Взгляд снизу

На каждого из нас вдруг посыпался ворох неприятных известий. Перемены ожидают здравоохранение и образование, потеряют финансирование многие привычные сферы, узаконена отмена льгот. Правительство говорит о борьбе с бедностью и обеспечении жильем, но лучше не становится. Бюджетникам обещают прибавить лишь 20 процентов зарплаты. Что же происходит? Ответ простой: наступило время социальной революции, которую проводят сверху.

Но нам не хочется никаких потрясений, говорят (или думают) возмущенные граждане. Мы голосовали за Путина и «Единую Россию», потому что они - за стабильность. И нам хотелось, чтобы власти добавляли зарплаты и не трогали. Получается же все наоборот: денег не дают и весьма ощутимо трогают устоявшееся: образование и медицину, например. К лучшему ли? Но, может быть, это и есть проявление той самой политической воли, которого все ждали?

Нам казалось, что административная реформа, как и налоговая, да и многие другие, - это перемены в верхах. Что плохого: сократят чиновников, народу станет легче жить. Но, оказывается, что с чиновниками перераспределяются и деньги, которых в регионах и так мало. Правительство задумало перемены именно сейчас не случайно. Время выборов прошло, налицо полное одобрение и доверие к президенту. До следующих выборов еще три года. И политикам надо успеть убедить всех, что реформы произошли во благо. А к новым выборам все и притерпятся.

Взгляд сверху

Некоторое время назад власти сделали осознанный выбор стратегии. Налоговая реформа идет первой, она даст бизнесу дополнительные средства, двинет экономику заметными темпами, и именно это будет способствовать благосостоянию граждан. Правда, когда же это будет? Ясно, что не скоро, несмотря на цель, поставленную президентом, - удвоение ВВП к 2010 году.

Итак, Госдума приняла поправки в главу Налогового кодекса о ЕСН. Этот налог, который берут с фонда оплаты труда предприятия, снижается с 35,6% до 26%. Бизнесмены на этом выиграют 280 млрд. рублей, и, как надеется правительство, руководителям предприятий выгоднее будет показывать реальные зарплаты своих сотрудников. Даже появится возможность прибавить им 10 процентов к окладу. Пенсионный фонд настаивает на том, чтобы эти дополнительные средства были направлены на повышение зарплат работникам и создание новых рабочих мест, иначе они будут считаться сверхприбылью и облагаться высоким налогом. ПФ даже разработал соответствующие поправки и собирается внести их в Думу. Однако юристы считают, что так ставить вопрос незаконно.

В отличие от предпринимателей бюджет эти 10 процентов точно оставляет себе. Повышения зарплат бюджетников из-за экономии на налоге не будет. Как сказал вице-премьер Александр Жуков, «им платят из бюджета, и здесь другие правила». И это несмотря на то, что цены на нефть, а следовательно, и доходы бюджета высоки, как никогда.

Объявленная борьба с бедностью, несомненно, скоро закончится, сразу, как только льготникам выдадут первые деньги. Льготы-то ведь были деньгами государства, а тут статистика покажет их как деньги населения. Получится, что доходы возросли, и бедных поубавилось.

Затевая замену льгот, правительство столкнулось с тем, что многие ветераны идут по двум спискам, а часть льготников вообще ничего не получает. Государственная статистика пока не может ответить на простые вопросы. Так что в ближайшие годы льготникам, чтобы получить положенное, еще предстоит выяснение отношений с чиновниками, прежде чем все бумаги будут приведены в порядок и появится единая база данных.

Следующим шагом правительства станет реформирование льгот федеральных чиновников. Четыре из них - служебный автотранспорт, медицинскую помощь, служебное жилье и санаторно-курортное обслуживание - частично заменят деньгами. Во сколько это обойдется бюджету, эксперты назвать не берутся. По той же причине - нет статистики, неизвестно, сколько точно бюджет сегодня тратит на содержание госаппарата. Очевидно только, что десятки тысяч долларов в год на одного среднего чиновника. Как будет выглядеть замена этих льгот, станет ясно к 1 ноября, когда Минздрав, Минфин и Управление делами президента представят необходимые расчеты. Но бюджет будущего года к тому времени будет практически утвержден, так что перемены начнутся не ранее 2006 года. Они коснутся примерно 400 тысяч человек, но «волну» протеста эти люди вряд ли поднимут.

Чтобы народ не тревожился в отношении своего будущего, ему предлагают проследить за работой министерств, проверить, на что расходуются бюджетные деньги. Ибо новые ведомства теперь будут только и думать о достижении конкретных результатов к определенному сроку. Правительство назвало четыре основные цели: повышение качества жизни граждан, создание условий для ускоренных темпов экономического роста, создание потенциала для развития будущих поколений и обеспечение безопасности страны. Президент предложил побыстрее довести показатели до сведения граждан, чтобы было видно, «где мы находимся сейчас, и динамику за последние 4-5 лет».

Что касается перспектив, то Министерство образования и науки, например, рассчитывает, что затраты на научные исследования и разработки возрастут на четверть к 2007 году. При этом в полтора раза должно увеличиться количество исследователей моложе 39 лет к 2012 году. Министерство в ответе за то, что к 2010 году с 62,5 до 80% возрастет доля населения в возрасте 25-34 лет с образованием не ниже среднего специального. С 59,5 до 75% к 2010 году увеличится число детей дошкольного возраста, охваченных программами дошкольного образования. А общее образование получат 98% детей в 2010 году против нынешних 89%.

Еще к концу десятилетия сократится количество безработных и беспризорников, подрастет обеспеченность жильем, а также слегка увеличится продолжительность жизни. Полностью спрос на лекарства для льготников будет удовлетворен к 2008 году. Многие утверждают, что, двигаясь такими темпами, к концу десятилетия мы достигнем уровня среднеразвитых стран, таких, как Греция и Венгрия. Причем для этого министерствам нужно будет еще побороться за бюджетные деньги. Или заняться приписками, что привычней. Ведь пока не определен механизм ответственности за невыполнение тех или иных показателей. Такой вот у нас получился забавный 6-10-летний план развития народного хозяйства.

Взгляд со стороны

Оказывается, социальные реформы в разных странах имеют много общего, и потому они оказались в центре внимания ученых. О том, как перемены в здравоохранении и образовании проходили в Латинской Америке, рассказывает Д. Нельсон из Центра Вудро Вильсона, США:

«Почему так сложно реформировать здравоохранение и образование? Такая проблема существует во всех странах, и это проблема политическая. В США, например, до сих пор у 40 миллионов человек нет медицинской страховки. Министерства всегда противятся изменениям.

Главврачи и директора школ в свою очередь боятся, что с них снимут финансирование, потому что новая система всегда предполагает оплату по результатам.

Нас очень удивило то, что реформы не пользуются популярностью у предпринимателей, которые выступают только за снижение налогов.

Издержки реформ видны, а положительные результаты будут заметны, когда политики, проводящие их, уйдут со своих постов. Они ничего не теряют оттого, что реформы не работают, поэтому обычно и не торопятся.

Очень важно правильно выбрать стратегию и тактику. Нужно, чтобы менее популярные реформы объединялись с более популярными и основывались на потенциале местных властей. Причем радикальные реформы всегда приводят к увеличению расходов, а результат не всегда бывает положительным. В Колумбии, например, это увеличение не привело к повышению качества услуг».

P.S.

Само собой напрашивается сравнение: реформы напоминают еду - что считается полезным, то невкусно. Наше отличие от Латинской Америки в том, что ни у кого нет доверия к властям, которые подозрительно быстро хотят сделать нас богатыми. Что касается увеличения расходов на реформы... Заинтересованные лица при перераспределении денег всегда найдутся и уж точно свое получат, только вряд ли учителя войдут в их число.

Вспомните тем не менее американский сериал «Скорая помощь». Разговоры о финансировании больницы и статьях экономии там ведутся всеми, даже рядовыми сотрудниками. Таково и наше будущее, хотим мы этого или нет.