- Здравствуйте, Герман Иванович! - поприветствовала его я.

Он улыбнулся.

- Пойдемте-ка на кухню, устраиваться к разговору.

Я стала осторожно обходить стопки потрепанных старинных книг и журналов.

- Когда-то в девяностом году ездил я в Москву по личному приглашению академика Лихачева на форум, посвященный воссозданию Пушкинского дома. Форум собрал пушкинистов из разных стран... - начал свой рассказ Герман Иванович. - И мы с женой тогда повезли туда чемодан редкостей из моей коллекции. Я был удивлен: почему же выставку попросили организовать меня... Была в давние времена уникальная коллекция у одного русского эмигранта за границей - его, кстати, звали Онегиным. Он собирал пушкинские письма, книги поэта редких (прижизненных) изданий. В России о собрании узнали в 1908 году и заспешили приобрести - вдруг пропадет. Выделили «эмигранту» ежемесячную помощь тысяч в десять: на его житье-бытье и на пополнение коллекции для Румянцевского музея. И Онегин стерег собрание. Но в годы гражданской войны связь с ним была утеряна. В моем хранилище сегодня подобран разнообразный материал. Около двух тысяч экспонатов сейчас живут там, в большой комнате. Моя коллекция интересна людям: я делал выставки в Москве, Воронеже, Рязани.

...Увлечение Пушкиным к мальчику Герману Щекутову пришло от мамы - она перед сном рассказывала сказки поэта. Потом ему захотелось узнать, кто это такой. В 1943 году большинство ребятишек рисовали войну, а в альбоме у Германа появилась детская иллюстрация к «Сказке о рыбаке и рыбке».

- 25 с лишним лет я хожу и прошу помещение, - вернулся к сегодняшнему дню Герман Иванович. - Призываю: «Отдаю коллекцию так». И комнату бы даже под нее свою отдал. А чего я добился? Ничего.

Герман Щекутов за свои 74 года не знал, что такое курорт или дом отдыха. До пенсии он работал в школе учителем труда и, как только наступал отпуск, трудился над пополнением коллекции. Во время одного из отпусков они с женой Катей (ныне покойной) два месяца реставрировали... памятник Пушкину. Однажды Герман Иванович пришел к другу в горный техникум и увидел на лестнице пушкинскую голову - осколок памятника. Не удержался, спросил, можно ли забрать... Разрешили и в придачу дали туловище, только без носочка на ноге... Носочек-то они с женой и мастерили.

- Есть у меня огромный метровый альбом 37-го года, - гордо рассказывает Герман Иванович. - Его делали лучшие художники СССР к столетию со дня гибели поэта. В нем портреты друзей и врагов Пушкина. Альбом вышел тиражом всего лишь пять тысяч экземпляров.

...«Герман», - еще раз, уже уходя от Щекутова, повторила я про себя его имя. А ведь этого человека все связывает с великим поэтом. Я шла по улицам своего родного Екатеринбурга и думала: городу, который не может такому энтузиасту предоставить помещение под музей, должно быть стыдно.

Екатеринбург