Все началось девять месяцев назад, когда тетю Насти лишили опекунства. Семейная ссора с мужем довела женщину до условного срока, а девочка оказалась в детдоме. В травлю маленькой Насти включились сразу четыре воспитанницы. Последняя история, после которой девочка попала в больницу, произошла в июле. Во время уборки территории старшие воспитанницы связали Насте руки и ноги, затолкали ее в мешок с мусором и битым стеклом, который завязали и выбросили на мусорную свалку. Насте удалось порвать мешок и выбраться наружу. С многочисленными порезами, с завязанными руками девочка с трудом добралась до места, где в детском доме установлены камеры видеонаблюдения, и стала звать на помощь. Она надеялась, что воспитатели увидят ее, но на крики из здания никто не вышел.
Прошло немало времени, прежде чем Настю услышали младшие девочки, вышли и развязали ее. О случившемся она сообщила первому попавшемуся на глаза воспитателю, однако педагог посоветовала девочке разобраться самой.
Как только Настя рассказала обо всем бабушке, пожилая женщина отправилась к директору детдома в надежде, что виновных накажут. Но администрация учреждения не стала проводить расследование и сообщать об инциденте в правоохранительные органы. О травмах девочки не указали в ее личном деле и ограничились лишь тем, что обработали раны.
Изощренная травля маленькой Насти продолжалась, и в августе девочка с нервным приступом оказалась в больнице. С последней надеждой бабушка Насти обратилась к уполномоченному по правам ребенка в Челябинской области Маргарите Павловой. После предварительной проверки и беседы с девочкой психолога сомнений в том, что она говорит правду, ни у кого не осталось. Специальную проверку начало Следственное управление СК РФ по Челябинской области.
«Еще недавно мы часто слышали заявления о том, как хорошо живется сиротам в детском доме, - говорит Маргарита Павлова. - Ситуация, которая произошла с Настей, говорит сама за себя. Больше всего меня поражает то холодное равнодушие, с которым воспитатели детского дома молчаливо наблюдали за травлей девятилетней девочки. Уверена, что эта история далеко не единичный случай. Нужно пресекать эту порочную практику и ликвидировать эту систему, где царят цинизм и невыносимая жестокость. Мы сделаем все, чтобы Настя не вернулась в детский дом. Сразу после лечения она пройдет оздоровление и получит поддержку психологов, а затем мы постараемся помочь девочке обрести семью».