Глава 1
«А хорошо быть президентом! - однажды подумал Никитка.  - Ничего не делаешь, только всеми командуешь»
А тут мимо как раз президент пролетал на своем вертолете. Услышал он, что Никитка подумал, и на крышу Никиткиного дома приземлился. Заходит к нему в комнату и важно так говорит:
- Здравствуйте, Никита Алексеевич! Я услышал ваши мысли по специальному аппарату и вот что хочу вам предложить...
А Никитка глаза трет  - думает, что ему все мерещится.
- Президентом, конечно, быть хорошо. Тут я с вами, Никита Алексеевич, согласен, - продолжает президент.
А Никитка своим ушам не верит.
- Но, - говорит президент, - очень это дело утомительное. То машины проверяй, то на рояле играй, то в море с аквалангом погружайся. А еще и государством управлять надо.  У вас в школе хоть каникулы бывают. А я даже во время отпуска никак отдохнуть не могу. Вы, Никита Алексеевич, я смотрю, умный человек. Не хотите ли меня на некоторое время на посту моем ответственном заменить?
- Ну я  согласен, - не стал отказываться Никитка.
Быстренько записку родителям написал: «Улетел управлять государством. Котлеты съел». В вертолет президентский погрузился, и они полетели.
Летят на вертолете, а внизу страна. Большая-пребольшая.
- И я могу всем этим управлять?
- Конечно, - говорит президент. А сам парашют надевает.
- И я могу всеми командовать?
- Конечно, - говорит президент. А сам дверь вертолета открывает.
Они как раз над Черным морем пролетали, недалеко от Сочи.
- Счастливо! - говорит президент и из вертолета выпрыгивает.
- Хорошо, - обрадовался Никитка. И командует пилоту: -  Вези меня во дворец, или где там президенты живут.  Только побыстрее,  а то мне уроки еще делать. Наталья Евгеньевна у нас строгая. Не сделал домашку, сразу двойку ставит.
- Что, она и президенту двойку поставит?  - удивляется пилот.
- Кому угодно, - вздыхает Никитка.

Глава 2
Прилетели они в президентскую резиденцию, а там уже министры собрались.
- Здравствуйте, Никита Алексеевич, - улыбаются министры. - У вас уже есть приказы, указания? Может, кого-нибудь снять с должности хотите или реформу провести?
- Нет, - отвечает министрам Никитка, - сначала уроки.
- Уроки? - удивляются министры.
А пилот вертолета им объяснил:
- Учительница строгая. Даже президенту двойку поставит.
- Ну с учительницей мы разберемся, - сразу обрадовался министр образования. - Ее можно уволить.
- Не надо Наталью Евгеньевну увольнять, - испугался Никитка. - Она хорошая.
- Ну раз учительницу нельзя увольнять, может, проведем реформу и оценки отменим?
- И пятерки? - забеспокоился Никитка.
- И пятерки! - радостно согласился министр образования.
- Нет, я не согласен. Двойка у меня пока одна, а пятерок много. Не хочу их отменять.
- Тогда мы только пятерки оставим, - тут же нашелся министр образования. - Прямо сейчас издадим приказ, что с завтрашнего дня во всех школах нашей страны учителя имеют право ставить только пятерки.
Эта идея Никитке понравилась.
- Идите, пишите приказ, - скомандовал он министрам. - А я уроки делать буду.

Глава 3
С русским Никитка быстро справился. А вот с математикой пришлось повозиться.
«У Вовы 24 марки, а у Миши на 6 марок больше. Сколько марок у Вовы и Миши вместе?»
Никитка уже начал считать, сколько марок у Миши, но тут снова пожаловали министры с приказом. Очень уж им не терпелось, чтобы Никитка его подписал.
- Я, - говорит Никитка, - математику делаю. Вы меня, пожалуйста, не отвлекайте.
- Математику! - обрадовались министры.
А министр экономики похвастался:
- Я в школе математику очень любил.
- Читайте, Никита Алексеевич, что вам задали, - попросил министр образования. - Мы вместе все быстро решим.
- У Вовы двадцать четыре марки, а у Миши на шесть  марок больше...
- Какая несправедливость! - тут же возмутился уполномоченный по правам человека.  - Почему у одного мальчика марок больше, чем у другого?
- Да-да, - согласился уполномоченный по правам ребенка. - Надо срочно разыскать родителей Вовы и объяснить, что они нарушают права своего сына, не покупая ему марки в нужном количестве.
- А меня волнует другой вопрос, - заговорил вдруг глава Комитета по борьбе с коррупцией. - Почему родители Миши могут себе позволить купить ребенку больше марок, чем родители Вовы. Может быть, они берут взятки и на эти грязные деньги покупают марки своему сыну?
- Да-да, вы правы. Надо проверить этих родителей, - загалдели министры.
- И автора учебника заодно, - предложил министр по печати. - Почему он, зная о таких вопиющих фактах, не поспешил сообщить куда следует?
- Но это же задача! - попробовал остановить расшумевшихся министров Никитка.
Но министры его уже не слушали:
- Может быть, автор учебника заинтересованное лицо?
- Родители Миши поделились с ним наворованными деньгами?
- Что там еще пишут в этом учебнике?
И такой шум поднялся, что Никитка от ужаса под стол спрятался.
Министры еще долго возмущались, а потом один министр посмотрел на часы и сказал, что рабочий день закончился. Тогда министры возмущаться перестали, подхватили свои портфели и из резиденции уехали.
Никитка вылез из-под стола, снова уселся за учебник по математике и задумался:
- Оказывается, президентом тяжело быть. И математику не сделал, и приказ не подписал, но очень устал.

Глава 4
А утром Никитка в школу прилетел. Одноклассники его обступили. И даже ребята из старшей школы пришли и попросили сфотографироваться, потому что вчера, оказывается, в вечерних новостях передали, что он, Никитка, пока настоящий президент отдыхает, его заменяет. Все Никитке руку пожимали, по плечу хлопали, и даже Лена Померанцева с ним простым карандашом на уроке поделилась.  Свой карандаш Никитка в резиденции потерял, пока под столом прятался.
И Никитка решил, что президентом все-таки быть хорошо!
Только Наталья Евгеньевна вела себя как ни в чем не бывало. На математике его к доске вызвала, заставила примеры решать. По русскому замечание сделала, что он букву «ж» неаккуратно в тетради прописал. А как ее аккуратно пропишешь, если она такая сложная?
«Может, Наталья Евгеньевна не знает, что я теперь президент? - подумал Никитка. - Может, она вечером как раз тетрадки проверяла и не смотрела новости?»
На переменке он подошел к учительнице и тихо сказал:
- А я ведь теперь, Наталья Евгеньевна, президент.
- Я знаю, Никитка, - так же тихо ответила Наталья Евгеньевна.
- А почему вы меня не поздравляете? - удивился Никитка.
- А с чем тебя поздравлять? - тоже удивилась Наталья Евгеньевна.
- Не знаю, - пожал плечами Никитка. - Просто все поздравляют, а вы нет.
- А я тебя жалею. У тебя теперь очень много дел, как же ты учиться будешь?
- Хорошо буду учиться,  - пообещал Никитка. - Я сегодня приказ подпишу, чтобы всем в школе только пятерки ставили.
Наталья Евгеньевна грустно посмотрела на Никитку, вздохнула, но больше ничего не сказала.

Глава 5
В резиденции уже толпились министры. Они окружили стол, за которым вчера Никитка уроки делал, и галдели: «Особая секретность!», «Государственная важность», «На баланс», «Резолюция».
Сел Никитка за стол, а ему уже папку принесли. А в папке бумаг видимо-невидимо.
- Это что? - удивился Никитка.
- Это приказы!
- Указы!
- Постановления!
- Пока вы в школе были,  мы сочиняли.
- А мне теперь что с ними делать? - интересуется Никитка.
- Читать!
- Можно не читать!
- Утверждать!
- Подписывать!
Закричали министры и стали бумаги из папки выхватывать, друг друга толкать и стараться побыстрее Никитке передать. Хорошо, что в этот момент в кабинет зашел пилот вертолета и сказал, что президенту надо обедать.

Глава 6
Президентская столовая была большая и нарядная. Как актовый зал перед Новым годом. В центре стоял длинный-длинный стол. А вдоль него стулья с высокими спинками. Стол был накрыт мягкой скатертью цвета спелой вишни, и стулья были обиты точно такой же тканью.
- А зачем так много? - удивился Никитка, считая стулья. Их оказалось ровно сто.
- Для министров. Самые лучшие всегда обедают с президентом.
- А у нас наоборот, кто хуже себя ведет - тот и сидит с Натальей Евгеньевной в столовой.
- Почему?
- Чтобы не баловались.
- Ну, пойду звать  министров, - сообщил пилот вертолета.
- А может, не надо? - чуть не заплакал Никитка.
- Надо, Никита Алексеевич, - сказал пилот вертолета и добавил странное слово: - Регламент.
Затем пилот вертолета отодвинул стул во главе стола и сказал Никитке, что он может садиться. Обед сейчас подадут. А сам открыл дверь в столовую, и тотчас же в нее вошли чинно, друг за другом девяносто девять министров. Правда, у стола они немного смешались и чуть не подрались за право сидеть около Никитки.
Обедать было скучно. В школе они с ребятами успевали обсудить все, что приходило на ум. А тут тишина - только слышно, как министры ложками стучат. Пилот вертолета во время обеда у двери сидел. За стол ему не положено было. И тогда Никитка решил пилота к себе позвать.
Министры сразу всполошились:
- Как за стол?
- Простого пилота?
- Нельзя так!
А Никитка набрался храбрости и говорит:
- Приказ президента!
И тогда министры сразу замолчали. Из соседнего зала принесли в столовую сто первый стул. Приборы поставили. Пилот на Никитку как-то странно посмотрел, но за стол сел.
- А то скучно, - объяснил ему Никитка, - поговорить не с кем.
- Понятно, - сказал пилот вертолета и ложкой суп в тарелке размешал.
- Давай разговаривать, - предложил ему Никитка.
- Хорошо, - согласился пилот.
- Ну, рассказывай!
Пилот вертолета даже ложку обратно в тарелку опустил.
- Что, - спрашивает, - рассказывать?
- Ну что-нибудь, - объяснил Никитка. - Хоть, например, как ты пилотом стал.

Глава 7. История пилота вертолета
- Летать любил с детства, - объяснил пилот вертолета...
Все на уроке сидят, математику решают, ну или там упражнения по русскому пишут, буковки разные. А я на уроке усидеть не мог. Вроде сначала как все, прихожу, за парту сажусь. А как только звонок на урок прозвенит,  все сидят, а я лечу. Сначала невысоко, над самыми партами. А ближе к концу урока мог и до потолка взлететь.
Учительница наша все время вздыхала.
- Ума не приложу, - говорила, - что с тобой делать. Усидчивости тебе не хватает.
А еще она боялась в кабинете окно открывать. Однажды открыла, и я сначала, как обычно, над партами поплыл. А потом меня легким сквозняком к окну утянуло. Вылетел я на улицу, неторопливо над школьным двором проплыл один раз, другой.
Хорошо на улице. Апрель. Весна. Птички поют.
А потом гляжу - учительница наша внизу бежит и кричит мне:
- Вернись! Вернись в кабинет!
А следом за учительницей директор бежит и завучи. И тоже кричат:
- Немыслимо! Срыв уроков! С родителями в школу!
Смотрю я, а в школе действительно никто не учится уже. Все в окна высунулись, на меня смотрят, как я над школьным двором летаю.
Я тогда сразу домой полетел. Раз сказали с родителями,  значит, с родителями. Хорошо, у нас дома тоже окно было открыто по случаю тепла. И мама на кухне борщ варила. Она как меня увидела, на стул села и почему-то заплакала.
- Сбежал, - спрашивает, - с уроков?
И мне как-то обидно сделалось, что я тоже на стул опустился. Я-то думал, она обрадуется, что я летать умею. А она в слезы:
- Где это видано, чтобы люди летали? И что в школе теперь скажут?
- А они уже сказали, - ответил я маме, - чтобы я без тебя не приходил. Я уроки сорвал.
- Ох, - мама руками всплеснула. Вытерла их о передник. Окно закрыла. И даже форточку на всякий случай. Передник сняла. Прическу поправила. Взяла меня за руку, и мы вместе в школу отправились. Лететь мне уже почему-то не хотелось.
В школе срочно собрали педсовет.
 - Безобразие! - возмущались завучи. - Все на уроках сидят, а он летает!
- Вопиющий случай! - кричали учителя. - Никогда такого в нашей школе не было!
А директор сказала:
- Чтобы в первый и последний раз!
На этом педсовет закончился.
С тех пор летать я перестал. Поначалу еще пытался, но учительница, когда видела, что я над партой зависаю, тут же говорила:
- Вернись на место.
Приходилось возвращаться. Так постепенно летать я и разучился. Зато математику выучил, физику. В летное училище поступил. Стал хорошим пилотом.

Глава 8
Когда пилот закончил рассказывать, министров за столом уже не было.
- Снова ушли приказы сочинять, - объяснил пилот вертолета Никитке.
- Им что, больше заняться нечем? - удивился Никитка.
- Они больше ничего не умеют.
- А президент?
- А президент все уметь должен и все знать. Он самое ответственное лицо.
- Как это - ответственное? - не понял Никитка.
- Это значит, что он за все отвечает.
- А я думал, что он всеми командует.
- Э нет! Тебе, что ли, прежний президент не объяснил?
- Нет. Он сказал, что я всеми командовать буду и управлять. А у меня пока и командовать не получается, и поиграть некогда, и уроки делать надо. Не хочу я больше быть президентом. Я гулять хочу! А там эти, - Никитка показал на дверь, - прочитай да подпиши.
- Прежний президент так же говорил.
- Когда он уже вернется?
- Боюсь, что никогда, - огорчил Никитку пилот вертолета.
- Как так?
- Сбежал он.
И тогда Никитка заплакал.

Глава 9
«Прощайте, мама, с папой и любимая «пи-эс-пи», до свиданья Наталья Евгеньевна. Не пропишу я вам красиво букву «ж» и примеры по математике больше никогда у доски не решу. Завалят министры меня своими приказами. Заставят на рояле играть, над страной летать и на дно морское опускаться, потому что я теперь за все, за все отвечаю и должен решать, правильный приказ министры написали или неправильный», - горько плакал Никитка в большой президентской столовой. А за дверью министры возмущались:
- Вот же президент нашелся!
- Пока он рыдает,  у нас рабочий день закончится.
- Ни одного приказа подписать не успеем.
- Ну он же маленький, - пытался объяснить им пилот вертолета.
- И что? - удивлялись министры. - Не надо было на себя такую ответственность брать.
- Нам главное, чтобы приказы подписывал!
Пилот вертолета им ничего не ответил. Вернулся в столовую. Никитку по голове погладил. Молока ему принес. А потом снова вышел к министрам и объявил:
- Сегодня короткий день. Приказ президента.
Министры удивленно друг на друга посмотрели. А потом быстро портфели подхватили и уехали из резиденции.

Глава 10
Ночью Наталье Евгеньевне приснилось, что у нее косички. Две. Рыжие такие. И бантики синие. Наталья Евгеньевна прыгала через скакалку и весело смеялась. Громко. Так громко, что не сразу услышала, как стучат в дверь. А когда услышала, смеяться перестала и немного испугалась. Потому что проснулась она еще не совсем Натальей Евгеньевной, а рыжей девчонкой Наташкой.
Наталья Евгеньевна на цыпочках к двери подошла, прислушалась, осторожно спросила:
- Кто там?
- Это я, - отозвался с той стороны двери Никитка.
Наталья Евгеньевна тут же открыла дверь, запуская Никитку в квартиру.
- Ой, - немного смутилась она, потому что следом за Никиткой вошел пилот вертолета.
- Наталья Евгеньевна, помогите! - не стал терять времени Никитка.
- Что случилось? - не поняла учительница.
- Никита Алексеевич больше не хочет быть президентом, - объяснил пилот вертолета.
- И? - снова не поняла Наталья Евгеньевна. - Не хочет - и правильно. Ему учиться еще надо.
- Но прежний президент сказал, что отдыхает, и не выходит на связь.
- Он сбежал, - всхлипнул Никитка.
- Как это - сбежал? - Наталья Евгеньевна совершенно ничего не понимала.  - И при чем тут я?
- Вы умная! - снова всхлипнул Никитка. - На уроках нам все так здорово объясняете.
- Нам нужно старого президента найти и уговорить вернуться, - объяснил пилот вертолета.
- Так я-то чем помогу? - Наталья Евгеньевна удивленно смотрела то на пилота, то на Никитку. - Никита, почему ты не пошел к маме с папой?
- Папа в командировку уехал. А мама только одно спрашивает: хорошо ли я питаюсь и все ли уроки сделал.
- А ты?
- А я питаюсь хорошо. А уроки... не успел я сегодня.
- Так я и думала, - огорчилась Наталья Евгеньевна.
- Вот и надо старого президента найти!
- Ему уроки делать не нужно, - закивал Никитка.
- Только где же мы его искать будем? - задумалась Наталья Евгеньевна.
- Где искать - это не проблема, - объяснил пилот вертолета. - Я хорошо координаты запомнил, где мы его высадили. Проблема - уговорить его вернуться. Нас с Никиткой он не послушается.
- А вот вас... вас, Наталья Евгеньевна, даже школьные хулиганы слушаются.
- Потому что вы строгая, - зачем-то добавил пилот вертолета.
- Хорошо, - сдалась Наталья Евгеньевна. - Значит, будем искать подход.

Глава 11
Они летели над  Черным морем. Молчали. Пилот сосредоточенно следил за приборами. Наталья Евгеньевна искала подход. А Никитка просто боялся всем мешать. Тишину нарушал только шум винтов. А потом пилот воскликнул:
- Вот он!
И Никитка увидел, как в темноте на скале вырастает дом, обнесенный высоким забором.
- Как же мы туда попадем? - удивилась Наталья Евгеньевна.
- А мы приземлимся прямо на крышу! - сказал пилот вертолета.

Глава 12
Президент спал.
- Неудобно, - сказала Наталья Евгеньевна. - Спит человек, а тут мы.
- До утра подождем? - спросил пилот вертолета.
- А школа? - заволновался Никитка.
- Да, до утра нельзя, - согласилась Наталья Евгеньевна. - Школа.
- Значит, будить? - спросил пилот вертолета.
- Только осторожно, - попросила Наталья Евгеньевна. - Все-таки спит человек, а тут мы.
Пилот вертолета кивнул и осторожно потряс президента за плечо. Тот недовольно заворочался, но не проснулся. Пилот вертолета легко потянул одеяло с президента, но под ним еще одно оказалось.
- Предусмотрительный, - сказала Наталья Евгеньевна.
И тут Никитка вытянулся, как их на музыке учили, воздуха побольше набрал и запел:
Россия - священная наша
держава,
Россия - любимая наша страна...
Наталья Евгеньевна и пилот вертолета даже подпрыгнули от неожиданности. Но одновременно с ними с кровати вскочил и президент.
Сначала, казалось, он никого вокруг не видел. С космической скоростью бросился к шкафу и через несколько секунд уже был облачен в деловой светло-серый костюм. Затягивая на шее галстук, президент с удивлением смотрел на Никитку, пилота вертолета и Наталью Евгеньевну.
- Здравствуйте, - подала всем пример Наталья Евгеньевна. - Я Наталья Евгеньевна.
- А я Никитка, - сказал Никитка. - Мы с вами уже виделись.
- А я...
- Пилот вертолета, - договорил за него президент. - Я помню. Чем обязан? - и строго-строго на всех посмотрел.
Никитка и пилот вертолета тут же растерялись. Зато Наталью Евгеньевну строгим взглядом было не напугать.
- Видите ли, уважаемый президент, - заговорила она. - Я понимаю, что вам трудно, вы устали. Но не кажется ли вам, что оставлять на таком ответственном посту маленького мальчика верх безответственности?
- Это еще почему? - обиделся президент.
- Должность президента - очень большая и важная должность, - продолжила Наталья Евгеньевна. - А Никитка маленький, даже несмотря на то что учится уже во втором классе...
- Но он сам хотел! - перебил Наталью Евгеньевну президент. - Я-то тут при чем?
- Вы же взрослый человек, должны понимать!
Но президент понимать ничего не хотел. Он недовольно посмотрел за окно. И, увидев, что там темно, сердито пробормотал:
- Который сейчас час? Темень за окном! Зачем вы меня так рано подняли?
- Мы пришли к вам для серьезного разговора, - ответила Наталья Евгеньевна. - А вы ведете себя совершенно несерьезно.
- Хуже первоклассника! - добавил Никитка.
- Возвращайтесь на пост! - строго сказал пилот вертолета.
- Ни за что! - надулся президент и прямо в костюме улегся снова в кровать. Накрылся с головой одеялом и засопел.
- Какая невоспитанность! - возмутилась Наталья Евгеньевна.
И тогда пилот вертолета сказал:
- Ну как хотите. На вертолете я вас больше катать не буду! - и вышел из комнаты.
Никитка с Натальей Евгеньевной секундочку постояли, а потом поспешили вслед за пилотом.
- Не получилось, - грустно вздыхал Никитка. - Быть мне теперь президентом.
- Не переживай, - попыталась подбодрить его Наталья Евгеньевна. - Через несколько лет президентский срок кончится. Сделают новые выборы. Кого-нибудь другого изберут.
- А если нет?
Теперь грустно вздохнула Наталья Евгеньевна.
И тут они услышали, как в коридоре зашлепали босые ноги.
- А я сам! Сам умею! На самолете! - услышали они голос президента.
- На радиоуправлении все умеют! - крикнул ему пилот.  - А так, чтоб виражи и уши закладывало?
Президент не ответил.
Пилот открыл люк, ведущий на крышу.
- Я согласен на переговоры! - заголосил президент.

Глава 13
Переговоры были долгими. Никитка даже уснул за столом. Потому что говорили в основном Наталья Евгеньевна, президент и пилот вертолета. Что переговоры закончились, Никитка понял, когда Наталья Евгеньевна его разбудила и, улыбаясь, спросила:
- Ну что, в школу? Или отдохнешь денек?
- В школу, в школу! - торопливо ответил Никитка. А то вдруг все передумают и снова отправят его в резиденцию.
Уже когда они летели над морем, Никитка на всякий случай осторожно спросил:
- Так я больше не президент, да?
- Не президент, - кивнула Наталья Евгеньевна.
- Ура! - закричал Никитка. - Теперь я могу быть кем хочу!
- Можешь, - улыбнулась Наталья Евгеньевна.
А внизу была страна. Большая-пребольшая.