Мне понравился доклад Михаила Случа на совещании директоров, в котором он анализировал политику жалоб, поступающих из ЮЗАО. Я при этом вспомнил великую фразу из фильма Гайдая: «Кто нам мешал, тот нам и поможет!» Я теперь на традиционном четверговом видеоселекторе буду говорить: «Большое спасибо школе за то, что на нее поступила жалоба, поэтому расскажите, как вы этого добились!»
Михаил Ильич в своем докладе говорил и о высококачественном образовании. Мы стараемся с помощью экспертов изучить, что нам считать высококачественным образованием, пришли к выводу, что определять это надо все-таки не только описанием, но и в оцифрованном виде. Мы для определения потихонечку приходим к цифре 190 баллов ЕГЭ по трем предметам. 220 баллов - это очень высококачественное образование, в 2012 году эту планку преодолели 13 с лишним тысяч московских выпускников, и это очень хороший показатель, тем не менее мы понимаем, что получение 220 баллов не может быть массовой задачей. Поэтому мы останавливаемся на цифре в 190 баллов, это мне кажется хорошей характеристикой массового высококачественного образования.
Часть жалоб из ЮЗАО связана с установлением родительской платы в дошкольных образовательных учреждениях. Во-первых, я хочу подчеркнуть, что у городского бюджета очень негативная мотивация по поводу повышения родительской платы, потому что все деньги, которые родители вносят за пребывание своих детей в детском саду, остаются в детском саду, а бюджет вынужден при повышении платы увеличивать компенсацию родителям. Я хочу, чтобы все понимали: у бюджета Москвы нет заинтересованности в этом повышении, наоборот, у него есть заинтересованность в том, чтобы она вообще не повышалась. Я прекрасно понимаю, что дошкольное образование не ЕГЭ, не ГИА, никакая диагностика не может измерить качество этого образования. Единственно более или менее достоверная оценка дошкольного образования - это оценка родителей. Но если мы у родителей спросим, нравится ли им оно, то, как вежливые люди, они могут ответить, что нравится. Но если им предложить прибавить денег за то, что оно им нравится, они точно скажут, что оно им не нравится. Если же родители свою высочайшую оценку качества работы дошкольного отделения подтверждают готовностью чуть больше платить по сути дела воспитателям своих детей, чтобы, скажем, им заплатили премию (ОУ имеет на это право), то у меня как руководителя Департамента образования есть мотивация на то, чтобы принять родительское решение по увеличению платы. Моя мотивация заключается в том, чтобы воспитатели получали больше, чем они получают сегодня, чтобы родители имели возможность влияния на качество своей оценкой, которую они выражают не словами, а увеличением своей платы. Поэтому когда мы узнаем, что есть ДОУ, в которых вообще нет родительской платы, этому радуется мой заместитель по финансам Олег Яковлев, потому что у него резко экономятся деньги по статье о компенсации, но, честно говоря, огорчается другой заместитель Татьяна Васильева - как ответственная за качество работы дошкольных отделений она понимает, что если родители вообще отказались вносить плату за пребывание их детей в ДОУ, значит, они не сильно высоко ценят то, что получают в данном учреждении. Можно, конечно, себя утешать объяснениями, что эти родители малообеспеченные или жадные, но такие разговоры в пользу бедных - в данном случае это точное определение. Я хочу, чтобы все руководители ОУ это понимали, а то в некоторых учреждениях родителям уже начали объяснять, что им поступила команда поднять родительскую плату. Наша позиция - иная.
Михаил Ильич в своем докладе отметил, что почти нет жалоб, адресованных дальше, чем школа, то есть они появляются на сайте, но фактически их адресат все равно школа. Есть еще один тип жалоб, которые адресованы в Департамент образования на отказ в приеме в ДОУ детей до трех лет. Я готов спокойно относиться к тому, что департамент получает такие жалобы, и это позиция не конкретного руководителя, а Департамента образования, так как мы должны в первую очередь удовлетворить потребности в дошкольном образовании для детей старше трех лет. Если у нас будут оставаться свободные места, мы будем удовлетворять и наиболее острые потребности детей до трех лет. Поэтому не надо считать жалобы, в которых написано, что не взяли таких малышей в детский сад, жалобами на Юго-Западный округ, это жалобы на городскую позицию, люди имеют право на эти жалобы, но я не считаю это негативом в работе округа или учреждения.
Что касается жалоб на ремонты, то не директора должны больше взаимодействовать с дирекцией, а дирекция должна все больше и больше понимать, что ей придется взаимодействовать с директорами школ для решения поставленных перед ней задач, что без помощи директоров она эти задачи не решит, какой бы она не была профессиональной. Значит, руководитель дирекции должен подбирать команду, которой придется взаимодействовать с директорами школ, чтобы решить задачи, поставленные перед дирекциями. Если говорить конкретно о том, что тревожит директоров, то деньги, которые в течение двух лет - с 2011 по 2012 год - приходили в Юго-Западный округ, были очень значительными, они позволяли решить все проблемы в супергорячих точках. Если мы продолжаем говорить о том, что есть чуть ли не аварийные ситуации, то это означает: огромная часть средств в течение двух лет пошла на ремонты, которые можно было и не проводить. Вопрос сейчас не в том, сделаем мы ремонты там, где нас просят их сделать, или не сделаем, я уверен, что нет ни одной школы, в которой нельзя было бы продолжить учебный процесс, вообще не проводя ремонты. То есть такой нормативный уровень есть у всех школ, и мы сейчас говорим уже о создании условий другого уровня.
Что касается текущих ремонтов, то с 2014 года деньги на них в течение трех лет будут выделены округам пропорционально количеству учеников и воспитанников школ. Сейчас эти деньги делят дирекции, в 2014 году мы дадим дирекциям возможность распределять половину денег так, как они считают необходимым в интересах дела, другая половина средств уйдет на текущий ремонт в школы пропорционально количеству их учеников и воспитанников. С 2016 года мы должны прекратить распределение дирекциями средств на текущие ремонты, эти деньги пропорционально количеству учеников и воспитанников получат образовательные учреждения, которые сами определят свои насущные потребности в ремонте. Роль дирекции будет не в распределении средств, а в помощи школам - составить смету, конкурсную документацию, провести торги, помочь в технадзоре при приемке ремонтных работ. Сегодня все дирекции с этим согласились. Для того чтобы ввести общественно-государственное управления, согласие Департамента образования не нужно, так как на это есть закон прямого действия. А вот с контролем мы поможем, служба Финансового контроля обратит особое внимание на объекты Юго-Западного округа, в которых идет ремонт, так как на встречах с директорами других округов таких просьб не было.
В 2012 году все 100 процентов экономии от торгов мы отдали в бюджет, в 2013 году мы договорились, что 40 процентов сэкономленных средств остаются у госзаказчика, 60 процентов уходят в бюджет, а из бюджета мы получили деньги на наши другие потребности. То есть из системы ни одна копейка не ушла.
Что касается аренды, то мы договорились с Департаментом имущества, что делаем типовое разрешение - договор на аренду, нам нужно будет только приложить к этому разрешению перечень тех адресов и площадей, которые мы предоставляем в аренду.
Я согласен, что в программах развития тех школ, которые получаются в результате реорганизации, должны появиться интегративные основы, которые невозможно было получить в прежних отдельных учреждениях. Мы проводим собеседования с кандидатами на должность директора комплекса, более того, мы, наверное, введем предсобеседования, так как то количество собеседований, которое, к сожалению, заканчивается с отрицательным результатом, просто неэффективно. Наверное, мы соберем небольшую экспертную группу, в которую пригласим супердиректоров школ. У нас сегодня есть возможность и обязанность отбирать руководителей огромных комплексов, где прав и обязанностей у них нынче больше, чем было когда-то у заведующих районными отделами образования в 80-е годы (их в Москве было всего 33). Сегодня мы понимаем, что свобода директору дается в обмен на ответственность, но, к сожалению, если свобода нужна всем, то взять на себя адекватную ответственность готов далеко не каждый. Собеседования показывают ровно это, потому что в пятидесяти процентах случаев пришедшие на собеседование пытаются угадать, что Калина хочет от них услышать. Ну, во-первых, не угадают, даже если я услышу то, что хотел, обязательно захочу услышать еще что-то другое, поэтому не надо гадать. Во-вторых, я очень уважаю позиции директоров, поэтому хочу, чтобы они рассказали о своих позициях, и дай бог, если они не совпадут с моими - значит, они тем более будут интересны. Поэтому я очень хочу, чтобы директора относились к этим собеседованиям как к еще одной дополнительной возможности проверить свою программу, свою концепцию развития учреждения. Тогда эти собеседования, наверное, будут более результативными.
Понятно, что мы стараемся сделать так, чтобы эти собеседования были разными разговорами, и те, кто присутствовал на них, это видят. Мне показалось выступление Михаила Случа на совещании директоров ЮЗАО приглашением к разговору. Самое главное, чтобы Михаил Ильич не потерял желание разговаривать с директорами, потому что, признаюсь, съезжаться на совещание в большой зал имеет смысл только для разговора. Съезжаться только для того, чтобы услышать текст телефонограммы с инструкцией, незачем, неэффективно, телефонограмму можно передать и другими современными способами, причем у людей на руках будет текст, с которым они смогут поработать, передать его исполнителям. А вот анализ, предложения, какие-то оценки, требующие обсуждения, точно нужно делать вместе на общих встречах. Например, я категорически не согласен с утверждением, что результаты участия школ Юго-Западного округа в олимпиадах хорошие, я считаю, что результаты почти неучастия некоторых школ ЮЗАО в олимпиадах - это повод задуматься, посмотреть, почему это произошло, ведь олимпиада - это не показатель одного ребенка, это показатель атмосферы в школе, того, есть ли в ней уважение к учебе или нет уважения. То, что в некоторых школах ЮЗАО нет такой атмосферы, - это очень тревожный сигнал, который надо обсудить. Я желаю, чтобы серьезных разговоров в Юго-Западном округе было больше.