Александр АСМОЛОВ:

- Проект стандарта был вынесен для всеобщего обсуждения и стал достоянием родителей, педагогической общественности, управленцев разного уровня, то есть в буквальном смысле он стал предметом анализа, понимания. В отличие от стандартов начальной, средней и старшей школы стандарт дошкольного образования как особое явление впервые появляется в нашей культуре и нашей жизни. В связи с этим появляются такие вопросы: ради чего и что побудило нас именно в этом году ввести новый особый стандарт - стандарт дошкольного образования, что ждать от этого стандарта детям, родителям, педагогам, то есть всем, кто так или иначе заинтересован в мире детства, не станет ли этот стандарт риском для системы образования, в чем, собственно, уникальное необщее выражение лица этого стандарта, чем он принципиально отличается от недавно принятого нового поколения стандартов начальной, средней и старшей школы, которые вступили или вступят через несколько лет, в чем его принципиальное методологическое и биологическое отличие? Наконец, еще один вопрос могут задать родители, бабушки и дедушки: что им готовит этот стандарт, какие возросшие финансовые обременения их ждут? Могу сразу сказать, что новый стандарт дошкольного образования по большому счету не заставит родителей использовать свои финансовые возможности, чтобы выполнять то, что призвано улучшить ситуацию с дошкольным детством.
Когда создают новую группу, для того чтобы разработать новый стандарт, встают и другие, совсем не детские вопросы: а что это за группа такая, те ли это профессионалы, которым по плечу такая сложная работа? Могу сказать, что более 30 человек (семь директоров академических институтов РАО, директор ФИРО, представитель МГУ имени М.В.Ломоносова, РГГУ, список можно продолжать) с первого февраля 2013 года делали проект стандарта дошкольного образования. Это люди с разными взглядами, с разными подходами, но перед ними стояла одна ключевая задача - найти такую стратегию согласия, чтобы все наши споры, обсуждения послужили появлению детоцентристского стандарта, стандарта ради ребенка.
Одним из ключевых моментов этого стандарта ДО стало само определение основной образовательной программы. Если все школьные образовательные программы определяются через приобретение тех или иных знаний, то здесь совершенно иное определение этой основной образовательной программы дошкольного образования. Впервые она определена как программа психолого-педагогической поддержки, позитивной социализации, индивидуализации развития детей. Это программа не обучения, а вхождения, позитивного приобщения через усвоение норм мира культуры, продвижения к дереву добра и зла, самостояния ребенка через многочисленные парциальные и другие различные программы. При этом ключевым моментом будут условия освоения этой программы, которые выступают как условия социального развития ребенка.
В стандарте обычно выделены три вида результатов: предметный, метапредметный и личностный. Это касается стандартов в школе, а когда речь идет о стандарте дошкольного образования как стандарта поддержки развития ребенка, прежде всего речь идет исключительно о личностном результате развития. Сами термины «предметное» и «метапредметное», приложимые к другим уровням и слоям образования, здесь утрачивают смысл. Чтобы ввести это в стандарт, чтобы он стал не фантомом, а реальностью, нужно прежде всего создать и переподготовить в профессиональном плане уникальное количество педагогов, вооружить знаниями родителей.
В этом стандарте дошкольного образования никто не прочтет ничего о том, что какой-то злоумышленник хочет сделать ЕГЭ для дошкольников, жаждет напустить на дошкольные образовательные учреждения целую армию контролеров, которые будут заниматься тестированием того, сколько в ребенке патриотизма - две трети, четыре пятых или одна вторая, то этого не будет. С точки зрения нормативно-правовых вещей проект стандарта дошкольного образования даже избыточен, так как некоторые нормы этого документа повторяют логику Закона «Об образовании в РФ». Поэтому освоение образовательной программы дошкольного образования не сопровождается проведением промежуточной и итоговой аттестации воспитанников. Эти моменты жестко фиксированы в проекте стандарта, в нем четко оговорено то, что любой мониторинг служит двум целям: пониманию, подбору индивидуальных траекторий развития ребенка и коррекции, выбору для него парциальных программ. Тем самым мы стараемся избежать того, с чем связан вопрос о том, кто и как будет оценивать результаты работы воспитателя. Как только предлагаешь что-то развивающее, его начинают контролировать. Баланс между контролем и развитием самый болезненный, но мы заложили противовесы во всем проекте стандарта по поводу этих вещей. А чтобы коллеги, для которых контроль, как для Башмачкина, возможность «написаться всласть», которые не могут не контролировать, иначе им без этого дискомфортно, мы оставили пространство для контроля. Не случайно в отличие от следующих поколений стандартов фокус состоит в том, что это стандарт условий, тем самым контролирование может идти, например, через всем нам хорошо известные СанПиНы. В этом случае это контроль не ребенка, а образовательной среды, а по большому счету контроль учредителя, который отвечает за то, чтобы инфраструктура была обеспечена федеральным, региональным и муниципальным уровнями через систему госзаданий. Эти моменты, так же как и финансовые моменты, подвергаются контролю, но контроль обеспечения условий и контроль жизни ребенка как диагностика - две большие разницы. Стандарт развития дошкольного образования сделан так, чтобы мы не вступили в скользкую, минную территорию, которая могла бы привести к тому, что в дошкольном учреждении проявится человек с тестом в руках как главным критерием в оценке ребенка. Мои коллеги отслеживали в стандарте каждое слово, каждую точку, чтобы этого не произошло, чтобы вместо психолога никто не дал «фельдфебеля в Вольтеры».
В этом стандарте нет ни слова о том, что по большому счету он сводится к школьным формам жизни, полностью наложено табуирование на то, чтобы по многим причинам школа переехала в мир детства, такого не будет.
Известно, что у медиков есть великая клятва Гиппократа, суть которой: «Не навреди!». При разработке, проектировании, социокультурном моделировании стандарта дошкольного образования мы тоже придерживались этой клятвы, чтобы появившийся стандарт, в отличие от того, что ждут от любых реформ (как только человек слышит слово «реформа», так сразу думает, что будет нанесен вред тому, что реформируют), был выстроен по логике «не навредить».
Этот стандарт не табуирование для управленческих систем образования России. Он - открытие новых возможностей. Делая его, мы четко просчитывали многие риски в социокультурном, социологическом плане, анализировали барометр ожидания общества в отношении к тому, что оно ждет от этого стандарта, и сами фиксировали те риски, на которые, как на вилы, можно было бы натолкнуться.

Виталий РУБЦОВ, ректор Московского городского психолого-педагогического университета, директор Психологического института РАО, академик РАО:

- Если бы меня спросили, какой формулой можно было бы изобразить тот документ, который называется «стандарт дошкольного образования», я сказал бы, что это фактически система условий психолого-педагогической поддержки и развития, социализации детей. Уже сама эта формула показывает неординарный характер документа и работы, которая была проведена. По существу, в проекте стандарта ДО впервые даны ориентиры тем, кто работает с дошкольным детством: что такое система работы с ребенком в дошкольном детстве, как она строится, какие требования предъявляются к этой работе и каковы условия, которые фактически обеспечивают ее эффективность и качество.
Сегодня есть два вызова, на которые нужно обратить внимание. Один из вызовов - вызов всей системе подготовки кадров для работы с детьми в дошкольном детстве. В самом стандарте есть сформулированные требования к тем, кто будет работать с этими детьми. Понятно, что от требований до подготовки таких разных взрослых - от родителей до педагогов, которые могли бы работать с детьми в дошкольном детстве, очень большой путь. Мы это понимаем, и сегодня есть основания для того, чтобы работать в этом направлении. Во-первых, уже подготовлен проект профессионального педагогического стандарта, в котором специально предусмотрена подготовка воспитателя как психолого-педагогическое образование. Это очень важно, потому что невозможна подготовка воспитателя без ориентации на особенности развития в детском возрасте, а это дает только психологическая подготовка, когда взрослые знают психологию детей, понимают особенности их развития. Такая подготовка позволяет потом взрослому строить те ситуации, которые соответствуют закономерностям зоны ближайшего развития. Корреспондирование в этом плане стандарта дошкольного образования, который выставлен на всеобщее обсуждение, и профессионального стандарта деятельности учителя, который мы тоже все обсуждаем, - это очень важный момент, закладывающий основания для того, чтобы в стандарте подготовки учителя воспитатель как особый взрослый, который работает с этой категорией детей, был выделен, чтобы было прописано, какими же компетенциями он должен обладать. Эти компетенции заданы форматом стандарта дошкольного образования, значит, воспитатель должен уметь общаться с детьми, он должен понимать детей. Все это серьезный вызов потому, что существующая система подготовки воспитателей, вообще педагогов дошкольного образования, сейчас пока не отвечает тем требованиям, которые задает стандарт дошкольного образования. Причем важна подготовка не только самого воспитателя, но и тех людей, которые будут работать с детьми. В дошкольном образовании нужно сопровождение разных детей: детей с ОВЗ, детей с особенностями, с инвалидностью. Все должно быть учтено в системе подготовки кадров, потому что в стандарте прописано: выделение специальных образовательных условий для таких детей составляет часть деятельности того педагога, который будет работать по одной из важнейших частей этого направления. Разве до сих пор мы выделяли эти специальные условия, разве мы делали их предметом, который заботил воспитателя? Мы ведь только сталкивались и сталкиваемся с этим, мы только сейчас начинаем об этом говорить. Конечно, речь пойдет о специальной работе с родителями, повышении грамотности родителей, ведь для них это ежедневная работа с детьми и понимание того, что ситуация общения с ребенком бесценна для развития в этом возрасте.
Второй вызов, который есть в стандарте дошкольного образования, уже связан не столько с подготовкой кадров, сколько с разработкой основных образовательных программ. В этом стандарте (и это принципиальная позиция практически всех разработчиков) было наложено вето на те образовательные результаты, которые получатся после внедрения этого документа. То есть развитие детей - индивидуальное их развитие. Да, оно происходит в ситуации взаимодействия со взрослыми, но это разные дети и разные траектории их развития. Многообразие образовательных программ, креативность этих программ, которые пойдут, очень хороший вариант, поэтому в стандарте в обязательной части основной образовательной программы фактически закладываются требования к содержанию, которые будут ориентирами для разработчиков программ, чтобы многообразие и вариативность не превратились в хаос программ. Иначе может быть так: каждый предъявил свою программу и по-своему начал воспитывать, обучать ребенка. Введение этого элемента в обязательную часть образовательной программы я считаю крайне важным заходом на дальнейшую работу тех экспертных комиссий, которые будут оценивать программы. Очень важно сохранить в этом плане требования к разработке основных образовательных программ, понимая, что при свободе критериев развития ребенка, при фактически вариативности программ, таким критерием остается содержание, которое закладывается в обязательную часть программы, которое будет сохранять это многообразие.
Притом что в рабочую группу стандарта дошкольного образования входили разные специалисты, это была сложная работа. Люди, предлагая свои варианты, спорили, но у этих людей была одна главная задача - им было важно сохранить самоценность детства в дошкольном возрасте. Мне кажется, что это как раз свидетельствует о том, что в своей основе все удалось. Если стандарт дошкольного образования инициирует дальнейшие ответы общества и государства на те вызовы, которые мы обозначили, этот документ выполнит в значительной мере свою задачу. Мы очень сильно и сами продвинулись, когда начали с общих, всем знакомых слов о детстве, а потом перевели их в достаточно строгие формулы стандарта. У нас получился очень сложный документ, потому что его писали для того возраста, когда слово «стандарт» очень трудно применяется.