Людмила АРТЕМЬЕВА, кандидат педагогических наук, доцент:

- Я хорошо помню время, когда была написана статья «Гимн учителю или плач по учителю», - читала ее в 1999 г. в «Независимой газете». Я тогда начинала работать учителем географии в средней школе Казани, потом 20 лет проработала в Академии педагогических наук СССР (впоследствии РАО РФ), пройдя от младшего научного сотрудника до выборной должности ученого секретаря Поволжского отделения РАО, была директором Межрегионального института повышения квалификации специалистов профессионального образования Министерства образования РФ (в Казани), заведовала кафедрой профессиональной педагогики и психологии Московского института образовательного менеджмента, а последние восемь лет работала заместителем директора по научно-методической и экспериментальной работе политехнического колледжа №8 имени дважды Героя Советского Союза И.Ф.Павлова. В 90-годах, когда советские педагогические шлюзы были в одночасье снесены перестроечной волной, многие растерялись и, как это часто бывает в такой ситуации, педагогическая общественность поделилась на две оппозиции. Именно тогда оптимисты стали искать и внедрять невероятные педагогические новации, сочиняли новые гимны учителю-новатору (В.Шаталов, Е.Ильин, С.Лысенкова, И.Волков), а пессимисты надолго замолчали, просто выживали, на всех совещаниях, педагогических форумах слышался вселенский плач по Учителю. Ну кому же из маститых советских учителей хотелось менять что-либо в своей накатанной годами педагогической работе, вписываться в наступательные капиталистические отношения?! Советский педагогический авторитет незаслуженно таял, а как заработать новый с прежним багажом педагогических знаний, мало кто представлял.
В этот сложнейший для российской школы период как воздух нужны были смелый профессиональный анализ и не менее смелые предложения профессионалов ученых и государственных деятелей нашей системы образования. Если наши маститые и уважаемые ученые-педагоги РАО Ш.Амонашвили, В.Караковский, С.Батышев, Э.Днепров, М.Махмутов, Е.Коган, В.Леднев, Б.Гершунский сразу же включились в полемику и предложили интереснейшие программы возрождения и адаптации российского учительства к новым системным изменениям, то аналитические публикации государственных деятелей, работников министерств образования были педагогической постперестроечной экзотикой, а если и публиковались, то были формализованы под принимаемые государственные нормативы-регламенты. Поэтому опубликованная в 1999 году в «Независимой газете» статья Марии Лазутовой, тогда статс-секретаря - заместителя министра РФ по делам СНГ, стала не просто глотком свежего воздуха, но и авторским словом государственного деятеля, который наконец-таки в те непростые для системы образования времена на доступном русском языке выразил государственную позицию по отношению к многострадальной роли нашего Учителя. Статью действительно активно обсуждали на всех педагогических уровнях. Я об этом могу писать открыто и со знанием дела потому, что не только была лично знакома со всеми перечисленными учеными, но и по долгу службы не пропускала ни одной значимой для системы образования конференции, форума и публикации.
Сегодня, когда прошло почти 14 лет, реально понимаешь значение статьи Марии Лазутовой, где впервые с позиций новой государственной доктрины образования были поставлены системообразующие для российского учительства проблемы. Назову основные системные:
    необходимость продуманной, экономически и социально обоснованной государственной политики в отношении учителей;
    позиционирование учителя как опоры общества и государства;
    системный профессионализм - «несмотря на очевидную массовость, характер педагогической профессии, предъявляет к Учителю высочайшие требования»:
- учитель - лидер и менеджер;
- учитель - высокий профессионал в своей конкретной предметной области;
- учитель для детей - модель, по которой они подсознательно строят свое поведение и формируют свой образ взрослого и свое отношение к нему;
- учитель - личность с целостной натурой и сильным характером;
- учитель - гармонизатор этнокультурных отношений;
- учитель - педагог, мудрец, актер, дипломат, психолог и друг в одном лице.
Для того чтобы сегодня профессионально говорить о проблемах современного Учителя, давать прогнозы и писать программы развития педагогических кадров в нашей стране и регионах, коих написан не один десяток, необходимо вернуться к нашим исходным постперестроечным позициям. Почему? А потому что страна наша и в том числе система образования выходят на очередной очень непростой экономический этап развития - второй масштабный кризис, по значимости и последствиям которого, по мнению ведущих наших экономистов-экспертов, мы можем пережить события двадцатилетней давности. Говорить об Учителе вне контекста исторических событий и решаемых государством проблем бессмысленно. Учитывая социально-экономические условия работы современного учителя, необходимо, как показывает мой многолетний опыт, к перечисленным проблемам добавить четыре наиболее актуальные профессиональные компетентности Учителя-профессионала:
    учитель - экономически образованный менеджер педагогического труда;
    учитель - юридически подготовленный менеджер к развитию своей педагогической карьеры и собственному материальному обеспечению;
    учитель - активный и доступный интернет-пользователь, в совершенстве владеющий всеми информационными компьютерными технологиями;
    учитель - педагог-новатор, высшая квалификация которого определяется присуждением степени кандидата педагогических или психологических наук, а последующая профессиональная деятельность позиционируется и оценивается как работа педагога-исследователя. А поэтому нам необходимо думать о сохранении и развитии аспирантур именно для педагогических работников.
Возможно, уважаемые коллеги скажут, что я ставлю нереальные цели. Поверьте, таких Учителей я уже встречала и в Казани, и в Москве, и в Самаре. И на руководящие должности многие из них переходят вынужденно - из-за зарплаты. Вот когда для наших учителей будут созданы все необходимые условия для реализации перечисленных требований, когда произойдут инновационные изменения в содержании и технологии высшего педагогического образования, когда хотя бы 25% наших учителей смогут реализовать написанный стандарт требований и это станет массовым явлением, вот тогда замечательный хор родителей и учеников и споет новый гимн Учителю-профессионалу!
А вновь созданному МИРО под руководством Марии Лазутовой хочется пожелать не растерять по новой педагогической дороге те идеи, которые были озвучены его лидером еще в 1999 году. Ждем новых интересных, нестандартных педагогических идей.

Валентина ДИБИРОВА, учитель истории и обществознания гимназии №1534:

- Статья Марии Лазутовой «Гимн учителю или плач по учителю?» от 1999 года, перепечатанная в «Учительской газете - Москва» от 6 августа 2013 года, возвратила нас к сложнейшему периоду в истории российского образования, когда, как совершенно правильно говорится в статье, «главные для учителя вопросы, кого, чему и как учить, постепенно уходили на задний план, уступая место вопросу, как выжить». В тот период, когда ценности советского общества окончательно ушли в прошлое, а поколение молодых родителей передавало своим детям ценности выживания в условиях нестабильного государства, статус учителя был подорван, казалось бы, навсегда. И актуальность статьи, посвященной задачам государственной политики в отношении к учителю и российской школе в целом, в 1999 году была несомненной. Сегодня мы, конечно, имеем принципиально другую ситуацию: образование сейчас находится в эпицентре внимания общества и государства, социально-экономический статус учителя существенно повысился, в России происходят масштабные преобразования самого института образования. В то же время теперь ключевым вопросом, от ответа на который зависит, какой будет российская школа XXI века, по-прежнему остается вопрос: чему учить и как учить. Он напрямую связан с личностью педагога. В 90-е годы прошлого века ответственность учителя была очевидна - собственно, именно на личности педагога, на его самоотверженности и самоопределении крепилась «связь истории»: будет или нет в России молодежь, способная участвовать в развитии страны, сохраняя уважение и любовь к русской истории и культуре. Сейчас благодаря процессу стандартизации содержания учебной и воспитательной деятельности в школе учитель должен уже следовать стандарту, а не собственному пониманию. Избавляет ли это его от личной ответственности и творческого отношения к учительскому труду? Совсем нет. Напротив, стандарт только повышает требования к качеству работы учителя. Для того чтобы, например, достигать личностных результатов образования, учитель должен действительно стать нравственным образцом и носителем культурных ценностей. А для того чтобы достигать метапредметных результатов, учитель должен владеть своим предметом на самом высоком уровне и уметь работать в межпредметном поле. Если добавить к этому требования отлично ориентироваться в информационной среде, организовывать проектную и исследовательскую деятельность учащихся, то становится понятно, что сегодня требования к педагогическому профессионализму комплексные, что труд учителя действительно высококвалифицированный.
Другая важнейшая проблема - это статус учителя в современном российском обществе. Переход на новые экономико-сообразные отношения между основными субъектами образовательного процесса (государство, школа, учитель, родители, дети, различные социальные партнеры) меняет кардинально советскую парадигму самовосприятия учителя как единственного авторитета в вопросах образования. С одной стороны, это позволяет скорректировать индивидуальные образовательные потребности учащихся, а с другой стороны, подрывает авторитет учителя. Политика контрактации учителя и родителей, например, обязательно должна строиться на доверии к учителю, его профессионализму и ответственности. Но как завоевать это доверие - очень острый вопрос, который должен решаться не только благодаря личным компетенциям, достижениям, харизме и активности самого учителя, но и комплексом мер по повышению ценности престижа труда учителя, а также ответственности всех участников образовательного процесса, в особенности родительского корпуса.