Исаак КАЛИНА, и. о. министра образования Москвы:
- Москва огромный мегаполис, у нас сдавали ЕГЭ более 50 тысяч выпускников в огромном количестве аудиторий. Чем точно хорош ЕГЭ - есть возможность проанализировать каждую аудиторию, каждое рабочее место, фамилию того, кто там сидел. Я не могу сказать, что в Москве было все безупречно в проведении ЕГЭ, хотя, когда  я говорил с коллегами, которые анализируют статистику, то с удовлетворением услышал от них, что по сравнению со многими регионами экзамен в столице прошел лучше, по сравнению с прошлыми годами показатели улучшаются.
Независимая диагностика, независимое оценивание учебного труда должны быть абсолютно спокойными. Мы запретили округам знать эти результаты и пользоваться ими для оценки деятельности школы. Вообще любая оценка имеет смысл только тогда, когда она переходит в самооценку и становится мотивом. Самооценка школы подвигает многие учреждения Москвы на значительное улучшение качества работы. Если удастся ввести в стране систему постоянного независимого мониторинга результатов работы учеников, учителей, ЕГЭ станет просто дежурной функцией: время пришло, сдали экзамен без всякого ажиотажа. Мне кажется, весь ажиотаж оттого, что зачастую это, по сути, первый экзамен в жизни ребенка. Очень страшно, если ребенок сталкивается с объективной оценкой его труда в первый раз на едином государственном экзамене. Тогда он туда приходит действительно как ребенок, будучи по возрасту практически взрослым человеком.
Когда сегодня московские педагоги и управленцы говорят о проблемах ЕГЭ, они порой подчеркивают, что, мол, это не московские, а федеральные проблемы. Я согласен с этим, но кому же, как не московскому учительству, вносить предложения в федеральные органы? В Москве учится самое большое количество школьников в стране - 824 тысячи, наши московские выпускники вряд ли поедут поступать в региональные вузы, а вот выпускники из регионов России точно приедут учиться в московские вузы. Поэтому наша столичная обязанность, а не право даже, постараться донести до федеральных структур все наши предложения.
Когда мы два года назад вводили 220 баллов по ЕГЭ в рейтинг школ, прежде чем рискнуть на эту цифру, мы сделали очень значимые выборки тех ребят, которые  получили такое количество баллов. Получить какой-то высокий балл по одному предмету можно, но случайно набрать такую большую сумму нельзя. Зачисление в вуз идет по баллам трех предметов. Московские педагогические вузы в этом году приняли решение о том, что они не будут принимать ребят, у которых нет 70 баллов по профилирующему предмету или 180 баллов по трем предметам, по которым идет зачисление. Я думаю, что такие абитуриенты, поступившие в пединститут, спокойно могут хоть каждый год сдавать ЕГЭ хоть на входе, хоть на выходе.
Меня заинтересовал в предложениях независимых экспертов Москвы короткий пункт - провести эксперимент по частичной сдаче ЕГЭ в компьютерной форме. По отчетам регионов у всех школ компьютеров больше, чем выпускников одиннадцатых классов (в Москве уж точно их больше раза в четыре). У нас есть опыт тестирования директоров школ: когда они проходят аттестацию, то сидят за компьютерами и методом случайной выборки  им выпадают задания из разных разделов. В принципе Москва точно готова к тому, чтобы вообще прекратить разговоры о том, знали выпускники варианты ЕГЭ до экзамена или не знали. Если Рособрнадзор готов предложить проведение такого ЕГЭ в Москве, мы на это пойдем. Могу сказать, что сегодня есть и еще регионы, которые на это готовы пойти, так как руководителей органов управления образованием больше всего тревожит подозрение, что экзамен проведен необъективно. Мы готовы заключить соглашение, хартию, обмениваться наблюдателями на ЕГЭ. Если будет технологическая схема компьютерного прихода заданий, то бессмысленным станет появление в Интернете заданий перед очередным экзаменом. Пусть ребята решают перед экзаменом эти задания, но нужно, чтобы не было известного варианта, который мог бы выпасть экзаменующемуся, чтобы был вариант, который никто не мог бы предугадать. Что касается выкладывания банка заданий в Интернете, то бояться этого не следует. Тот, кто играет в шахматы, знает, что не только известны все ходы, но и изложены в открытом доступе десятки тысяч шахматных партий. Однако чтение книжек на эту тему мало кому помогло стать чемпионом, все зависит от самого человека.
Все чаще и чаще я сталкиваюсь с тем, что у нас в системе нет уважения к тому, что в других системах называется технологической картой. Мы все время надеемся на творчество, это замечательная вещь, но все же должна быть нормальная технологическая карта деятельности. Человек должен ее заполнять и выполнять положенный функционал, даже особо не задумываясь, имеет он на это право или нет,  когда что-то записано в его технологической карте. Не хотите называть технологической, можно назвать эту карту методической, но человек должен иметь порядок своей деятельности.
При всех преимуществах ЕГЭ не надо рассматривать его как единственную форму, в которой ребята проявляют свои результаты. У нас огромное количество так называемых вузовских олимпиад, где можно проявляться в самых широких формах, у нас великолепная система всероссийских школьных олимпиад по 21 предмету. Ну не получается у кого-то показать высокий результат в ЕГЭ, покажите его на всероссийской или вузовской олимпиаде. Шансы стать студентом, стать успешным будут ничуть не меньше, чем у тех, кто хорошо сдал единый государственный экзамен.
Андрей ФУРСЕНКО, помощник Президента РФ:
- Главный принцип ЕГЭ - единый подход для всей страны. Он влияет на поступление в вузы, но одновременно позволяет понять, где у нас прорехи, где проблемы с подготовкой ребят в разных регионах, по разным предметам. От практики такой проверки, которая бы на одинаковых условиях, с одинаковыми требованиями относилась ко всей стране без исключения, независимо от того, где живет человек, в каком поселке, в городе, в какой школе учится, наверное, отказываться нельзя, более того, надо расширять такую практику. Мы все время путаем две разные вещи - способ проверки знаний и главный мотиватор для того, чтобы этими знаниями овладевать. Вопрос о том, почему произошло смещение понятий, в значительной степени вопрос к обществу.
Нас тоже готовили, когда мы сдавали экзамены, но, как правило, такая целевая подготовка занимала, может быть, несколько месяцев перед экзаменами. У нас тоже были репетиторы, но эти репетиторы не заставляли заучивать билеты, а при недостаточно глубоком понимании того или иного предмета пытались лучше его объяснить.
Всегда упор был на то, что человек должен лучше узнать предмет, а не выучить какой-то конкретный билет, какой-то конкретный вопрос. Сдвиг произошел до появления ЕГЭ, когда для того, чтобы поступить в вуз, начинали сначала придумывать, а потом передавать конкретным ребятам, которые получали репетиторов из этого вуза, специальные вопросы, на которые без того, чтобы знать, что этот вопрос будет, в принципе подготовиться было невозможно.
Могу сказать, что есть достаточно серьезные социологические исследования, которые говорят о том, что большинство учителей поддерживают ЕГЭ, потому что до эпохи ЕГЭ учитель чувствовал себя бесправным - никуда не денешься, тройку поставишь. Куда ты денешься - к тебе придет родитель и скажет «ставь тройку». От учителей очень мало что зависело, сегодня от них зависит гораздо больше. Нормальный учитель имеет достаточно серьезный аргумент для того, чтобы заставить человека учиться, потому что когда ему говорят: «Ну поставь троечку», он говорит: «Я не могу поставить, потому что перед тобой ЕГЭ. И даже если я тебе поставлю тройку, ты этот экзамен не сдашь».
В ЕГЭ то, что называется тестовой частью, очень малая часть от экзамена, по математике вообще нет тестовых задач. Мы идем к тому, что по тем предметам, по которым возможна более формализованная проверка знаний, этой тестовой составляющей вообще не останется. Если вы сами прорешаете все задачи, которые вам предлагают для экзамена, то, считаю, вы вполне заслуживаете того, чтобы получить высокую оценку на экзамене. Ничего плохого в этом нет. Более того, я могу вам приоткрыть секрет, который известен всем уже года три: в экзамене по математике все задачи известны за год до экзамена, другой вопрос, в какие варианты они войдут. Что касается самих задач, то в них никакого секрета нет, именно эти задачи надо решать. Более того, если человек прорешал все эти задачи, это и есть демонстрация того, что он знает предмет. Но выкладывать надо не ответы, а вопросы, а дальше уже пусть люди сами находят ответы, время для того, чтобы для себя найти эти ответы, у них может и должно быть. Должна быть система, при которой можно было бы проверить, что этот человек не заучил, не где-то шпаргалку хорошую написал или скачал, а сам это все прорешал и может повторить процесс решения. Это важная вещь, именно на это нацелены любые экзамены, независимо от того, в какой форме они сдаются. Чем больше мы будем двигаться в сторону того, что весь материал доступен, тем будет правильнее.
Наверное, стоит расширять количество предметов, по которым будет требоваться глубокая проверка знаний. Я думаю, можно было бы проверять знания по каким-то предметам, не привязываясь к окончанию школы, например, базовый экзамен по ЕГЭ сдавать не после 11-го, а после
9-го класса, базовую математику - не после 11-го, а после 9-го класса, что не отменяет профильный ЕГЭ после 11-го класса. Также можно ставить вопрос о том, чтобы историю сдавать, например, не после 11-го, а после 10-го класса. Тут требуется более широкое обсуждение, как это сделать.
Слава богу, что сейчас история стала очень модным предметом, что к нему привлечено внимание. Предложение председателя Совета Федерации РФ Валентины Матвиенко о включении истории в число обязательных предметов наряду с русским языком и математикой заслуживает очень серьезного обсуждения. Я думаю, очень многие беды не только нашей страны, но и многих стран заключаются в том, что люди не знают и не хотят знать историю. Кстати, история - это не единственный предмет, который просится в обязательные. Недавно при принятии нового Закона «Об образовании в РФ» был вопрос о том, чтобы как минимум один иностранный язык был среди обязательных экзаменов по ЕГЭ, не так давно технические вузы и представители науки, промышленности выступили с предложением ввести в качестве обязательного экзамена физику, потому что это необходимые знания. Физкультуре нужен не столько ЕГЭ, сколько аналог ГТО, который будет отслеживать уровень здоровья, уровень подготовки наших ребят.