Исаак КАЛИНА, и. о. министра образования Москвы:

- Правительство Москвы приняло решение об увеличении числа школ, которые дают старшеклассникам профильное высококачественное образование. Сегодня мы провели переговоры с вузами, я провел совещание с ректорами вузов, желающих участвовать в проекте, их было более 60. Но, к сожалению, не все вузы устраивают нас, у нас нет гарантии, что они обеспечат должное качество. На сегодня отобрано около 10 вузов, среди них Высшая школа экономики, Российский государственный гуманитарный университет, Первый медицинский университет (Сеченовка), Зеленоградский университет, МАМИ, Бауманка, МИФИ, Станкин, которые открывают в своем составе школу для старшеклассников - предуниверсарий, который мы условно назвали университетским лицеем.
Какие задачи мы надеемся решить в рамках проекта «Университетский лицей», считая, что он очень многоплановый? На наш взгляд, проект способен решить несколько задач. Во-первых, это задача организации серьезного профильного обучения профессионально определившихся старшеклассников. Ясно, что если ребенок с пятого класса твердо знает, что он хочет быть врачом, инженером или еще кем-то, то, конечно, университетский лицей при конкретном вузе - замечательная возможность для такого профессионально определившегося старшеклассника попробовать, по сути дела, учиться уже в университете. Внутривузовская жизнь старшеклассников, конечно, не студенческая, она предстуденческая в атмосфере высшего учебного заведения. Я думаю, она поможет получить высококачественное общее образование и точно сориентироваться ребенку, какую же профессию он хочет иметь. При этом я понимаю (и этот вопрос всегда возникает: «Что будет, если он потом решит поступать не в этот университет и вообще не пойдет в эту профессию?»), что он может изменить свой выбор. Совершенно не обязательно, что, обучаясь в предуниверсарии РГГУ, школьник обязательно поступит в РГГУ. Может быть, он поймет, что хочет заниматься другим, и это тоже великолепный результат, потому что гораздо хуже, когда он поступит на первый курс университета, проучится два курса, а потом поймет, что это не его. Вторая задача - это расширение качественного профильного или углубленного обучения мотивированных ребят на третьей ступени обучения в школе. Расширение потому, что для всех людей, живущих в Москве, не секрет, что примерно 70-80 столичных школ дают очень качественное профильное или углубленное изучение предметов на уровне старшей школы довольно немалому, но, к сожалению, гораздо меньшему, чем хотелось бы, количеству старшеклассников, которые на уровне Москвы подтверждают это, и не только на ЕГЭ, но в первую очередь на Всероссийской олимпиаде школьников. Должен сказать, что если три года назад у нас победителей и призеров заключительного этапа Всероссийской олимпиады школьников (обычно их 320-330 в год) готовили в 74 школах, то старшеклассники 128 школ Москвы уже попали в этом году в число победителей и призеров этой олимпиады. Поэтому если я говорю, что качественное образование дают 70-80 столичных школ, то нужно сделать существенную поправку: в этом году число таких школ возросло до 128. Но все понимают, что такое даже сто столичных школ для Москвы, когда далеко не каждый старшеклассник имеет возможность учиться в школе, где есть атмосфера глубочайшего уважения и возможности получить качественное профильное и углубленное обучение.
Проблема старшей школы - это, конечно, в первую очередь кадровая, тут нет великих секретов в том, что учителей, способных хорошо преподавать в начальной школе, в принципе в России довольно много, поэтому, наверное, мы все время занимаем первое место в международном исследовании PIRLS. Но дальше гораздо меньше побед: TIMMS еще куда ни шло, а вот PISA уже много хуже. Если вообще говорить о старшей школе, то, конечно, учителей, способных преподавать на таком высочайшем уровне старшеклассникам, особенно в 90-е годы, когда были в системе образования большие кадровые потери, к сожалению, не так уж много. Они в основном сконцентрированы в 128 школах и, собственно, обеспечивают успех этих школ. Еще одна проблема не столько кадровая, сколько «контингентовая». Так как в старшем звене обычной школы собираются дети с очень разным уровнем мотивации, то, естественно, это тоже создает для массовой школы определенные проблемы и далеко не каждая массовая школа способна обеспечить высокое качество обучения на старшей ступени. Хотелось бы, чтобы университетские лицеи эту задачу тоже решали.
Третья задача - это задача экономии времени, может быть, даже денег наших старшеклассников. Я думаю, что нет великого секрета в том, что примерно начиная с 8-9-го класса ученики до обеда учатся в школе, а после обеда бегут чаще всего на какие-то курсы в вузы. Я уже не говорю о том, что вузы могут сделать такие курсы только за деньги учеников. Но для меня главное не деньги, а время жизни человека: все мы помним, как дорого нам было время в те годы, когда были старшеклассниками. И вот наш старшеклассник сегодня шесть часов с коэффициентом полезного действия почти как у паровоза Черепанова сидит в школе, а потом бежит после обеда на курсы, а уже к 10-11-му классу обучение на курсах в вузах становится преобладающим. Мне кажется, что университетские лицеи способны очень здорово сэкономить или повысить эффективность использования времени жизни наших старшеклассников.
Четвертая задача, которую не знаю, захотят ли поставить себе вузы, считая ее актуальной или неактуальной, - это обязанность вузовского и школьного сообщества заместить вузам Москвы очень слабых студентов на очень сильных, мотивированных московских старшеклассников. Если вузы сегодня повысят (а они никуда от этого не денутся - будут повышать) планку требовательности к поступающим к ним, чтобы не опускался уровень образования в высшей школе, то начнется явная фильтрация поступающих, а значит, уменьшение количества поступающих, освобождение педагогических кадров и площадей. Думаю, та политика, которую ведет Министерство образования и науки РФ на создание более крупных учреждений высшего образования, поможет эффективно использовать площади. Поэтому, чем занимать свои преподавательские мощности и площади очень слабыми иногородними студентами, лучше занять их очень сильными и мотивированными московскими старшеклассниками.
Пятая задача - несмотря на рост школ Москвы, находящихся в «средней полосе» и стремящихся в топовую сторону, все понимают: рост снизу всегда процесс очень долгий, поэтому, чтобы школа, которая была, условно говоря, на пятисотой позиции в рейтинге вдруг стала в нем восьмидесятой, нужны не два-три-четыре года. Топовые школы создавали за 8-10 лет, не быстрее. А вот чтобы отрастить школьный сталактит высокого качества от вуза восемь лет не нужно, это можно сделать гораздо быстрее. Поэтому пятая задача - усилить конкуренцию между школами за ученика, а следовательно, повысить уровень образования, предлагаемого школами москвичам.


Олег ЯКОВЛЕВ, заместитель руководителя Департамента образования по финансовым вопросам:

- Как будут финансироваться университетские лицеи? Финансирование будет осуществляться по нормативам, которые определены для московских школьников. Выделение денежных средств будет идти в виде целевой субсидии на цели, не связанные с выполнением государственного задания, так как Москва не может оплачивать государственное задание для федерального вуза. Объем денежных средств будет определяться на основании количества учащихся, которые вуз примет на обучение в лицейские классы, и по нормативам, которые установлены для пятидневной или шестидневной учебной недели. Если ребенок учится по шестидневной учебной неделе, то объем норматива на его обучение составляет 123330 рублей в расчете на год. Выделение средств будет осуществляться на основе соглашения, которое подпишут Департамент образования и вуз, при этом рассмотрение заявок на получение субсидии будет осуществлять комиссия. На основании отбора вузов и их заявок будет сформировано соглашение. Соглашением будут определены количество обучающихся в университетском лицее, требования, целевые индикаторы. Об использовании средств субсидии вузы будут отчитываться перед Департаментом образования. Если количество детей будет повышаться, объем выделяемых средств будет соответственно увеличиваться, если количество детей будет уменьшаться, уменьшится и объем выделяемых средств.