Мужество

Мое выступление, начинающееся плохо произнесенным русским словом «мужество», включает размышления о том, как сложно и важно научиться хорошо читать и писать, кратко освещает историю начального образования в Англии в послевоенный период, оно содержит «жесткий» раздел с неприятной правдой, а затем становится более оптимистичным и заканчивается тем же плохо произнесенным русским словом. Мужество.

В прошлом году я начал учить русский язык. Не просто слова и грамматику, но совершенно новый алфавит и правописание. Когда я попробовал писать по-русски, я чувствовал, что мне 8, а не 48 лет. Мой русский почерк выглядит так, как будто писал ученик начальной школы. Сколько мне времени потребовалось, чтобы написать несколько строк! Я вдруг вспомнил, как учился писать в детстве. Это сложно! Это отнимает много времени и терпения. Читаю я медленно, но моя учительница говорит мне, что скорость придет. Мое правописание ужасающе. Каждую пятницу она исправляет его.

Мне 48 лет, но сколько ошибок я сделал на прошлой неделе, переписывая это стихотворение. Переписывая - и все равно как много! В тот день я забыл принести домашнюю работу. Может быть, она поверила мне, может, нет, но посмотрела на меня скептически. Требуется мужество, чтобы продолжать начатое.

Так я вспомнил - очень ярко, - сколько времени занимает и как трудно научиться говорить и понимать на слух, читать и писать на каком-либо языке. Я также узнал, что это творческое дело. В этом стихотворении значение овладения языком выражено замечательным образом. Анна Ахматова написала стихотворение «Мужество» в феврале 1942 г. Ее любимый город - тогда Ленинград, сейчас Санкт-Петербург - был осажден нацистами. Во время той ужасной зимы более трети населения города умерло от голода. Надеюсь, никто из нас здесь не испытал такого, но для Анны Ахматовой это было кульминационным пунктом. Ее первый муж был убит в 1921-м. Ее второй муж попал под сталинскую чистку в 1938-м. И ее сын. Запрещали ее книги. Стихи, которые она писала, не были предназначены для бумаги из-за страха, они заучивались наизусть доверенными друзьями, которые пересказывали их друг другу. Сила языка, способного выразить человечность, сохранить и воссоздать культуру, никогда не была понята более глубоко, чем Анной Ахматовой в 1942-м.

В наших настолько более благоприятных условиях мы не всегда видим необходимость сохранять наш язык живым и передавать его свободным и чистым, но это не значит, что необходимости такой нет. Язык - это освобождение и это культура не только для этого поколения, но и для всех последующих.

Несколько лет назад, когда мы предложили Национальную стратегию грамотности, мы имели в виду полное овладение языком не кем-то, а всеми. Ключ к этому - научить всех хорошо читать и писать к 11 годам, т.е. к окончанию начальной школы. Всех. Это короткое слово, но оно имеет огромный смысл. Такой же аргумент я мог бы привести по поводу обучения математике. Это наша нравственная цель.

Важны высокие стандарты и высокие ожидания успеха для всех, без всяких отговорок. Это наш идеал. В реальной жизни не всегда можно ему следовать; однако поскольку высокие ожидания способствуют повышению качества образования - не вообще, а для каждого индивида, как только мы сделаем одно-единственное исключение под любым благовидным предлогом, в этот момент мы откроем дверь неравенству. Соблюдение равенства - это нравственный стержень, который делает роль учителя такой трудной, но и такой значимой, стоящей усилий.

Почему важно сделать акцент на этом идеале сейчас? Потому что этот идеал, которому педагоги давно преданы, является также идеалом правительства. Это дает нам огромную, возможно уникальную, возможность. Мы хотим пойти дальше разговоров о равенстве, этим многие занимались в ХХ веке. А для этого мы должны поставить перед собой цель подняться всем вместе для этого вызова. Почему я верю, что мы сможем? Потому что любое другое решение позволит бедности передаваться от одного поколения к другому, как это было на протяжении ХХ века. Мы можем стать первым поколением в истории, которое прекратит это. Это будет вкладом в историю. Наши условия жизни несравнимы с жизнью Анны Ахматовой, но наши устремления сходны и требуют одного и того же человеческого качества: мужества.

В 1996 г. Национальная федерация педагогических исследований Великобритании опубликовала доклад об уровне грамотности в историческом аспекте. В нем был сделан удивительный вывод: «Средний уровень достижений остался почти без изменений с 1948 г.». Некоторых это успокоило. По крайней мере, не стало хуже, говорили они. Но они не разделяли нашей нравственной цели, это были люди без мужества. Они готовы были жить с фактом вопиющего неравенства середины 90-х годов; однако они бы испугались, если бы уровень, например, здравоохранения в 1996 г. был бы таким же, как в 1948 г., когда была создана Национальная служба здравоохранения.

Около половины того 50-летнего периода в конце начальной школы ученики сдавали экзамены, разделявшие детей на неравноценные типы школ; обучение было формальным, консервативным. Когда в 1967 г. был опубликован известный доклад Плауден, эта эра была уничтожена - и правильно, потому что она глубоко утверждала неравенство. Ее сменила эра профессионального контроля и неформального обучения, которая доминировала следующие 20 лет. Даже в очень хороших школах, а их было много, профессиональный контроль стал аксиомой. Это означало, что учитель сам должен решать, чему и как учить. Так преподавал и я в конце 70-х - начале 80-х. И что случилось с уровнем образования? Ничего. А с равенством? Ничего.

Взгляд в прошлое - замечательная вещь. Мы можем теперь понять, почему такой результат был неизбежен. А как могло быть по-другому? Где была систематическая передача знаний? Индивиды могли учиться (и делали это), но система образования не развивалась. Политики, которые были ответственны за систему образования, как правило не имели высоких устремлений. Они были счастливы, если дела заметно не ухудшались. Доклад Кокрофта по математике в 1982 г. это подтвердил.

Разрешите мне сделать краткий исторический экскурс. Мы ввели экзамены в 11 лет по окончании начальной школы, а также профессиональную автономию, т.е. повысили самостоятельность учителей, а это революционное изменение. Но стандарты остались теми же. С одной стороны, это удивительно, с другой - очевидно. Это происходит, когда система, которую вы создаете, не имеет возможности развиваться. Это происходит, если люди, которые управляют системой, не ожидают в следующем году больше, чем они сделали в предыдущем.

Все это начало меняться в 90-е годы. Введение общенационального учебного плана и программ, национальной оценки результатов обучения, инспекции школ агентством по стандартам и публикации итогов обучения, - все это создало потенциал и возможность для системы образования учиться, совершенствоваться. Переданные учителям полномочия и усиление подотчетности школ обеспечили мотивацию для педагогов учиться, развиваться. С одной стороны, быть педагогом стало менее комфортно. С другой стороны, шансы выполнения нравственной цели заметно увеличились.

Стратегия национальной грамотности поставила ясную цель - обучать основам грамотности и дала каждому возможность сделать это. Появился общий язык, общее понимание и общая мотивация. Система образования начала учиться и применять это обучение на практике. Между 1998 и 2001 гг. она училась и развивалась быстрее, чем в любой другой стране мира. В то же время общенациональные цели подтолкнули к высоким ожиданиям, которых так долго не хватало. Стратегия также предложила равенство, потому что она оказывала помощь тем, кто больше нуждался в ней. Почему это стало возможным? Отчасти благодаря политической воле, но также в результате простых, но важных действий. Мы ведь знали к тому времени достаточно. Все, что нам нужно было сделать, это взять эти знания из голов людей и применить их.

Такой подход сработал. Уровень образования пошел вверх. Учителя начальных школ, которым помогала стратегия национальной грамотности, сделали первый шаг вперед. В итоге после многолетних слабых результатов Англия стала третьей в мире по уровню чтения среди 10-летних детей, согласно международному исследованию PIRLS, опубликованному в прошлом году.

Если было бы подобное сравнение по математике, я осмеливаюсь сказать, что мы бы продемонстрировали такое же продвижение вперед. Когда я выступал на конференции в Цюрихе в 2002 г., вокруг меня собрались швейцарские педагоги и спрашивали, как Англии удалось осуществить такой прогресс в области обучения математике. И это спрашивали в Швейцарии, где поезда ходят по расписанию. Невозможно было такое представить десять лет назад. Все это благодаря учителям начальных школ, которым помогала качественная Национальная стратегия.

Исследование PIRLS важно и по другой причине. Оно опровергает ряд мифов, которые выросли вокруг стратегии. Один, часто повторяемый, заключается в том, что прогресс последних лет был заметен, потому что учителя готовили детей к тестам, а правительство играло с цифрами. НЕВЕРНО - потому что исследование PIRLS проверяло 10-летних учащихся, которых специально к тестам не готовили. Второй миф: Национальная стратегия искореняет творческое чтение. НЕВЕРНО - исследование показывает, что мы даже лучше (вторые в мире) в чтении на понимание. Третий миф: Национальная стратегия не годится для большинства способных детей. НЕВЕРНО - исследование показывает, что среди 25% наиболее успевающих в чтении мы лучшие (лучшие!) в мире. Наконец, имеются те, кто с трудом принимает результаты, но указывает, что это и так случилось бы - без стратегии. Это тоже НЕВЕРНО - почему же тогда Шотландия на 14-м месте, которое не изменилось для нее с предыдущего обследования, а Англия продвинулась вперед?

Так что нам предстоит выучить урок истории. Ясно, что принесло успех - это ответственность за результаты, высокие ожидания, ясные цели и приоритеты, время, отпущенное на решение задачи, методика обучения; эффективная система повышения квалификации; выдвижение задачи повышения грамотности как общенациональной стратегии. Это подтверждается опытом ряда других стран в Северной Америке и Европе, которые добились подобного прогресса в последнее десятилетие. В конце ХХ века мы подтянулись к звездам, чего никогда не делали раньше.

Я не хочу рассматривать каждый пункт в этих вышеназванных причинах успеха. Комбинация всех этих факторов привела к замечательным изменениям стандартов, которые оставались неизменными в течение 50 лет - и это восхищает весь мир. Можно сделать два важных вывода. Первый состоит в том, что если брать действительно историческую перспективу, воздействие стратегии только началось. Второй заключается в том, что мы должны держаться за факторы успеха. Выполнение нашей нравственной цели зависит от них.

В этом контексте большое значение приобретает программа лидеров-консультантов, от нее зависит как успех стратегии начального образования, так и вся наша нравственная цель! Но здесь вот еще что важно. Стратегия национальной грамотности, разворачиваясь между 1998 и 2001 гг., проводилась «сверху вниз». Этот подход работал на благо как учителей начальных школ, так и их учеников. Однако важно признать и недостатки этого подхода. Один из них состоял в том, что учителя какое-то время чувствовали на себе прессинг в выполнении заданий правительства, а не в следовании нравственной цели, которую мы разделяем. Второй заключается в том, что хотя директора школ и учителя признавали, что новая стратегия была совершенно иного, более высокого качества, они не всегда чувствовали, что это была их стратегия. Поэтому хотя они относились к ней с уважением, они чувствовали некоторую двойственность по отношению к ней. В результате стратегия была уточнена - усилия «сверху вниз», которые остаются важным элементом, дополнены инициативами снизу.

Вместо поисков лучшего опыта экспертами из центра и затем распространения его в системе образования сейчас курс взят на разработку программ, которые распространяются горизонтально - от школы к школе, от директора к директору. Аналогичные инициативы развиваются в здравоохранении и полиции. Другими словами, профессиональное сообщество само просят лидировать во время следующего этапа программы, чтобы достичь нравственной цели. Это то, что М.Фуллан называет «развитие потенциала». Это очень важное направление, которое обязательно принесет успех, если изменения примут необратимый и постоянный характер. Это также серьезный вызов, и его нужно принять без потери уроков истории, о которых я уже говорил. Если их не учесть, подсказывает нам опыт, успеха не будет.

Мы движемся сейчас к «жесткому» разделу статьи, где я обещал неприятную правду. Наверное, вы уже чувствуете, к чему я веду речь. Мы должны осознавать риск на пути стратегических изменений. Один риск состоит в том, что может быть потерян акцент на развитии грамотности. Если это произойдет, шансы достижения изменений следующего уровня будут минимальны. Умение читать, писать и считать, т.е. английский язык и математика не просто так называются основами. Они - ключ к освоению всей учебной программы, фундамент для освоения естественных наук, искусства, для творчества. Поэтому они всегда должны быть главным приоритетом, если мы хотим добиться высоких стандартов и реального равноправия. Поэтому развитие потенциала не цель ради цели, а путь повышения стандартов по английскому языку и математике, а через них и по всем предметам учебного плана.

Другой риск в том, что, поскольку развитие потенциала является долговременной задачей, система образования может не уделить достаточного внимания краткосрочным задачам, т.е. достижению быстрых результатов. Вы можете спросить - а в чем проблема? Ведь требуется акцент на долговременном развитии? Да, это так, но этого недостаточно. Нравственная составляющая этого состоит в том, что мы должны подвести выпускников начальной школы к обучению в средней школе. Тактический ход состоит в следующем: если результаты опять возрастут в этом году, это повысит уверенность в стратегии начальной школы - вашу и мою, а также общественности. Стратегическая причина значения быстрых результатов (и не только в области образования) проста, но глубока: мы живем в период нетерпения и скептицизма. Налогоплательщики сегодня, и не только в этой стране, могут расстаться с немного большим количеством тяжело зарабатываемых денег, чтобы выложить их на общественные нужды, но они ожидают увидеть результаты, причем скоро. Если они не видят результатов, они не захотят платить деньги. Все очень просто. Не случайно наибольшие вложения в образование в историческом аспекте происходили, когда демонстрировался рост стандартов. Мы создали виртуальный цикл, и в наших интересах следовать ему. Фактически такое же давление испытывает сектор бизнеса, не говоря о футбольных менеджерах. Парадокс современной эпохи, который ощущают директора, которые приходят в слабые школы, состоит в том, что долгосрочную стратегию нужно воплотить в быстрых результатах, иначе тебе не поверят.

Третий риск в том, что, делясь лучшим опытом в преподавании английского языка или математики, мы теряем представление о том, что является ключом к долговременному развитию. В чистом подходе «сверху вниз» это представление можно оформить в схеме. Его можно также прописать в материалах для переподготовки или повышения квалификации, и его можно распространять. Это то, что произошло на первом этапе внедрения стратегии. Я придумал для этого фразу: точное исполнение. Это педагогическая деталь, которая важна в ежедневных уроках математики или родного языка. Полурока или три четверти урока, проведенные по плану, лучше, чем ничего. Но весь урок, посвященный данной цели, вернее приближает к ней. В конце концов все дело в деталях, таких, как качество замечаний и вопросов учителя; «включенность» учеников в деятельность на уроке; объяснение нового материала; скорость его изучения; требовательность. Вы все это знаете.

А вот здесь пришло время для велосипеда.

Между 1885 и 1898 гг. в дизайне велосипеда был сделан большой шаг вперед. В 1898 г., к счастью, были сделаны два колеса одного размера с педалями, которые передавали тягу к заднему колесу по цепочке. И велосипед, который я только что приобрел для езды на работу и с работы каждый день, работает точно по тому же принципу. Легко можно сделать вывод, что за 106 лет с 1898 г. почти ничего не изменилось.

Но это совершенно неверный вывод. Изменения даже за этот короткий период были драматическими. В начале 80-х сцепление часто было неэффективным. Иногда оно застревало, иногда проворачивалось. Вы, наверное, помните то сцепление, которое через несколько дней после покупки нового велосипеда доводило детей до слез. А теперь сцепление работает хорошо все время. В 80-е гг. у меня все время прокалывались шины. Когда я пытался починить велосипед, я очень раздражался. Все это осталось в прошлом. Проколы бывают редко. А на дорогах не меньше стекла и больше ям. Современные тормоза работают и в дождь. Они тоже изменились.

Я хочу сказать, что радикальные улучшения за последние 20 лет произошли в деталях. В этом-то и состоит точное исполнение. Это относится и к ежедневным занятиям математикой и родным языком.

Еще раз подчеркну, что три риска, с которыми сталкивается программа лидерства, членами которой вы являетесь, - это потеря приоритета высоких стандартов английского языка и математики; недостаточное внимание краткосрочным целям по сравнению с долгосрочными; потеря точности и четкости в определении лучшего опыта.

«Жесткий» раздел, который я обещал вначале, представляет собой неприятную правду и связан с этими тремя рисками. Программа лидерства зависит от того, как мы все вместе оценим их. Если мы не сделаем этого, мы не только не продвинемся вперед в повышении уровня обучения в начальных школах и таким образом не выполним нашу нравственную задачу (что уже плохо). Мы также рискуем нарушить всю концепцию горизонтального распространения лучшего опыта, который является ключом к тому, чтобы учителя больше контролировали судьбу данной программы и стратегии.

В партнерстве с министерством образования мы думаем о том, как выполнять нашу программу лидерства в начальном образовании. Разрешите мне сразу сказать, что для достижения высоких стандартов и большего равенства чрезвычайно важно инвестирование в эту программу и усиление лидерского потенциала. Однако большое значение имеет задача, касающаяся достижений учащихся. Она звучит так: для тех школ, которые участвуют в программе, с 2004 по 2006 г. значительно улучшить результаты учащихся к окончанию начальной школы. Трудно было бы выразиться яснее. Поэтому мы задаем вопрос: какое влияние на успеваемость учащихся окажет программа лидерства в последующие три года?

В процесс выполнения программы мы привносим дисциплину решения проблем в реальном времени. Отдел исполнения программ правительства успешно применял ее к другим аспектам образования, а также в области здравоохранения и правопорядка. Даже сейчас мы проводим серьезное испытание реализации нашей программы, как бы применяя лакмусовую бумагу к отдельным ее участкам. С помощью этой техники мы не создадим полной картины; мы пытаемся найти как можно быстрее - что работает, а что не работает на каждом уровне внедрения - в классе, школе, местных органах управления, на общенациональном уровне. Затем мы быстро снабжаем информацией ответственных за программу, чтобы они могли совершенствовать программу в реальном времени. Короче говоря, мы задаем острые вопросы и затем в сотрудничестве решаем их.

Наше первое заключение по поводу данной программы, хотя у нас пока и мало данных, состоит в том, что если ее цель - заметно повысить уровень преподавания английского языка и математики в последующие три года, тогда ответственные за нее - а это все мы здесь - должны ответить на ряд сложных вопросов. Работа, которую мы делали до сих пор, предполагает, что нужно срочно найти ответы на следующие вопросы.

Достаточно ли программа в настоящее время сфокусирована на повышении стандартов для учащихся по математике и английскому языку? Так ли это в вашем регионе? Происходит ли взаимодействие региональных руководителей программ лишь на уровне обобщений? Есть ли в программе способ выявления лучшего опыта на уровне класса или, еще важнее, на уровне директоров школ? Как вы думаете? Например, каков ответ на вопрос: что именно весь день делают директора школ, которые показывают лучшие результаты в области овладения грамотностью? Ответ на этот вопрос не очень сложно найти: попросите местные органы управления и министерство образования найти ответ и поделиться с вами.

Важно, чтобы в ближайшие три года программа была главным образом сконцентрирована на улучшении результатов обучения к концу начальной школы. Между тем некоторые ее участники сказали нам, что они не верят, что программа будет иметь результаты между 2004-м и 2006 гг., хотя это центральная задача. Есть и другие вопросы. Действительно ли система повышения квалификации учителей сфокусирована на повышении стандартов по английскому языку и математике, как это должно быть? Как используются лучшие примеры опыта учителей?

Никто не будет рад больше, чем я, если сомнения, выраженные в этих вопросах, напрасны, но что, если на эти вопросы не будет ответа? Что будет, если мы их не поставим? Тогда эта программа не выполнит своих основных задач. Хорошо, что мы рано выявили некоторые из серьезных вопросов о реализации этой важной программы. Каждый из вас, вложив много сил в эту программу, должен срочно получить полные ответы на эти вопросы от местных и общенациональных органов управления образованием. Это конец жесткой части моего выступления. За ней последует оптимистичная часть.

В оставшееся время я сконцентрируюсь на том, что я думаю о действиях, которые нужно предпринять. Первым шагом должна стать проверка на местах, есть ли у вас надежные ответы на все эти жесткие вопросы. Это срочная и важная ответственность лидеров программы, но это также и ответственность каждого участника. Я не считаю, что нужно начинать академическое исследование, которое даст ответы через год или два. Я считаю, что это нужно делать сегодня, завтра и на следующей неделе, не позже. На каждом уровне программы спросите себя и своих коллег, считаете ли вы, что программа повлияет на результаты в 2004-м, 2005-м и 2006 гг. в вашей школе и в вашем районе? Спросите себя, действительно ли вы ставите овладение родным языком и математикой на первое место, концентрируетесь на результатах к окончанию детьми начальной школы и ясно определяете лучший опыт и переносите его. Если это так, тогда программа будет работать в вашем районе, и другие учителя страны должны учиться у вас. Если это не так - полностью или частично - тогда хорошая новость состоит в том, что еще не поздно внести изменения в свою работу.

Все, чему я научился в Отделе исполнения программ правительства за последние два с половиной года, говорит мне о том, что даже наиболее неподатливые проблемы, например, уличные преступления и долгое время ожидания в пунктах скорой помощи, можно решать гораздо быстрее, чем вы можете подумать, делая несколько простых вещей действительно хорошо и последовательно. И, безусловно, не поздно повлиять на результаты обучения в начальной школе в этом году, если все сидящие в этой комнате посвятят себя этому.

Сначала нужно ясно определить проблему. Каждого директора школы, с которым вы работаете как лидер-консультант, вы можете спросить: какими вы хотите видеть результаты в вашей школе по английскому языку и математике в 2004-м, 2005-м и 2006 гг.? Обсудите это с ним. Что говорят данные? Насколько амбициозные задачи вы хотите ставить? Так вы обеспечите ясное видение целей и нужную концентрацию усилий. Во-вторых, спросите: что мешает достижению этих целей, каковы препятствия? На уровне класса, параллели или школы? Будьте энергичны, не оставляйте без внимания жесткие факты, как это называется в учебниках по менеджменту. Изучите данные, рассмотрите варианты с учителями и администраторами школы. Наконец, решите, что нужно сделать, чтобы уничтожить препятствия, и действуйте для достижения планируемых результатов. Работайте планомерно, не только со школой в целом, но с каждой параллелью, с каждым классом, с каждым учеником. Будьте точными и четкими в выборе материалов, методов обучения, в работе с помощниками, в организации дополнительной помощи нуждающимся в ней, в регулярном оценивании работы. Что бы для этого ни потребовалось. Задача директора школы - обеспечить, чтобы необходимые действия производились систематически. Лидеры-консультанты и местные отделы образования должны обеспечить всем стимул и своевременную поддержку.

Задача состоит в создании программы действий, приспособленной к каждому классу, параллели, школе. Поскольку до конца учебного года остается только 50 уроков математики, начинайте с шестого (последнего) класса начальной школы. Вы обязаны помочь выпускникам начальной школы; так вы повысите свою уверенность в успехе, но работу нужно вести во всех классах.

Ваши действия будут зависеть от анализа конкретных проблем. Но есть и общие вопросы, которые вы можете задать:

Достаточно ли времени уделяется английскому языку и математике в каждом классе?

Если менее 50%, это недостаточно. Важно, но недостаточно проводить уроки по этим предметам каждый день. Например, обучение письму требует дополнительного времени. А некоторым ученикам понадобится даже больше времени для достижения стандарта. Если бы я не знал этого из исследований, я научился бы этому из моих уроков русского! Каждому ученику нужно столько времени, сколько нужно именно ему, чтобы в будущем достичь стандарта старших классов средней школы.

Верят ли учителя и директора школ, с которыми вы работаете, что они могут достичь более высоких стандартов и что важно это сделать?

Если это не так, покажите им не только данные, доказывающие, что это возможно, но и школы (вашу или другую), в которых учителя не только верят в это, но и делают это каждый день. Где учителя спрашивают все время: что я должен сделать, чтобы подтянуть еще одного ученика к стандарту? А когда я подтянул одного, как я подтяну другого? Это и является истинным определением индивидуального обучения.

Сделайте ваши визиты в подшефную школу конкретными и отслеживайте результаты. Можно взять опытных учителей из вашей школы в школу, с которой вы работаете. Попросите их продемонстрировать свой опыт и научить учителей, работающих в своих классах. Районные отделы образования и Национальная стратегия начальной школы должны помочь вам отобрать лучший опыт не вообще, а в конкретных аспектах преподавания математики и английского языка.

Проводят ли учителя и директора школ, с которыми вы работаете, оценку результатов обучения? В лучших школах у каждого ученика есть то, что в Стратегии называется «учебными целями»; каждый ученик знает, что он или она должны делать, чтобы достичь следующего уровня. Учителя - индивидуально и в небольших группах - оценивают прогресс ученика в достижении стандарта и спрашивают себя, как это повлияет на обучение завтра, послезавтра и в течение следующего года. Очень важно постоянно оценивать свою работу и ставить себе новые задачи.

Эффективно ли в школах, с которыми вы работаете, используют помощников учителей? Направлена ли их работа на достижение задач школы? Поддерживают ли они учеников, которые с небольшой помощью могут продвинуться на следующий уровень?

Наконец, задайте эти вопросы своей собственной школе. Без сомнения, ваши школы очень хорошие (иначе вы не работали бы в них), но мой опыт подсказывает, что даже в лучших школах всегда можно найти директора, который стремится сделать их еще лучше.

Сейчас существует опасность, что мы совершим ту же старую ошибку. Сейчас дебаты идут так - точное исполнение или творчество? Истинный творческий подход не означает, что каждый должен все разрабатывать сам. Это не творчество, это предательство. Это предательство послевоенной эры. Учителям не дали инструментов, знаний, не оказали помощи и стимула в том, что они больше всего хотели сделать - сделать своих учеников успешными. Неудивительно, что многие учителя не были удовлетворены.

Точное исполнение и творчество не должны противопоставляться друг другу. Они должны идти вместе. Посмотрите на парящие башни средневековых соборов; послушайте хоралы Страстей по Матфею; понаблюдайте за игрой великого артиста; прочитайте роман Джорджа Элиота. Точность и творчество идут вместе. Они неразрывно связаны. Вспомните о велосипедах.

В преподавании творчество заключается в точном и глубоком изучении лучшего имеющегося опыта, а затем в стремлении подвести еще одного ребенка к стандартам, к совершению следующего шага. Как в музыке, это повторение скрипичного концерта Бетховена 99 раз, чтобы в сотый раз он прозвучал возвышенно. Вот это истинное творчество. По сути это точное исполнение, высокодисциплинированное действие.

В начальных школах тысячи учителей и директоров глубоко изучили все, чему их может научить Стратегия, а затем пошли дальше. Они сделали следующий шаг. Эти люди - нарождающиеся лидеры следующего этапа.

Вот и подошло оптимистическое заключение. Наши начальные школы, директора, учителя - одни из лучших в мире. Они показали за последнее десятилетие общественному сектору нашей страны и образовательным системам всего мира, что они могут сделать.

Конечно, есть циники, которые стремятся подорвать наши достижения. Но наши педагоги, работающие в области начального образования, доказали, что они не правы. И опять это докажут. Был сделан важный шаг, и с новой высоты мы теперь можем сделать следующий шаг вперед. Мы хотим сделать следующий шаг, потому что верим в нравственную цель. Программа лидерства в начальной школе будет важным элементом в ее достижении.

Будут люди, среди которых есть и педагоги, которые скажут, что стратегия развития грамотности исчерпала себя, что мы достигли стеклянного потолка, что всегда будет около четверти детей, не способных достичь стандарта. Но мы знаем, что это неправда. Более того, мы знаем, что нужно делать. Давайте мы, лидеры профессии, то есть все, кто находится здесь, поведем за собой других в следующем скачке вперед. Это будет нелегко, но это в наших руках. Принимайте трудные решения. Выполняйте нравственную цель. Я говорил вам, что вернусь в конце к этому сложнопроизносимому русскому слову. Настал час мужества.

Перевод Наталии ВОСКРЕСЕНСКОЙ

P.S. Мы печатаем сокращенный вариант выступления профессора Майкла Барбера на конференции лидеров - консультантов 5 февраля 2004 г.