У каждого бывают моменты торжества и моменты досадных ошибок. В 2007 году на Международной биологической олимпиаде (МБО) российская сборная завоевала лишь одно «серебро» и одну «бронзу», хотя являлась одной из команд-старожилов олимпиады. В этом году из швейцарского города Берна, где проходили соревнования, ребята приехали уже с четырьмя медалями. О том, что помогает последовательно возвращать команду к прежним высотам, размышляет руководитель национальной сборной на МБО Глеб ШВЕЦОВ.

- Глеб Геннадьевич, результаты этого года были ожидаемы или хотелось чего-то большего?
- На самом деле, согласитесь, всегда хочется большего. Но результат, который мы привезли из Берна, мне кажется очень хорошим. Во-первых, он не хуже, чем прошлогодний, мы его полностью подтвердили: в нашей копилке вновь две золотые и две серебряные медали. Даниил Никитин и Анна Абашева завоевали «золото». У Даниила лучший в нашей команде личный результат - 11-е место из 240 участников. У Айнура Максутова и Виктории Лавреновой - «серебро». Кстати, это уже второе международное «серебро» Виктории. Можно сказать, что в этом году она в определенном смысле была самым опытным участником сборной, ведь она поехала на МБО уже во второй раз. Во-вторых, я думаю, мы выступили весьма достойно еще и потому, что в общекомандном зачете наша страна на пятом месте, притом что участвовали в состязаниях представители более 60 государств.
- Из чего вообще складывается результат выступления на олимпиаде? Из особой подготовки?
- Результат выступления на олимпиаде - это всегда, с одной стороны, следствие личного багажа знаний школьника, но, с другой стороны, конечно же, это еще и результат целенаправленной подготовки. Уже не первый год на базе Московского государственного областного университета совместно с МГУ им. М.В. Ломоносова мы проводим учебно-тренировочные сборы по подготовке команд к участию в МБО. Накопленный опыт участия в состязаниях такого уровня в лице нашего научного руководителя, заместителя декана по научной работе биологического факультета МГУ Александра Михайловича Рубцова, мой личный опыт как руководителя сборной, а также председателя центральной предметно-методической комиссии по биологии Владимира Васильевича Пасечника дает нам возможность ответственно подойти к подготовке будущих членов команды, обратить их внимание на важные нюансы. В итоге школьник, применяя свой личный багаж знаний, помноженный на наши рекомендации, продолжительные и продуктивные тренировки, показывает хорошие результаты.
- Процесс подготовки сборной - это сложившаяся система со своими строгими традициями или гибкая практика, которая легко изменяется вместе с меняющимися требованиями олимпиады?
- Вы правильно отметили, что МБО ежегодно меняется, однако неизменной остается ее общая направленность. Те нюансы, которые нам нужно будет учесть при подготовке новой сборной, мы скорее всего узнаем в ближайшее время. Кстати, некоторые соображения по поводу того, как улучшить подготовку, у нас уже есть, надо только сопоставить их с информацией, которая поступит с официального сайта оргкомитета будущей международной олимпиады.
- Наверное, можно еще оттолкнуться и от того, что вызывает наибольшие затруднения у сборной?
- На самом деле главная сложность - это временные ограничения. Некоторые виды предлагаемых на олимпиаде работ отличаются от тех, что есть в российской школе, поэтому иногда случается так, что внешне задание кажется простым, но выполнить его до конца не получается. В связи с этим и результат оказывается несколько хуже, чем мог бы быть. Также нам не всегда хватает тренировочных сборов, чтобы отточить необходимые умения до автоматизма, ведь согласно международным правилам на них также отводится строго ограниченное время, и больше мы заложить не можем. Правда, в некоторых странах на это нарушение, видимо, идут сознательно, специализированно готовят участников сборной на протяжении не одного года. Но мы все-таки стараемся придерживаться правил честной игры.
- Глеб Геннадьевич, какова дальнейшая судьба победителей МБО? Куда они преимущественно идут учиться?
- В основном ребята определяют свою образовательную траекторию, руководствуясь советами друзей, родителей. У каждого из них, конечно же, есть какие-то свои предпочтения, но все они идут учиться по той специализации, с которой побеждают на олимпиаде. Как правило, уже на этапе участия в финале Всероссийской олимпиады они знают, в какой вуз пойдут и чем будут заниматься в дальнейшем.
- Они готовы связать свое будущее с Россией или у некоторых есть еще более амбициозные планы?
- Что касается учебы, то все, конечно, стараются поступить в московские вузы, прежде всего на биологический факультет МГУ или других престижных вузов, где активно занимаются биологическими проблемами, например в МФТИ и другие. Ведь ребят нередко интересуют проблемы на стыке наук. Выбирают и медицинские вузы. Вообще из тех, кто принимал участие в МБО, лишь единицы остаются в родных городах. Мне кажется, я помню единственный такой случай: бронзовая медалистка олимпиады 2007 года Виктория Ерастова осталась учиться у себя в Саранске. Но я думаю, вся Мордовия может быть благодарна ей за такую преданность родным местам: сейчас Виктория занимается там работой с одаренными детьми.
- То есть преимущественно участники олимпиады предпочитают заниматься научной деятельностью? Никто из них не пробует себя в бизнесе?
- Нет, естественно. Конечно, есть и те, кто пробует себя в бизнесе, но туда идут, опять же, единицы. Как правило, ребята занимаются небольшими бизнес-проектами, в том числе подготовкой школьников к олимпиадам различных уровней, работой с одаренными детьми и т. д. Остальные, и их большинство, поступают в аспирантуру, идут в науку. Каждый обязательно находит свое место сообразно своим склонностям. Пока бывшие участники сборной учатся в университетах, они помогают нам растить новых, но, естественно, чем старше они становятся, тем больше углубляются в науку и отдаляются от нас. По правде говоря, у нас в сборной нет такой прицельной работы с бывшими олимпиадниками, как, например, у наших коллег, занимающихся подготовкой ребят к Международной химической олимпиаде. Там бывшие участники олимпиады даже оказывают спонсорскую поддержку новым командам. К сожалению, у нас такого сообщества нет, но это не мешает нам гордиться успехами наших ребят и стремиться к новым, не менее значимым победам.

Международная географическая олимпиада (МГО), состоявшаяся в г. Киото (Япония), стала для нашей сборной в этом году «бронзовой». Причем получить заслуженную награду удалось лишь одному члену команды - Михаилу Волкову. Однако научный руководитель национальной сборной на МГО Алексей НАУМОВ уже сделал выводы из этого результата и готов поделиться соображениями о том, как улучшить медальные показатели в следующем году.

- Алексей Станиславович, единственная бронзовая медаль - это потолок возможностей на данный момент или досадное недоразумение?
- Да, наши результаты оказались гораздо скромнее, чем хотелось бы. Одна из причин этого - команда была несколько слабее, чем предыдущие. Это объективные обстоятельства, ведь у российской школы серьезные проблемы с географией, притом что она до сих пор остается олимпиадной дисциплиной и соответственно требует знаний высокого уровня.
Кроме того, в последние годы внимание школьников к этому предмету стало меньше, поскольку география больше необязательный предмет на вступительных экзаменах в вузы, например, на популярных экономических специальностях или направлениях, связанных с туризмом. В итоге мы наблюдаем, что контингент школьников-победителей и призеров Всероссийской олимпиады, откуда мы набираем кандидатов в сборную, слабеет. Если сравнивать ситуацию 7-8-летней давности с сегодняшней, то нам теперь гораздо сложнее.
Хотя наша сборная в этом году отличалась глубиной знаний, но ребятам требовалось больше времени для принятия решений, в то время как олимпиада этого года оказалась весьма динамичной. Честно говоря, эта проблема заботит не только нашу команду. Многие из прежних фаворитов соревнований отмечают, что в этом году результаты ниже из-за ориентации на англосаксонский вариант заданий, сжатых временных рамок и т. д.
- Если многие недовольны этими переменами, вероятно, олимпиада будет меняться?
- Скорее всего придется подстраиваться участникам. Но организаторы олимпиады думают и над тем, какой быть олимпиаде в следующем году. По крайней мере наши коллеги из стран Восточной Европы, где всегда показывали высокие результаты, ратуют за изменения, поскольку достаточно странно, когда на олимпиаде такого уровня встречается много простых, школьных заданий, где, например, требуется всего лишь указать пять причин какого-либо явления либо шесть факторов другого. Понятно, что учащимся из стран, где школьные программы ориентированы на подобную систему, этот формат заданий удобен и привычен. Наши же участники в такой ситуации могут указать три основные причины, которые, по сути, на 90% объясняют поставленную проблему. Остальные они справедливо считают незначительными и пренебрегают ими. В то же время за каждый указанный пункт назначаются свои баллы, и те, кто расписывают даже самые несущественные причины, получают в итоге больше баллов, чем наши ребята.
- Неужели же не удается до конца подготовить участников к требованиям олимпиады во время тренировочных сборов?
- К сожалению, пока нет. В этом году мы даже предугадали основные сюжеты, которые должны были быть на олимпиаде. В частности, то, что связано с заданиями полевого тура, темы теоретических задач. Мы все прошли, все обсуждали, казалось, что нет ничего нового, но нам по ряду причин не удалось обратить это в наш абсолютный плюс.
Есть и еще один момент. Мы обычно готовим ребят к каким-то прорывным решениям, к открытиям, а в этом году, как я уже сказал, задания были обычными, их надо было выполнять строго в соответствии с условиями. В итоге блестяще, например, выступила хорватская команда, участники которой слово в слово следовали условиям задания. Наши посчитали, что это было бы слишком просто, и пытались искать какое-то зерно, которого могло и не быть, и в итоге оказались недооценены.
Поиск такого зерна закладывается у нас еще на этапах Всероссийской олимпиады. Без него нельзя, и отказываться от этого мы не будем. Например, в задаче с демографическими показателями можно было бы просто попросить проанализировать демографическую пирамиду и дать ответ на вопрос о том, кого больше - мужчин или женщин, - и какого возраста. Мы же предлагаем, основываясь на этом, спрогнозировать, что произойдет с показателями при определенных условиях через несколько лет и т. д.
Есть у нас и проблема точек роста. Если сравнивать с химией и математикой, то в стране фактически нет школ, где специализированно занимаются географией. Кроме того, в российской школе преподавание географии заканчивается в 10-м классе. За рубежом есть профильные классы, где география дается по 4 часа в неделю и в 11-м, и в 12-м классе. Конечно, двухнедельные сборы не могут дать то, что наши соперники изучают целых два года. Так, например, происходит в сингапурских школах, поэтому у ребят из этой страны три золотые медали на МГО в этом году.
- Вероятно, на фоне последних неудач вам все же удалось придумать, как переломить ход ситуации?
- Конечно, соображения есть. В первую очередь мы решили, что не будем ограничиваться сборами, а будем работать с потенциальными кандидатами в сборную в течение всего года, регулярно высылать задания, держать их в тонусе. Мы готовы пойти на этот шаг в качестве инициативы без помощи вышестоящих организаций.
Также мы предлагаем сделать несколько жестче регламент Всероссийской олимпиады. Например, на теоретический тур у нас отведено 4 часа, за которые надо решить 5 заданий. На международной олимпиаде за 3 часа надо решить 6. Так что будем привыкать к новому ритму.
В любом случае мы должны отдавать себе отчет в том, что результат, который мы имеем на МГО сегодня, прямое следствие того, что происходит с географией в школе. Мне бы очень хотелось, чтобы наш предмет не ожидала участь астрономии. Этого предмета нет в отечественной школьной программе, но российские участники Международной астрономической олимпиады показывают очень хорошие результаты. Однако во многом это заслуга педагогов-энтузиастов, кружковой работы, которую они ведут. Чтобы география также не стала делом лишь самоотверженных учителей, надо что-то предпринять, и не только на школьном уровне.