И он в свою очередь не знал ничего про браконьеров. По натуре это был добрый и доверчивый человек, который никогда не ждет ни от кого ничего плохого. Он продвигался по жизни с открытой душой, каждый раз протягивая руку новым знакомым. Так и теперь он спокойно направлялся на реку через лес. При себе у него были только удочки, хлеб и пара свежих истобенских огурцов. Он шагал, радуясь выходному дню, хорошей погоде и будущей рыбалке.
А браконьеры, напротив, были такими людьми, которые всегда имели что-то за душой, то ли камень за пазухой, то ли просто недобрую мысль нажиться на всем, что видят. Чаще всего этих браконьеров посещала мысль нажиться на незаконной ловле рыбы. Совсем не так, как Генерал, совершенно иначе рыбачили эти браконьеры. На реку они брали с собой сети, а то и динамит. То есть объемы заготовки рыбы приближались к промышленным. За этим-то занятием и застал их Генерал. Рыбины, предвидя приближение главнокомандующего, выпрыгивали из воды и запрыгивали обратно. Глядя на них, один браконьер закидывал в реку сети, а другой в это же самое время доставал из рюкзака динамит и поджигал фитили. Генерал быстро сообразил, куда пропала взрывчатка из его сейфа.
Он потихоньку подкрался к браконьерам, повезло еще, что оба они стояли лицом к реке. Старый вояка приставил удочки между лопаток браконьеров.
- Руки вверх! Буду стрелять! - сказал он как можно более грозно. Браконьеры подняли руки. При этом они выпустили сети и динамит. Ладно сети, рыбы просто запутались в них. А вот динамит упал бы на землю, но Генерал успел подхватить его. Браконьеры оглянулись и пустились наутек, видя такое дело. Что бы сделал любой другой человек, окажись у него в руках взрывчатка, которая вот-вот рванет? Правильно, отбросил бы ее подальше от себя. Так же поступил и наш Генерал. Он выкинул ее в реку. Отчего рыба всплыла брюхом кверху, и ее понесло толщей воды. Ниже по течению реки в засаде сидели работники Рыбнадзора.
- Генерал в лесу, - сказали работники, с грустью глядя на утекающую за границу рыбу. Как раз через пять метров было уже другое государство.
- Генерал в лесу, - радостно говорили тамошние пограничники и вытаскивали из реки добычу.
Тут наш Генерал оглянулся и увидел, что на лес наступает горячее пламя. Это от динамита оторвался горящий фитиль, а с него огонь перекинулся на сухую траву, с травы на маленькие кусты, и вот теперь пламя изготовилось напасть на молодые елочки, чтобы с них перебраться на большие деревья и поглотить весь лес. Что делать? Любой человек на месте Генерала растерялся бы. А Генерал не растерялся. Взял браконьерский котелок, начал черпать им воду из реки и тушить огонь. Лес по-прежнему шумел, но теперь уже не от радости нового дня, а от страха за свою и генеральскую жизнь. Было чего бояться! Но наш Генерал так быстро бегал с водой от реки, а потом обратно за водой к реке, так браво затаптывал ногами пламя, что через три часа от огня не осталось ничего. За это время Генерал продвинулся на несколько десятков метров от той тропинки, по которой пришел к реке. Удочки его сгорели, хлеб обуглился, и только истобенские огурцы сохраняли свою первозданную свежесть. А так как Генерал надышался дымом, испытывал желание огромное попить и вообще сделать еще что-нибудь, то немедленно съел один огурец. Второй оставил про запас. И правильно, ему еще предстоял поиск тропинки или дороги обратно.
Тем временем браконьеры успели скрыться. Но урок пошел им на пользу. Они решили впредь не ходить на рыбалку с сетями и динамитом, все равно никогда ничего хорошего из этого не выходило, все время одно и то же: приходил Генерал, сети и взрывчатка пропадали, а в лесу начинался пожар. Хорошо, в этом году не было ветра, а то в прошлый раз он дул так сильно, что браконьерам пришлось тушить пожарище вместе с Генералом. После этого они зареклись браконьерствовать, но их хватило только на три года. И вот, пожалуйста, сейчас повторяется та же ситуация. Ждал их там Генерал, что ли?
А Генерал и правда потерял свою тропинку. Долго смотрел он по сторонам и не мог понять, в какую сторону двинуться. Как назло, компас оставил он дома. Но делать нечего, надо было куда-нибудь идти, и он пошел куда глаза глядят. К сожалению, глядели они совсем не туда, и скоро Генерал чуть было не пересек государственную границу, но вовремя остановился, грустно посмотрел вокруг и достал из кармана последний истобенский огурец.
Не зря говорят, что подобное притягивает подобное. Истобенский огурец совершил настоящее чудо. Съев его, Генерал как будто вспомнил, откуда он принес этот овощ. Голова его повернулась в правильном направлении, а ноги зашагали в нужную сторону. И еще до темноты Генерал снова был дома. Птицы, змеи, насекомые, кроты и все, кто остался в лесу после страшного пожарища, так устали от вида жестокой стихии, что легли спать и не могли приветствовать Генерала на обратном пути. Но все равно они были рады - то ли тому, что он появился в их лесу, то ли тому, что он уже уходит и они его не увидят еще года два или три.

​Мария Ботева жила в Вятке и Екатеринбурге. Училась на факультете журналистики и в театральном институте. Вернулась в Вятку. Ходила в походы и экспедиции с тяжелым рюкзаком, ездила на поездах. Занимается этим и по сей день. Работает фотографом и журналистом, пишет пьесы, сказки и что-нибудь еще. Самое лучшее из того, что может сделать: ходить по земле и рассказывать об этом людям.