Силовики - бессильны. Общество - нет

Оценка обстановки

Четкое выполнение задачи начинается с четкости ее постановки. Но до этого надо правильно оценить обстановку, ни в чем себя не обманывая. Логика здесь элементарная - за неправильной оценкой неизбежно следуют ошибочные решения, напрасные усилия, выброшенные на ветер средства, погибшие товарищи и провал. Это я говорю как офицер спецназа. Как профессионал разведывательно-диверсионного подразделения я хочу заступиться за милиционеров, «гаишников», контрразведчиков, вообще людей в форме, которых сейчас не обливают грязью только ленивые. Исключения делаются только для «мужиков в бронежилетах», как на «Эхо Москвы» назвали бойцов спецназа, вошедших в бесланскую школу №1. Их действительно трудно упрекнуть, пренебрегающих правилами спецтактики и лезущих на рожон прямо под пули, потому что там... дети. Но сейчас речь не о них.

В английском языке есть поговорка о том, что «не следует пороть загнанную лошадь». Так вот, как бы мы не «пороли» наши спецслужбы и несчастных «ментов», они не смогут защитить все наши школы, детские садики, храмы, электрички и автобусные остановки. И дело не в коррумпированности. Милиционеров-взяточников не больше, чем взяточников из числа директоров школ, ректоров вузов, работников разного рода администраций, бюро технических инвентаризаций и т.п. Так что не надо в связи с этим оскорблять всех милиционеров, заявляя, что они за 100 баксов пропустят грузовик с гексогеном. Честным людям, рискующим на дорогах жизнью, это может напрочь отбить желание защищать столь «признательную» публику... Мы уже жили по принципу «изменил жене - Родину продаст». Хватит.

Действующая в России система безопасности не может защитить своих граждан не потому, что там работают плохие или некомпетентные люди. Эта система создавалась для других угроз и абсолютно не подготовлена к защите детских учреждений от профессиональных отрядов вооруженных диверсантов. К этому не подготовлена ни одна система безопасности мира, кроме Израиля.

Судите сами, спецгруппы «Вымпела», одной из которых я в свое время командовал, на оперативно-боевых учениях в период от одной недели до месяца были в состоянии изучить и условно уничтожить практически любой самый секретный, самый охраняемый объект СССР. Заводы по производству ядерных боеприпасов, боевые железнодорожные ракетные комплексы с межконтинентальными баллистическими ракетами, атомные электростанции, химические заводы - вот неполный перечень объектов, возможность полного уничтожения которых была не только доказана, но и смоделирована при самом активном сопротивлении контрразведчиков, агентуры КГБ и привлеченных ресурсов МВД. Тысячи специально обученных и заранее предупрежденных людей охотились за диверсантами «Вымпела» в ходе каждого такого учения.

В 9 случаях из 10 спецгруппы выполняли поставленные задачи успешно.

Что мы имеем сейчас? Нас реально атакуют такие же профессионалы, только не понарошку. Они вооружены и обучены не хуже (!!!) нас. И атакуют они гражданские (!!) объекты, каких в России сотни даже в самом маленьком провинциальном городе. Об экипировке, средствах связи и медикаментах, которыми располагают сейчас террористы, мы даже не могли мечтать. Наука организации подполья и ведения партизанской войны элементарно обыгрывает любые физические кордоны силовиков. Для этого существуют такие приемы, как «просачивание», «легендирование», заблаговременное оборудование тайников и схронов, конспиративные способы связи и прочие шпионские премудрости. Да не передвигаются террористы в полном боевом снаряжении в грузовиках по всей стране! Бред это. Правила проведения диверсионных мероприятий требуют, чтобы ударные силы собирались в единый кулак в самые последние минуты, а еще лучше - секунды. Принципы проведения столь популярных у современной молодежи акций типа «флэшмоб» в этом смысле полностью совпадают с принципами спецопераций.

Вся наша страна, весь мир могут оказаться сегодня в ситуации рыцаря, закованного в латы, выехавшего на бой со злом в обличье дракона, но погибшего от укусов ядовитых комаров. И средство борьбы с этим новым злом надо искать не в совершенствовании старых средств и методов защиты, а в проектировании новых, как сейчас модно говорить, асимметричных решений. Предлагаю подумать на эту тему.

Принятие решения

Любое решение, доведенное до конца, - правильное. Этот принцип очень хорош для спецназа. Не дай Бог, чтобы нас убедили в том, что этот же принцип хорош для политиков. Проще всего обвинить во всем Чечню и весь свой народный гнев направить против этого кавказского народа. Сейчас перед властью стоит огромная проблема - как сублимировать эту справедливую ненависть, как выпустить этот страшный энергетический пар, пока он не развернулся против самой власти. Страшно подумать, что будет, если некоторые политические «ястребы» реанимируют такие «простые» сталинские решения, как выселение народов и организованный спецслужбами этнический геноцид. Кто там на рынках будет отличать чеченцев от ингушей, осетин или кабардинцев? «Бей черных!» - вот какой реакции ждали от России мясники из Беслана, называвшие себя горцами. Правда, «горы» доброй половины из них оказались в пустынях Аравийского полуострова и Ближнего Востока. Как защитить от этих профессиональных киллеров наших детей, понимая, что правоохранительные органы не в состоянии сделать это по вполне понятным, объясненным выше причинам? Как не уползти обратно в пещеры тотального государственного контроля над гражданами? Как мобилизовать нацию, не прибегая к сталинским методам с минимальным ущербом для наших гражданских прав и свобод?

Мне видятся две логики борьбы с угрозой терроризма. Первая - это возложение всей ответственности на государство и оказание ему всяческой помощи вплоть до самоограничения нации в основных правах. Реальный путь, но опасный. Опасный тем, что в боях с терроризмом государство может не захотеть менять обратно правила игры, и мы с неизбежностью превратимся в полицейское государство.

Другая логика - это гражданская самооборона всей нации, где населению в противостоянии с терроризмом отводится роль полноправного партнера, а не пассивной людской среды для разворачивания агентурно-оперативной деятельности. Говоря о полноправном партнерстве, я имею в виду не только декларацию прав российского сообщества о контроле за спецслужбами но и установление (в т.ч. законодательное) процедур участия ответственных российских граждан в осуществлении антитеррористической деятельности.

Лозунг «Помни о Беслане!» должен быть записан в наших сердцах и передаваться от поколения к поколению. Но я не политработник, я - менеджер. В этой связи хочу сформулировать ряд замыслов, которые, на мой взгляд, могли быть положены в основу общественно-государственной доктрины противодействия террору.

Мы должны научиться быть в процессе, а не жить от одного мероприятия по повышению бдительности к другому. В спецслужбах это называется «непрерывность контрразведывательной работы». Я собственно к этому и клоню - все население России должно быть обучено азам контрразведки и уметь применять эти навыки в своей повседневной деятельности.

Антитеррористическая готовность должна стать одним из самых престижных элементов образа жизни у современных подростков и молодежи. Она же должна стать составной частью патриотического воспитания и социализации российских школьников и студентов. Тематические занятия курса ОБЖ с пугающим названием «Как вести себя при теракте» - неплохое средство для формирования фобий у подрастающего поколения и эффективного запугивания тех, кого еще не успели запугать террористы. Интересный игровой курс выживания, заканчивающийся летним приключенческим лагерем с палатками и обязательным проведением спасательных работ - вот это действительно эффективное средство в борьбе с террористическими атаками. Не могу не вспомнить свое любимое молодежное движение - скаутинг. «В любой момент БУДЬ ГОТОВ к любой чрезвычайной ситуации и помощи пострадавшим людям» - этот скаутский призыв передает главную идею моего обращения - мало знать алгоритм эвакуации и поведения заложников при захвате, надо быть в постоянной готовности зафиксировать признаки его подготовки и предотвратить теракт в любую минуту всеми доступными средствами.

Значительный человеческий ресурс в борьбе с терроризмом - российское студенческое сообщество. Уверен - огромное количество молодых людей готово не только пройти специальную подготовку, но и вести активную работу с населением по выявлению признаков подготовки терактов на самой ранней стадии.

Домохозяйки и бдительные пенсионеры - один из самых надежных барьеров на пути совершения теракта. Это проверено в десятках стран мира.

Вооруженное взрослое население, особенно в отдаленных российских провинциях, где путь от работы до квартиры занимает 15-20 минут, должно быть подготовлено для действий в качестве народного ополчения и иметь положенное по закону гладкоствольное оружие у себя дома в специально оборудованных сейфах. В Швейцарии - это, кстати говоря, норма. Несомненно, неуправляемая вооруженная толпа - досадная помеха на пути профессионалов. Но те же самые люди, заранее разбитые на отряды, обученные и приданные штабу по проведению контртеррористической операции, - неоценимое подспорье в оцеплении, дальних заслонах и фильтрационных мероприятиях. И знаете, почему? Это солдатик в милицейской форме может задремать в самую ответственную минуту, а отец, охраняющий жизнь своих детей от реальной угрозы, - никогда.

Организация взаимодействия

Так кто же и какими силами может реально противостоять профессиональным убийцам, пришедшим за нашими детьми? Как не на словах, а на деле мобилизовать нацию? Попробую сформулировать главные мысли.

Конечно же, вооруженная борьба с терроризмом - это профессиональный долг федеральной спецслужбы и, следовательно, ФСБ.

Однако когда дело доходит до вооруженной борьбы, бывает уже поздно. Лучшая профилактика терроризма - это бдительность граждан по месту жительства и усиление службы участковых. Любому теракту предшествует проникновение преступников на территорию того или иного города, базирование, т.е. поселение среди нас и подготовка преступления. На любом из этих этапов бандиты оставляют следы. Население должно знать основные разведпризнаки поведения диверсанта на всех этапах его деятельности, для чего должен быть организован общероссийский ликбез по месту жительства на эту тему.

Министерство по чрезвычайным ситуациям должно пойти в массы и не просто заниматься просвещением, а создавать внештатные группы спасателей, регулярно проводить их тренировки и обеспечивать их взаимодействие с силовыми структурами.

Особое внимание - созданию народных антитеррористических дружин при региональных структурах ФСБ. У таких дружин должна быть только одна сфера ответственности (и только одно полномочие) - профилактические беседы и опрос граждан на предмет выявления признаков подготовки терактов без проверки паспортного режима и регистрации по месту жительства.

Пора ставить вопрос о регулярном народном ополчении по месту жительства. Ополченцы должны проходить тщательный отбор и проверку, чтобы туда не попали больные люди и те, кому нельзя давать оружие в руки. Процедура приобретения, хранения и регистрации оружия может оставаться прежней. Группы народного ополчения должны проходить особенно тщательную подготовку, включая тактику действий во время штурма здания, боя в городе, организации фильтрационных мероприятий и т.п. Это нужно не столько для того, чтобы идти на штурмы вместо подразделения спецназа, сколько для того, чтобы не болтаться под ногами и эффективно взаимодействовать с профессионалами, если такая ситуация настанет.

Особая роль должна быть отведена Министерству образования и науки, вузам, школам и учреждениям дополнительного образования. Их роль - не только обучить детей и молодежь определенным навыкам и вооружить специфическими антитеррористическими компетенциями, но прежде всего воспитать поколение граждан, способных противостоять терроризму, не бояться этой проблемы и быть в готовности к встрече с ней, активной самообороне и защите окружающих людей.

Управление системой национальной самообороны должно быть обязательно общественно-государственным. Гражданские лидеры местных сообществ должны входить в городские штабы противодействия терроризму, отвечать за рекрутинг добровольцев, рекомендовать мужчин, готовых войти в группы народного ополчения, вести сбор средств и активную пропагандистско-просветительскую работу среди населения. Профессиональные сотрудники спецслужб должны подключиться к организации специальной подготовки добровольцев, их оперативного сплачивания и отработки взаимодействия с силовыми структурами.

Надо перестраиваться и силовикам: учиться открытости и партнерству с населением. Безусловно, я не имею в виду при этом разглашение сведений, касающихся агентурно-оперативной деятельности и деталей планирования спецмероприятий во время контртеррористических операций. Опыт Беслана показывает, что это возможно. Любая излишняя закрытость, утаивание от населения некоторых обстоятельств и собственных ошибок, мотивированное заботой о «чести мундира», сыграет только на руку террористам и их пропагандистской машине. Все, что может быть показано гражданам, должно быть показано немедленно. И не стоит бояться так называемой психоинформационной волны - она появляется там, где нет полной информации, но есть поле для перетолковывания и интерпретаций.

Анатолий ЕРМОЛИН, депутат Госдумы России, подполковник запаса, в прошлом начальник оперативно-боевого отделения группы «Вымпел», лауреат Премии Президента в области образования

P.S.

Данную статью я прошу считать официальным предложением о сотрудничестве к Законодательному Собранию, правительству, президенту, губернаторам и главам администраций, силовым структурам, лидерам общественных организаций и российской общественности. Как руководитель одного из крупнейших молодежных движений России «Лига дела» и детско-юношеского объединения «Российская ассоциация навигаторов/скаутов» я уполномочен заявить, что мы открываем новое направление нашей деятельности - программу контртеррористического просвещения молодежи «Помни о Беслане». Приглашаем к сотрудничеству Министерство образования и науки России, органы управления образованием любого уровня и других партнеров, заинтересовавшихся предложенными идеями.