Не будучи москвичом, я всегда считал, считаю и уверен в том, что у московского образования были, есть и будут особые, отличающиеся от всех регионов Российской Федерации цели и задачи. Москва просто обязана ставить перед собой эти особые задачи в силу особой столичной функции города и, надо признать, в силу особых потребностей москвичей, в силу особых возможностей, которые есть у нашего замечательного города. Поэтому главная цель, которую мы ставим перед системой московского образования, - это увеличение его вклада в рост конкурентоспособности столицы. Я говорю о конкурентоспособности Москвы, потому что ранее такую задачу никогда не ставили, ибо в советское время Москве было просто не с кем конкурировать, что называется, за явным преимуществом, а определенная закрытость страны не предполагала какую-либо конкуренцию столицы на международном уровне. Сегодня ситуация изменилась: Москва как столица великого государства обязана быть конкурентоспособной на мировой арене. Таким образом, наша генеральная цель - увеличить вклад системы образования в рост конкурентоспособности Москвы. Что мы для этого можем, а значит, обязаны сделать?
Мы обязаны решить две очень понятные задачи. Первая - создать условия для развития способностей каждого московского школьника. Я специально подчеркиваю слово «каждого», потому что потерянные способности даже одного московского школьника - это потери потенциала города за его счет, потерянные способности тысяч московских школьников, а это уже явная угроза конкурентоспособности нашего города. Вторая задача, не менее важная, чем первая, - сохранение в обществе консолидирующей роли системы образования. Мы видим и, уверен, понимаем, что если разные группы людей имеют совершенно разный доступ к образованию, его возможности не используются должным образом. Если свою обиду взрослый человек еще иногда может вытерпеть и промолчать, то обиду своего ребенка ни один нормальный родитель переносить не может. Поэтому, когда в обществе наступает избыточное расслоение по доступности качественного образования для разных групп населения, это всегда прямой путь к конфронтации в обществе, ко всему прочему неприятному, чего нельзя допустить в нашем городе. Поэтому, оценивая генеральную цель и задачи, которые поставлены, мы выходим на мощный и, может быть, даже непривычный уровень деятельности, говорим о серьезных задачах, которые имеют большое социальное значение для столицы, выходим за привычные рамки понимания педагогических задач, стоящих перед системой образования.
Если говорить о механизмах, с помощью которых решаются эти две задачи, то, конечно же, мы в первую очередь должны обозначить все те механизмы, которые были заложены в пилотный проект, утвержденный 22 марта 2011 года постановлением Правительства Москвы №86ПП.
Первый ключевой механизм - равнодоступное личностно ориентированное финансирование образовательных учреждений. Формально этот термин называется «нормативно-подушевое финансирование», но я очень не люблю этот термин, поэтому заменяю его термином «личностно ориентированное». Деньги приходят в образовательное учреждение только вместе с личностью ребенка, который решил это сам или так захотели его родители, чтобы его учили и воспитывали в этом учреждении. То есть было принято решение, что мы уходим от финансирования образовательного учреждения по статусу, ни для кого не секрет, что у нас были учреждения, которые только за статус иногда получали в три раза больше, чем обычные школы, что мы переходим к равному финансированию для каждого ребенка в зависимости от того, что выбрала семья, что выбрал ребенок, и эти деньги идут за ребенком в то учреждение. Еще раз подчеркну: наверное, ключевой момент всех изменений то, что деньги принадлежат не учреждению, не департаменту, не префектуре, а ребенку, который приносит эти деньги образовательному учреждению, когда приходит туда, и уносит деньги, когда оттуда уходит. Постепенно город (к сожалению, постепенно - невозможно, чтобы все решилось в одночасье!) переходит к ситуации, когда уже не школа отбирает понравившихся ей учеников, а семья выбирает понравившуюся ей школу, отбирает в этой школе нужную образовательную траекторию для своих детей. Это психологически болезненно, это очень сложный переход, потому что многие школы, причем, скажем, лучшие школы города, привыкли к тому, что это они отбирали понравившихся им учеников, а тут ситуация начинает переворачиваться, что для них совсем не просто. Я считаю, что не нужно этот процесс форсировать, но он благодаря заложенным механизмам финансирования начинает сам «входить в мозги» всех работников системы образования, и постепенно система начинает понимать, что не школа отбирает понравившихся ей детей, а дети, семья выбирают понравившуюся им школу, понравившуюся им образовательную траекторию, профили обучения. Все это ключевой момент, и он сегодня решен на нормативно-правовом уровне, естественно, есть нормативно-правовые документы, но до окончательной победы этого принципа еще необходимо определенное время. Хотя мы видим, что все больше и больше характер отношений между семьей и школой начинает детерминироваться именно к этим механизмам.
Следующий механизм - это независимый мониторинг результатов деятельности образовательных учреждений. Я могу признаться, что в первое время очень много ездил, смотрел школы, много разговаривал с директорами и педагогами. Мне все время пытались сказать: вот это школа хорошая, а вот эта школа плохая. В ответ на слова: «Назовите результаты, подтверждающие, что это хорошая школа, а эта плохая!», как правило, мне начинали перечислять какие-то моменты, характеризующие процессы, может быть, ресурсы школы, но ни в коем случае не результаты. Стало понятно, что нужен независимый объективный мониторинг деятельности образовательных учреждений. Такая система сегодня создана, она, конечно, требует совершенствования, на базе Московского центра качества образования уже есть Московский регистр качества, который дает, по сути дела, понимание результатов деятельности каждого ученика в довольно больших подробностях.
Для нас главное не только провести независимый мониторинг, но и позволить себе общественно-публичное сравнение результатов деятельности образовательных учреждений. Это было бы невозможно, если бы не было независимой объективной диагностики, но так как она есть, то и был выстроен так называемый рейтинг вклада московских школ в обеспечение качественного образования москвича, сегодня этот рейтинг известен как рейтинг на гранты мэра Москвы. Он абсолютно простой, выстраивается по небольшому числу чисто арифметических параметров без всяких заявлений, дополнительных проверок, и в нем каждая школа получает свое место. Основные задачи рейтинга - выявление и поддержка лучших социально-педагогических практик, определение направлений развития образовательных учреждений, ориентированных на измеряемые показатели результативности деятельности образовательных учреждений (результаты ЕГЭ, ГИА, предметных олимпиад, диагностик). Понятно, что этот рейтинг имеет и мотивирующее значение в своей публичности, в своей сравнительности, но он подкреплен еще достаточно солидными грантами мэра Москвы педагогическим коллективам, которые побеждают в этом рейтинге, обеспечивая высокие результаты работы ОУ. Гранты мэра Москвы в сфере образования предназначены на развитие, содержание и оснащение образовательных учреждений, в том числе на стимулирующие выплаты работникам. (См. таблицу 1.)
Два года это было по 85 грантов, сейчас их число увеличено до 170, причем по предложениям директорского корпуса мы пошли на уменьшение дифференциации и размеров этих грантов, однако увеличили их количество, потому что за два года результаты школ стали намного плотнее. Если раньше явно лидировали 50-60 учреждений, далеко оторвавшихся в рейтинге от всех остальных, то теперь, к счастью, плотность в верхних слоях этого рейтинга уже такова, что разрыва почти нет, поэтому мы и увеличили количество грантов. Все это сегодня побуждает школы думать о том, как расширить профили обучения детей, которых они учат, как привлечь в свое учреждение детей всех уровней (и дошкольного, и начального, и основного среднего, и старшего), как организовать для этих детей дополнительное образование в школе.
Мы понимаем, что каждая семья хочет, чтобы близко к дому было образовательное учреждение, в котором могут учиться и дошкольники из этой семьи, и школьники, и те дети, которые любят литературу, и те, которые любят математику, и те, которые хотят заниматься техническим творчеством, если у ребенка золотые руки, и танцевать. Сегодня школа для того, чтобы быть интересной семье, вынуждена искать пути к тому, чтобы многогранно проявляться для семьи. Это привело к движению, которое превратилось в создание таких многопрофильных, многоуровневых образовательных комплексов в каждом микрорайоне. Я еще и еще раз хочу подчеркнуть, что создание образовательных комплексов не цель, не самоцель и даже не задача. Это один из механизмов формирования в каждом микрорайоне такого учреждения, которое может удовлетворить разные потребности разных людей. Сегодня этот процесс в городе идет. Мы знаем, что есть закон диалектики: чем сложнее процесс, тем больше гарантий результатов. Многим этот процесс не очень нравится, и понятное дело, почему. Некоторое количество управленцев в результате лишаются директорских должностей, лишаются должностей и некоторые заместители директоров. Я разговариваю с некоторыми бывшими директорами, у которых два года назад зарплата была 40 тысяч, сегодня они как заместители получают 140 тысяч рублей, тем не менее им не хочется быть заместителями. Однако система существует не для удовлетворения потребностей Зотова, Калины или каких-то иных директоров, она существует для удовлетворения потребностей московских семей. Комплекс имеет совершенно иные потребности для удовлетворения разнообразных потребностей московских семей, московских детей. Поэтому более чем верю, что этот механизм и его результаты, которые появятся через некоторое время, когда пройдут сложности процесс создания комплексов, будут восприниматься уже нормально. Не знаю, к сожалению или к счастью, но вступать ли в комплекс каждое образовательное учреждение само решает для себя. Юго-Восточный округ пока у нас точно не лидер в создании таких комплексов, но думаю, что ситуация изменится. Заявок на создание комплексов у нас очень много, часть заявок мы вынуждены отклонять, потому что их авторы пытаются объединить несоединимые по своим задачам учреждения или учреждения, расположенные через большие дороги, которые явно разрезают комплекс на несоединяемые части. Тем не менее сегодня есть много заявок, в том числе и удовлетворенных. Думаю, что жители Юго-Восточного округа в ближайшее время тоже почувствуют, что у них расширяется возможность выбора внутри того микрорайона, где они живут, за счет объединения сил тех образовательных учреждений, которые были раньше распылены по мелким учреждениям.
Формирование школ-комплексов
    Поступили на рассмотрение заявки от 3323 учреждений на создание 941 школы-комплекса.
    Создано 568 школ-комплексов.
    В состав школ-комплексов войдут 1834 учреждения (идет оформление документов в налоговых органах).
    Отклонено 179 совместных предложений от 707 учреждений.
Причины отклонений заявок:
- несоблюдение территориального признака;
- избыточное количество учреждений, предполагаемых к объединению;
- нецелесообразность объединения из-за специфики учреждений.
    На рассмотрении в Департаменте образования находятся совместные предложения от 782 учреждений на создание 194 школ-комплексов.

Не скрываю, что важнейшая для нас задача - формирование нового управленческого корпуса. Новый не означает, что это какие-то новые люди, новые люди, может быть, и приходят, но мы в первую очередь опираемся на тех людей, которые имеют опыт работы, ну а новые задачи, которые стоят перед ними, новый масштаб задач просто заставляет их самих искать, как учиться, как повышать свою квалификацию. Мы же стараемся предоставить такую возможность нашим руководителям образовательных учреждений через лучшие вузы Москвы, включая такие, как Высшая школа экономики, Финансовый университет при Правительстве РФ, Московский городской университет управления.
Таким образом, задачей постановления Правительства Москвы №86ПП было обеспечение москвичам равнодоступности к качественному образованию, а школам - ресурс для обеспечения этого качества. Основные направления - повышение уровня квалификации педагогов, увеличение оплаты их труда, качества воспитания и обучения, вовлечение родителей (законных представителей) и общественности в развитие школы, оценку перспектив и результатов учебного и воспитательного процессов, расширение самостоятельной ответственности школ. Что касается увеличения заработной платы педагогов, то она непрерывно растет. В 2010 году она составляла в среднем 39,2 тысячи рублей, в 2011-м - 42,7, в 2012-м - 57,6, в I квартале 2013 года - 64,1 тысячи рублей. Растет и зарплата воспитателей детских садов. В 2010 году она была равна 25,4, в 2011-м - 28,6, в 2012-м - 36, в I квартале 2013 года - 41,5 тысячи рублей. С 1 сентября 2012 года информацию о величине средней заработной платы педагогов мы публикуем на сайтах Департамента образования, окружных управлений образования, образовательных учреждений Москвы, с 1 мая 2013 года она размещена в «УГ-М». Сегодня в каждом образовательном учреждении есть управляющий совет, и я верю, что через несколько лет будет неловко человеку, который пытается сделать себе какую-то административную или политическую карьеру, выдвигаться в депутаты, если выяснится, что в управляющем совете школы он не был, если будет ничего неизвестно о том, принес он пользу школе или нет. Пока еще есть возможность войти в школьные управляющие советы, все люди, для которых важно развитие образования, могут воспользоваться ею.
Есть еще вполне измеряемые результаты - рост показателей учебных достижений по итогам сдачи ЕГЭ.
Количество учащихся, набравших 180 баллов по трем предметам:
2010 год - 21042, 2011 год - 26561, 2012 год - 29800.
Количество учащихся, набравших 200 баллов по трем предметам:
2010 год - 13087, 2011 год - 18181, 2012 год - 20921.
Количество учащихся, набравших 220 баллов по трем предметам:
2010 год - 6946, 2011 год - 11378, 2012 год - 13276.
Количество школ, в которых не менее 5 учащихся набрали 200 баллов по трем предметам по итогам ЕГЭ:
2010 год - 668, 2011 год - 882, 2012 год - 972.
Количество школ, в которых не менее 5 учащихся набрали 220 баллов по трем предметам по итогам ЕГЭ:
2010 год - 359, 2011 год - 570, 2012 год - 656.
220 баллов по ЕГЭ - это не случайно взятая цифра. Дело в том, что мы проанализировали, с какими баллами можно поступить в приличный вуз на приличное бюджетное место. 220 баллов - это почти гарантия нашему московскому школьнику, что он станет студентом бюджетного отделения в приличном вузе. В сравнении с 2010 годом количество таких детей увеличилось почти в два раза. Еще более приятно, что эти высокобалльники не генерируются каким-то определенным маленьким количеством образовательных учреждений, мы видим, что все больше и больше школ способны дать ребятам такой уровень образования, при котором они набирают такие баллы. Первое, о чем пришлось очень упорно дискутировать, было то, что мне пытались объяснить: школа расположена в сложном районе, поэтому у нее мало высокобалльников. (Мне всегда хочется в этом случае сказать: если тебя не устраивает район, в котором тебя взяли на работу, то уволься и ищи себе более подходящий район для такой личности, как ты.) Те, кто так говорит о районе, в котором работает, еще не видели районов в регионах России, поэтому говорить о московских районах так, что в них нельзя добиться высоких результатов, значит, просто клеветать на москвичей. Более того, у нас есть хороший пример: в Южном Бутове работает школа, которая поставила себе цель, задачу, и сегодня у этой школы самое большое представительство в сборной города на Всероссийской олимпиаде по математике и физике, причем все члены сборной и живут в Южном Бутове. Понятно, что когда появляется директор, когда появляется педагогический коллектив, ставящий перед собой серьезную задачу, то вдруг оказывается, что в каждом районе есть дети, которые могут показать результаты обучения высокого уровня.
Чтобы обеспечить такие результаты ЕГЭ, нам пришлось в течение нескольких лет вести серьезную диагностическую работу, и я рад, что школы вполне добровольно и часто охотно вступают в эту систему диагностики, сравнивают результаты. Количество участников независимой диагностики образовательных достижений растет год от года. (См. таблицу 2.)
Собственно, в чем новизна тех задач, которые мы ставим перед системой образования Москвы? Конечно, в том, что каждая школа столицы должна стать школой, нужной московским семьям. Не может в Москве существовать школа, мимо калитки которой проходят люди, живущие рядом с ней, но уходящие за несколько километров в поисках другой, нужной им школы. Я рад, что появляется гораздо больше школ, которые удовлетворяют потребности москвичей.
Отношения между Департаментом образования и школами выстраиваются на нескольких принципах. Это, во-первых, равнодоступность ресурсов для развития образовательного учреждения, при этом я говорю не только о финансировании. Известно, что город выровнял учреждения по состоянию (по технике, по оборудованию, по ремонтам, по благоустройству пришкольных территорий). Это, во-вторых, самостоятельность образовательных учреждений в управлении образовательным процессом. Правда, в-третьих, никто не должен забывать, что свобода ходит в обнимку с ответственностью, поэтому когда мы обнаруживаем, что свобода школы идет во вред детям, наступает совместная ответственность департамента и учреждения, ориентированная на результат. В-четвертых, для нас принципиально важны открытость и прозрачность системы образования Москвы. Поэтому мы призываем людей, которые интересуются делами системы образования, не пользоваться какими-то слухами, ведь департамент и школы города очень открыты в своей информации. Мы даже еженедельные совещания с окружными управлениями образования перевели в полный формат доступности не только в корпоративной сети, как это было раньше, но и в Интернете. Совещания-видеоселекторы проходят каждый четверг в 16.30, на сайте Департамента образования есть видеоархив этих совещаний, селектор на тему окончания учебного года, например, посмотрели более 20 тысяч пользователей. То есть теперь город может видеть все, что называется, напрямую.
Не могу не сказать: все дети Москвы имеют теперь равное право на педагогическое внимание. Все, что делают в городе, направлено на соблюдение этого права детей. Процесс модернизации образования может кому-то не нравиться, но мы хотим, чтобы его оценивали по результату. Со всей ответственностью говорю: все измеряемые показатели результатов, которые в системе образования только можно мониторить, говорят об их улучшении. Поэтому я очень прошу всех коллег в районах и округах быть и активными критиками того, что мы делаем, но и объективными коллегами, на поддержку которых мы надеемся.