Конечно, дети и лицей очень много сил потратили для того, чтобы достичь такого результата. Это радостно, но, с другой стороны, я сейчас сам себе задаю вопрос: «А ловко ли нам говорить об этих великих достижениях? Ведь всегда могут задать вопрос: «Как вы этого достигли?» Почему-то в последнее время со школами связывают только какие-то скандальные ситуации, например с ЕГЭ. Почему-то считается, что в скандалах с ЕГЭ виновата только школа, хотя я уверен, что во всяком случае в Москве ЕГЭ проходит более-менее чисто. Я не могу поверить, что варианты были опубликованы в Интернете благодаря высокогорным стойбищам, а высокие результаты в результате миграции ребят из больших городов в южные республики или в села. У меня самого вызывает вопрос то, почему год от года в нашем лицее растет средний балл ЕГЭ по русскому языку? Почему в техническом лицее №1502 240 выпускников имеют в среднем по русскому языку 82 балла?
Наши выпускники поступают в вузы, которые заинтересованы в том, чтобы они имели высокий уровень знаний и были мотивированы на получение высшего образования. Департамент образования при десяти московских вузах сделал прекрасные экспериментальные площадки - центр технической поддержки образования, это уникальная дорогостоящая лаборатория. Конечно, хорошо, когда в школу приходят вузовские педагоги. Вузовский педагог - совместитель, который очень может здесь многое дать нашим ученикам, но хороший совместитель стоит денег. Может быть, у него два часа, но ради этих двух часов он приезжает с другого конца Москвы. Ему надо заплатить, и мы платим из того же котла, что и учителям. Думаю, их финансирование должно быть немного другим.
Наша директорская жизнь становится год от года все сложнее, но мы с этим справимся. Если мы свои задачи, которые видим, выполним, школе будет много лучше.


Евгения АБЕЛЮК, заслуженный учитель России, преподаватель лицея №1525 «Воробьевы горы»:

- Я совершенно не против единого государственного экзамена. Я, напротив, за, но могу сказать об экзаменах по русскому языку и литературе, поскольку я филолог. Именно ЕГЭ причина того, что, скажем, в 11-м классе дети, которые не будут сдавать экзамен по литературе, вообще ею почти не занимаются. Мы теряем предмет в той ситуации, когда меньше читают в семьях, а родители не рассказывают детям о том, какие книги они читали в детстве.
Уходящий учебный год для меня был еще так немножко нов, потому что я преподавала в магистратуре для учителей-словесников при Высшей школе экономики, куда пришли очень сильные учителя. Я считаю, что это дело чрезвычайно важное, не просто повышение квалификации, а подготовка того учителя, который сможет руководить ребенком, склонным к исследованию. Я с 1975 года занимаюсь с детьми, которые пишут какие-то исследовательские работы (вела секции литературоведения на разных конкурсах, фестивалях, проводила какие-то консультации перед конференциями, куда приходили дети с учителями), и убеждалась, что часто учитель не может руководить такой работой, не видит проблемы. Я думаю, что этот вопрос надо решать просто на разных уровнях. С одной стороны, нужно готовить учителя-исследователя, а с другой стороны, конечно, нужно развивать не только олимпиадное движение, совершенно другой статус дать тем исследовательским, научно-практическим конференциям, которые существуют. У тех детей, которые побеждают на таких конференциях, должны быть очень серьезные преференции при поступлении в вузы. Я думаю, что нужно создавать такую систему, когда не наличие экзаменов определяет интерес к предмету и уровень преподавания предмета. Что касается будущего учебного года, то нет такой ситуации, когда предыдущий учебный год закончился и можно спокойно отдыхать. Постоянно появляется новая информация, и нужно оперативно на нее реагировать. Например, появился документ о новом положении включения учебников в федеральный перечень учебников, обсуждение этого документа должно продолжаться всего 15 дней, дальше появятся новые документы, которые будут определять нашу жизнь и работу. Поэтому как можно что-то нынче предсказывать?