Сравним бюджеты

Валовой внутренний продукт (ВВП) США - примерно 9,5 трлн. долларов. Расходы на военные нужды - 401,7 млрд. долларов (4,2% ВВП). Бюджет военно-морских сил (ВМС) - до 30% этой суммы. За каждый миллиард долларов американцы поддерживают в строю корабли суммарным водоизмещением около 30 тысяч тонн и 10 палубных самолетов в морских стратегических ядерных силах (МСЯС), которые несут примерно 40 боевых блоков (ББ). Расходы на кораблестроение - примерно 10% бюджета ВМС США.

ВВП России в 2004 г. при курсе доллара 28,66 рубля - примерно 534 млрд. долларов. На оборону выделено 2,69% ВВП - около 14,4 млрд. долларов. В отличие от США у России огромная сухопутная граница, поэтому хорошо, если ВМФ получит хотя бы 15-18% - около 2,5 млрд. долларов. Тогда, по американским нормам, мы могли бы содержать в ВМФ 9 кораблей, 30 палубных самолетов, 120 боевых блоков на подводных ракетоносцах. Но, по мнению экономистов, курс доллара сильно завышен. Чтобы определить его реальную цену, предлагается привязать к рублю среднюю стоимость гамбургера в сети «Макдоналдс». Получим около 15 рублей. Соответственно мы сможем содержать 18 кораблей, 60 палубных самолетов и 240 боевых блоков на подводных ракетоносцах.

С другой стороны, в случае выделения на нужды ВМФ 10% бюджета Минобороны флот получит около 300 млн. долларов на строительство новых кораблей. Если за 1 кг водоизмещения платить по 100 долларов, общий тоннаж новостроек составит 3000 тонн в год. Проектный срок службы корабля - примерно 25 лет. В итоге получаем флот общим водоизмещением 75 тысяч тонн, а с учетом того, что курс доллара завышен, - 150 тысяч тонн. На деле же финансированием обеспечено строительство 800 - 1000 тонн, снаряженных вооружением.

ВМФ России берется содержать все свои корабли и суда за ту же сумму, которую в США тратят на содержание кораблей общим водоизмещением около 49 тысяч тонн. При этом на ремонт кораблей и вспомогательных судов в текущем году выделено менее 10% потребности, на эксплуатацию и поддержание технической готовности - менее 50%, на обеспечение техническим и шкиперским имуществом - менее 8%. Эта тенденция сохраняется долгие годы.

Тем не менее мы содержим в составе сил постоянной готовности около 30 подлодок, более 110 надводных кораблей и более 79 боевых катеров.

Стратегические ядерные

Чтобы не утомить читателей расчетами, предлагаю конечные цифры. Мы сможем содержать подводный флот суммарным водоизмещением примерно 80 тысяч тонн. По аналогии с ВМС США (а также Англии или Франции) на один ракетоносец водоизмещением 15 тысяч тонн приходится 2 многоцелевые атомные подлодки (АПЛ) по 7500 тонн. В итоге в наших МСЯС (морских стратегических ядерных силах) останется 3 подводных ракетоносца. В будущем, когда наш ВВП удвоится, можно рассчитывать на 6.

Столько в перспективе и планируется содержать в ВМФ. Ракетоносцев проекта 667БДРМ (строительный шифр «Дельфин», по классификации НАТО - Delta IV) всего 7. Все сведены в одну дивизию. Проектный срок эксплуатации - 25 лет. У головной (первой в серии) лодки К-51 «Верхотурье» он истекает в

2009 г. У К-84 «Екатеринбург» - в 2010-м, К-64 - в 2011 г., К-114 «Тула» - в 2012 г., К-117 «Брянск» - 2013 г., К-18 «Карелия» - 2014 г. и у последней

К-407 «Новомосковск» - в 2017-м.

Есть и дивизия тяжелых подводных крейсеров стратегического назначения проекта 941 (шифр «Акула», по классификации НАТО «Typhoon»). Их было 7. ТК-13 утилизирован. ТК-210 не достроен, разобран в 1990 г.

ТК-208 «Дмитрий Донской» (введен в строй в 1981 г.) 13 лет находится в заводе на модернизации. У ТК-202 «Симбирск» срок эксплуатации истекает в 2008 г.

У ТК-12 - в 2009-м, ТК-17 «Архангельск» - в 2012 г. У ТК-20 «Северсталь» - в 2014 г. Но реально их «жизнь» закончится гораздо раньше. Уже сейчас все имеют ограничения в эксплуатации из-за технического состояния.

Обе дивизии входят в Северный флот. В Тихоокеанском есть дивизия ракетоносцев, несколько лодок более раннего проекта 667БДР (шифр «Кальмар», по классификации НАТО - Delta III). Их не выводят из боевого состава только потому, что им нет замены и в обозримом будущем не будет.

Морские ракеты и ПРО

Американцы создали баллистическую ракету подводных лодок (БРПЛ) «Трайдент-2» массой 57 тонн с боевой нагрузкой 8 средних боевых блоков (ББ) (забрасываемый вес - 2,38 тонны). Мы компенсировали отставание в электронике энергетикой ракетного топлива. Конструкторы Государственного ракетного центра «Конструкторское бюро имени академика В.П. Макеева» создали РСМ-54 (по классификации НАТО - «Skiff») массой 40 тонн с боевой нагрузкой 4 средних или 10 легких ББ (забрасываемый вес - 2,15 тонны). Новый шаг - РСМ-52 («Sturgeon») весом 90 тонн с боевой нагрузкой 10 средних ББ (забрасываемый вес - 3 тонны).

В 2020 - 2025 гг. США планируют начать замену подлодок типа «Огайо» с «Трайдент-2» новыми лодками и ракетами. Тем же путем идут и в России, создавая для ракетоносца 4-го поколения проекта 955 (шифр «Борей») твердотопливную ракету.

Разрабатывало «Борей» ЦКБ «Рубин» под руководством главного конструктора В.Н. Здорнова в конце 1980-х гг. 2 ноября 1996 г. в Северодвинске заложен первый в России и в мире подводный крейсер стратегического назначения 4-го поколения «Юрий Долгорукий». Правда, для него еще нет ракетного комплекса, а без ракет нет и ракетоносца.

Создавать комплекс «Барк» для «Борея» начало КБ им. Макеева. Но после трех испытательных пусков программу закрыли. Через Правительство РФ было проведено решение о создании твердотопливной ракеты по программе «Булава» в Московском институте теплотехники, который ранее не конструировал баллистические ракеты морского базирования, специализировался на создании стратегических баллистических твердотопливных ракет наземного базирования «Пионер», «Тополь», «Курьер», «Тополь-М», а также противолодочных ракетных систем, таких, как «Медведка». В 1998 г. там начались разработки новой ракетной системы «Булава». По сообщениям печати, комплекс должен существенно превосходить американский «Трайдент» по способности преодолевать систему ПРО и точности.

Важно определить: какая ракета нужна подводникам. Если с дальностью стрельбы 5 - 6 тысяч км, то нашим субмаринам придется выходить в океан. А в Северной Атлантике, исходя из ВВП стран НАТО и России, соотношение сил - примерно 30:1 не в нашу пользу, на Тихом океане - 20:1. Остается Арктика, где нет чужих самолетов, надводных кораблей, авианосцев и стационарных систем слежения.

Америка много лет трубит о ПРО. На случай ее создания российские подводники освоили пуски ракет из приполюсных районов. Арктика - самый неудобный район для систем космического наблюдения. Наши «Дельфины» стали одними из первых отечественных атомоходов, почти полностью неуязвимых в тех районах.

Создание подводных ракетоносцев обходится стране очень дорого, поэтому на будущее надо предварительно рассчитать: сколько, в какие сроки и с каким оружием строить. Из всех требований можно составить абрис будущего ракетоносца 5-го поколения. Думается, он должен быть максимально большим, чтобы принять на борт как можно больше ракет. Сама ракета - максимально тяжелой, чтобы нести наибольшее количество боевых блоков.

Для флота создают новую ракету «Синева», по сути, глубокую модернизацию РСМ-54. В декабре прошлого года было 2 успешных пуска ракет РСМ-54 в рамках опытно-конструкторской работы «Синева». После ее завершения ракета РСМ-54 в течение 10 лет будет основой морских стратегических ядерных сил. Есть предпосылки увеличения этого срока еще на 10 лет, а при необходимости - и более. Задача военных моряков, кораблестроителей и морских ракетчиков - умело распорядиться этими возможностями, лимитом времени для совершенствования морских ядерных сил.