- Пелагея, в этом году в свой день рождения вы катались с друзьями на теплоходе по Москве-реке. Несколько лет назад отмечали праздник в компании дельфинов в столичном дельфинарии. А какой самый главный подарок вы в жизни получили?
- Видимо, голос. Всегда отдаю себе отчет, что те дифирамбы, которые часто слышу, ко мне на самом деле имеют весьма опосредованное отношение. Это ведь не мне лично комплименты, а тем звукам, которые благодаря матушке-природе я могу извлекать. Получается, что для меня работа - это не тяжелый труд, а радость, так как голос - это данность, и моя задача все это сохранить, приумножить и придумать, как можно применить этот подарок.
- А свое первое знакомство со сценой помните? Было ощущение, что там-то вы и останетесь, что это навсегда?
- Очень хорошо помню. Мне было тогда 4 года. Никаких предчувствий, голоса свыше, ничего волшебного и сверхъестественного, конечно же, не было и быть не могло: первая встреча со сценой оказалась крайне неудачной. Я застеснялась и расплакалась - нормальная детская реакция на повышенное внимание, мне кажется. Десятки глаз, груз ответственности, который ощутила просто физически, конечно же, в тот момент не могли ни помочь, ни сил придать. Несколько раз я пыталась начать свое выступление заново, каждый раз слезы лились все сильнее и сильнее, в итоге я развернулась и убежала прочь. И только много позже поняла: то удовольствие, которое дарит сцена, не сравнимо ни с чем. Это как прыжок с парашютом: невозможно ощущение прекрасного свободного падения испытать на земле. Самое важное здесь - обмен энергией со зрителями. Совершенно волшебное действо! Тот, кто однажды оказывается в него вовлечен, забыть это чувство уже не сможет.
В медицине существует такой метод - психодрама, когда в некоей импровизации человек проигрывает свои горести и проблемы, тем самым изживая их. А у меня есть психопесня, потому что с многими неприятностями, переживаниями, сомнениями борюсь при помощи музыки. В обычной жизни я, как и любой другой здоровый человек, не всегда могу вести себя так, как хочу. А на сцене это то, что нужно. И я абсолютно счастлива, сублимируя какие-то свои странности в творчество.
- Неужели теперь, выходя на сцену, ни капли не волнуетесь?
- Что вы, волнуюсь, конечно! Это нормально. Вы не поверите, но вообще-то я очень стеснительный человек, излишнее внимание меня тяготит. Но когда я вхожу в большой, пока еще темный зал и думаю, что скоро он наполнится публикой, испытываю благодарность к каждому зрителю, который придет на концерт. Для меня невыразимое счастье осознавать, что наша музыка действительно нравится людям. В этом смысле я очень сентиментальна.
- А природу этой зрительской любви вы никогда не пытались анализировать?
- Думаю, дело в том, что мы работаем честно, а по-другому просто не получается. Много гастролируем по России и за рубежом, ездим туда, где живут наши соотечественники. Прекрасно понимаю, что люди идут к нам не столько потому, что группа «Пелагея» такая замечательная, хотя без ложной скромности скажу: мои музыканты - настоящие виртуозы. Главное - это тот материал, с которым мы работаем, и наше к нему искреннее, любовное отношение. Народная песня, она такая разная, непостигаемая до конца: есть замечательный городской фольклор, старинные северные напевы, музыка казаков. Изучать все это можно до бесконечности.
Когда смотришь телевизор, слушаешь радио, кажется иногда, что нашим современникам исконная русская культура не интересна вовсе. Ее ведь в эфире практически нет. Но это не так: интересна, и еще как, только вот артистов, которые в этом поле решаются работать, немного. Прекрасно понимаю, что наш зритель - горожанин, привыкший к шуму улиц, к бешеному ритму, к скорости, у него в душе урбанистическая музыка. Хочется подарить ему немного романтики, вернуть к корням, к чему-то исконному, аутентичному, крепкому, настоящему. Вот льется на нас с экранов что-то такое пошлое, полупьяное, разухабистое, и волей-неволей начинаешь верить, что все мы такие же, полупьяные. Но это неправда. Русский человек - он же аристократ духа, только его часто вынуждают забыть об этом.
- Вы исполняете русские песни практически с пеленок. Необычный выбор для современной маленькой девочки...
- Вот именно, что с пеленок. К счастью, это были первые звуки, которые я услышала, осознала, а значит, и полюбила. В нашем доме русская народная песня звучала без обработки. Пела мама. Пели бабушка с дедушкой. Я слышала, как гармонично они раскладывали все это на голоса, как менялись их лица, становились мягче, счастливее. Чувствовала, что в этот момент между ними происходит какое-то волшебство. И я тоже хотела быть частью этого волшебства. Во мне же этническая музыка рождает какие-то совершенно удивительные эмоции. Никаким другим направлениям это не под силу. Начинаю острее ощущать свои корни, превращаюсь в женщину славянского племени.
Какое счастье, что у меня изначально не было ни шор, ни предрассудков, которые мешают многим моим сверстникам: мол, я такой весь из себя модный, слушаю «продвинутую» музыку, и вдруг пойду на концерт русской народной песни - вы что же меня за сумасшедшего держите? Жалко мне таких ребят, они себя нещадно обкрадывают.
- Ваша весьма резкая оценка современного телевидения не помешала вам тем не менее принять участие в шоу «Голос».
- С удовольствием согласилась поработать на этом проекте педагогом и наставником, потому что, во-первых, знаю и уважаю его западный аналог, шоу Voice. Для нашего телевидения это был прекрасный шанс что-то изменить, показать новые красивые и талантливые лица, сделать акцент на живой музыке. Мы сейчас много говорим о всякого рода ответственности, о том, как у нас все плохо и лживо, а где-то там, за семью морями, честно и хорошо. Да, открещиваться не буду, сама при каждом удобном случае замечаю, что на телевидении нашем мало хорошего, сплошная фонограмма. И тут появляется шанс поучаствовать в кардинальных переменах. Значит, нечего зарывать голову в песок, надо идти и менять.
Кроме того, привлек состав коллег-наставников: Леонид Агутин, Дима Билан, Александр Градский. Оказаться в таком музыкальном веере для меня огромная честь. Все они музыканты с большой буквы и, как оказалось, еще и совершенно удивительные люди. Мы подружились. Одну из песен Александра Борисовича Градского я исполняю на концертах. Я вообще Градским очарована: он очень тонкий, эмоционально отзывчивый, добрейшей души человек. Так что «Голосу» благодарна уже за то, что открыл всех этих людей с совершенно новых для меня сторон.
- Победительница «Голоса» Дина Гарипова приняла участие в «Евровидении». А вам не хочется представить Россию на каком-нибудь международном конкурсе?
- Нет, не хочется. С детства не люблю конкурсы, хотя и участвовала в них неоднократно. Я не азартна. Дух соперничества, соревнования - все это не мое. К тому же музыка не спорт, к чему вся эта гонка за лидером? Даже своей команде на «Голосе» старалась объяснить, что у нас нет победителей и проигравших, а есть просто увлекательная и интересная игра, ставшая на какое-то время частью нашей жизни. Так давайте проживем этот отрезок с удовольствием, в радость. Убеждена, что между музыкантами не должно быть никакой конкуренции: на талантливых артистов зрителей всегда хватит. Мы должны дарить друг другу мир и добро. Возможно, кто-то упрекнет меня за отсутствие амбиций, самолюбия. Что ж, прошу считать меня пацифистом.
К тому же престиж и значение «Евровидения» явно преувеличены. И сравнивать его с Олимпийскими играми я бы уж точно не стала.
- Пелагея, у вас такой плотный концертный график, гастроли, телевизионные проекты, а вы, говорят, еще и собственный фестиваль затеяли!
- Да, фестиваль «Поле-musiс» этим летом прошел уже в третий раз. Впрочем, это не совсем фестиваль, где одна музыкальная команда просто сменяет на сцене другую, скорее огромный международный концерт. Мы приглашаем артистов, представляющих разные культуры: национальные, музыкальные, песенные. И как на настоящем поле есть разнотравье, множество цветов, камешков, так и на «Поле-musiс» есть группа «Пелагея», импровизирующая вместе со своими друзьями. В этот раз к нам в гости в московский сад «Эрмитаж» приехали потрясающая узбекская рок-певица, блистательная Севара и певец, гармонист самобытный Юрий Щербаков, эдакий шукшинский герой. Мы все такие разные - и в этом прелесть. Изначально мы этот фестиваль и задумывали, чтобы доказать: нет таких культур, которые не сочетались бы друг с другом. И если на сцене могут органично сосуществовать разные ритмические рисунки, разные национальные мотивы, то, значит, и представители разных стран и народов могут прекрасно друг друга понимать. Да, наши языки подчас не похожи, но ведь в каждой национальной традиции пропагандируются и пестуются одни и те же ценности: любовь, мир, жизнь.
До сих пор этот проект мы готовили исключительно за свой счет, но сейчас ведем переговоры с несколькими крупными компаниями, которые заинтересовались нашей интернациональной идеей, и, бог даст, уже в следующем году получим некую финансовую поддержку и сможем привезти в Москву артистов настоящего мирового уровня, диаметрально полярных культур.
- А с кем из звезд мировой музыки вы бы хотели вместе выйти на сцену?
- Поработать с Питером Гэбриэлом - вот она, моя мечта! И не только моя. Думаю, выступить с ним, наверное, хотел бы любой музыкант, всерьез занимающийся этнической, «корневой» музыкой. И самое замечательное, что совсем уже скоро встреча с Гэбриэлом случится: 21 сентября он привозит в Кисловодск свой фестиваль WOMAD и группа «Пелагея» будет там выступать. Ответственность колоссальная, для этого концерта мы готовим новую программу, чтобы достойно представить нашу национальную культуру, ее прошлое, будущее и настоящее.

Досье «УГ»

Пелагея ХАНОВА родилась в Новосибирске в 1986 году. Родители назвали дочь необычным старинным именем, но в свидетельстве о рождении записали ее Полиной. Получая свой первый паспорт, девочка ошибку эту исправила. В восемь лет Пелагея без экзаменов поступила в музыкальную школу при Новосибирской консерватории, а в десять победила на популярном тогда детском телевизионном конкурсе «Утренняя звезда». Переехала в Москву, в школу при Институте им. Гнесиных. В 14 лет экстерном окончила школу и поступила на эстрадное отделение Российской академии театрального искусства.
Пела дуэтом с самыми именитыми русскими рокерами: Гариком Сукачевым, Вячеславом Бутусовым, Александром Ф. Скляром, Инной Желанной. После знакомства с Пелагеей Галина Вишневская предрекла ей блестящее оперное будущее. Как видим, примадонна ошиблась лишь отчасти.