сергей КОЛПАКОВ: В систему повышения квалификации я бы включил прежде всего стажировки в различных образовательных учреждениях.
Ахбердило АХБЕРДИЛОВ: Сегодня специалисту в школе нужно быть всесторонне развитым человеком. Потому что время стремительно меняется. И детей сегодня чем-то удивить очень сложно.
Дмитрий ЛИВАНОВ: Я бы выделил три основных направления для изменения в профессиональном педагогическом образовании. Первое - нам нужно готовить учителей к работе в нестандартных условиях, к решению необычных педагогических задач. Второе - усиление практической направленности педагогического образования. Условно говоря, выпускники педагогических вузов, колледжей не должны бояться детей. Объемы педагогической практики должны быть радикально увеличены. И третье, я обратил внимание, когда знакомился с биографиями пяти победителей, они все выпускники классических вузов. Очень важно, чтобы новая система профессионального педагогического образования обеспечивала множественность входов в педагогическую профессию для самых талантливых, самых мотивированных выпускников вузов.
Петр ПОЛОЖЕВЕЦ: Профессиональный стандарт учителя - это требования, выдвигаемые работодателем при приеме сотрудника на работу. К директору школы пришел с заявлением о приеме на работу выпускник вуза. Как директор будет пользоваться стандартом? Что вы можете ему посоветовать?
Светлана КОЛЕСНИЧЕНКО: Директор ориентируется в первую очередь на степень квалификации педагога, на личное впечатление. Ну и, может быть, на рекомендации, которые дает вуз. А стандартом, мне кажется, надо пользоваться позже, когда практика пошла у педагога.
Андрей СИДЕНКО: На мой взгляд, стандарт можно использовать еще в интернатуре, то есть проводить тестирование совместно с вузом, сделать подобие портфолио - карточку, с помощью которой можно подтвердить соответствие этому стандарту, наличие у выпускника вуза определенных компетенций.
Ахбердило АХБЕРДИЛОВ: Когда молодой специалист приходит в школу, даже с красным дипломом, он не может сразу давать уроки, как это делает опытный учитель. Поставить перед ним стандарт и сказать: «Ты должен так вот работать» было бы несправедливо.
Сергей КОЛПАКОВ: Мне кажется, сначала молодому специалисту нужно дать траекторию движения в данной школе, показать образовательные программы.
Владимир КИЛЬДЮШКИН: Оценивать учителя надо через определенное время.
Дмитрий ЛИВАНОВ: Если бы я был директором школы и ко мне приходили молодые люди устраиваться на работу, для меня бы самым важным было наличие интереса и уважения к профессии, любви к детям, желание меняться, узнавать новое и учиться.