Я верю, что наши дети когда-нибудь скажут большое спасибо учителям за то, что помогали им разбираться в наисложнейших, а порой запутанных смыслах развития российского и мирового общежития.
На съезде много  говорили об изучении права в школе и, в частности, об изучении основного закона нашей страны - Конституции РФ, о методиках и обновлении правоведческого образования, федеральном государственном образовательном стандарте. Все это вопросы и проблемы, понятные обыкновенным учителям, работающим в обыкновенных образовательных организациях, обучающим обыкновенных детей одному из самых важных и сложных предметов в школе. Это учителя с  разной манерой преподавания, квалификацией, образованием, возрастом, живущие в разных регионах нашей необъятной страны.
Само название предмета - «Обществознание» говорит окружающим, что учителя, которые учат ему подрастающее поколение российских граждан, стоят (или по крайней мере должны стоять) на одной ступеньке с такими великими умами мира сего, как Сократ и Аристотель, Адам Смит и Макс Вебер, Анатолий Кони и Федор Плевако, Иммануил Кант и Мераб Мамардашвили, а также другими титанами, знающими толк в законах развития цивилизации. Ведь наш предмет включает в себя комплекс дисциплин, объект исследования которых различные стороны жизни общества: философия, социология, правоведение, экономика, политология и другие. Все общественные науки рассматриваются в нем не в изолированном виде, а как тесно связанные между собой дисциплины, составляющие единое целое, что при умелом использовании предмета позволяет сложить из этих фрагментов и позиций целостную и объемную картину социального мира. Обществознание - очень жизненный предмет, ведь редко услышишь, проезжая утром в метро, автобусе или включая вечером телевизор,  яростный спор двух мужчин о корпускулярно-волновом дуализме и квантовой хромодинамике, они говорят все больше о жизни, об обществе, о личности.
Да простят меня учителя естественно-математического цикла, но у учителей-обществоведов количество глав в учебниках и  дидактических единиц в рабочих программах, а следовательно, и время на изучение предмета, должно фактически увеличиваться в разы ежедневно сразу после выхода в 21.00 аналитической программы «Время».
Как мы иногда завидуем учителям математики с их 5-6 часами в неделю! Хочу пояснить для тех, кто не в курсе, что предмет «Обществознание» (включая, кстати, экономику и право) по федеральному базисному плану в российских школах изучается с 6-го по 11-й класс. В большинстве случаев по 45 минут, то есть по одному уроку в неделю. И для того чтобы, извините за слово, выбить еще час, приходится, как говорит мой коллега из региона, вести сократическую беседу с завучем, объяснять бухгалтеру адамосмитовскую  финансовую выгоду преподавания,  по-аристотелевски  убеждать директора в государственной важности предмета и все это подать так философски красиво, как умел это делать Мамардашвили. Получается не всегда!
При этом современный учитель обществознания сейчас отвечает на такие вопросы своих воспитанниках, которые не снились в самых страшных снах ни великому Георгу Гегелю, ни самому основоположнику всего и вся Карлу Марксу. Эти вопросы исходят из уст современного ученика средней школы, вооруженного всемирным Интернетом, бесчисленным количеством литературы и телевизионных передач разного качества и их обсуждения в кругу семьи критически настроенным папой и не менее толерантной мамой. И потому на уроках нам задают вопросы порой посложнее основного вопроса философии.
Один из самых сложных, который все чаще и чаще задают наши ребята, сформулирован еще Владимиром Владимировичем Маяковским. И звучит этот на первый взгляд детский непосредственный, но очень обществоведческий  вопрос так: что такое хорошо и что такое плохо?
Если учесть, что предметы «Обществознание» и «Право» в 99 случаев из 100 преподают учителя истории, то может сложиться впечатление, что за все знание и незнание, выполнение и невыполнение государственных законов нашими гражданами, правовой нигилизм  априори отвечаем мы,  учителя общественно-гуманитарных дисциплин, видимо,  как говорят нам,  потому, что учителя плохо учили - так и не помогли нашим школьникам уяснить, что такое хорошо и что такое плохо.
Прочитаем любой официальный (и не только) документ, который касается преподавания общественных дисциплин в школе. В качестве основной  цели ставится воспитание патриотизма и гражданственности подрастающего поколения. Ведь ни один из существующих школьных предметов (ну, конечно, еще история и литература) не имеет столь действенных содержательных линий для такого развития личности.
Согласитесь, никто не подойдет к школьному учителю физики, математики и даже русской словесности с вопросом: «Скажите, каков процент патриотизма в нашей школе? Мне для отчета нужно».
Отчеты, отчеты... Не мне рассказывать коллегам, что такое открытый урок на получение квалификационной категории. Данное действо не должно напоминать театр боевых действий, когда, с одной стороны, учитель и его воспитанники с мелом, компьютером, тетрадками и ручками отстаивают свой суверенитет, а с другой  - комиссия, стреляющая глазами, как разрывными снарядами, а в конце урока принимающая акт о безоговорочной капитуляции. Думаю, что настало время полностью исключить субъективные, личностные факторы при измерении квалификации педагога, перевести процесс в правовое русло. Я приведу позитивный пример моего города - Москвы, где аттестация в Московском регистре качества образования проводится так, что хорошие учителя ее просто не замечают. Благо что все инструменты и информационные возможности для этого есть, и  не только в Москве. Педагог должен учить детей, а не собирать бумажки и оправдываться перед комиссией.
Нам надо (в который раз) определиться, чему и как учить на наших предметах.  Всем понятно, что никакие умения и навыки, если хотите,  компетенции невозможно сформировать при отсутствии содержания  образования.  Ведь тогда все, о чем было сказано, можно просто вычеркнуть из целей, задач и требований современного обществоведческого образования,  поэтому разработка содержания, в том числе и по нашим предметам, задача чрезвычайно насущная и вполне выполнимая.
Недавно на заседании Российского исторического общества мы обсуждали концепцию единых учебников по истории России, и  большое внимание было уделено очень правильным вещам: школьный учебник да и весь методический комплект ДОЛЖЕН быть написан на хорошем русском языке, быть интересным для современного школьника, учитывать психологические особенности того или иного возраста.  Он должен быть «населен» людьми, а не только политическими процессами, где наряду с сильной государственной властью и историей вершителей мирового порядка достойное место займет простой человек, его права и свободы.
Видимо, настало время подумать о корректировке учебников и по обществознанию. Я не говорю про единственный учебник, ни в коем случае, я подразумеваю, что должны появиться учебные пособия для школьников разумные, интересные, выражающие современные научные взгляды, которые обеспечат ту самую комплексность, опирающуюся на многогранность обществоведческого процесса. Соглашусь, что это очень сложное дело, ведь учитель и учебник давно перестали быть единственными источниками информации для подрастающего поколения. Речь даже не об учебниках, а о тенденциях. На мой взгляд, споры вокруг учебной литературы по общественно-гуманитарным дисциплинам - это повод в очередной раз задуматься над тем, какие идеи и ценности, нравственные ориентиры составляют основу российского общества, ведь наша профессия наряду с профессией врача подчиняется тем же принципам: не навреди и спеши делать добро! Иногда на наших уроках полезнее рассказать о жизни, судьбе и моральных принципах немца по происхождению, но исключительно русского по ментальности  - о «святом докторе» Федоре Петровиче Гаазе,  чем проштудировать за 45 минут Семейный и Административный кодексы. Что, кстати, тоже полезно...
Недавно я разговаривал со  своим коллегой, и  тот поведал мне, что получил устное взыскание за то, что на двух уроках вместо изучения параграфов учебника «Обществознание»  обсуждал с ребятами роман-антиутопию Джорджа Оруэлла «1984» - классику жанра наряду с Замятиным, Хаксли,  Брэдбери. Ему сказали: «Это не по программе, и вообще пусть учителя литературы этим занимаются. Это их предмет и не ваше поле. Готовьте к ЕГЭ». После таких слов вспоминается древняя притча, в которой у Рабиновича, продающего семечки около национального банка в Нью-Йорке, просят в долг небольшую сумму денег. На что тот отвечает: «Никак не могу дать». На вопрос «Почему же?» тот отвечает: «Да потому что у меня договор с национальным банком Нью-Йорка: я никому не даю в долг, они не торгуют семечками». Не получится у нас качественного образования, если в школе с ее сегодняшними широкими возможностями определения собственной образовательной траектории мы будем работать только в своем предметном поле. Мои ученики, особенно те, кто не учился в школе с 5-го класса, а приходил в 10-й класс, сначала с удивлением и раздражением в глазах, а потом таким же выражением лиц их родителей, приходящих ко мне, часто выясняют у меня, почему за письменную работу по истории или обществознанию я снижаю оценки за русский язык - неправильную орфографию и пунктуацию.
Если о правах и обязанностях, законах, морально-нравственных устоях современного общества мы будем говорить с ребятами только на уроках обществознания, истории и литературы, если зароемся в гигантском количестве иногда псевдовоспитательных мероприятий для галочки, то наши дети - будущее население нашей страны - будут  жить по принципу крылатой фразы из художественного произведения тверского вице-губернатора Михаила Салтыкова-Щедрина «Культурные люди»: «Чего-то хотелось: то ли Конституции, то ли севрюжины с хреном, то ли кого-то ободрать...» Нам всем придется приложить массу усилий, таланта, творчества и умения, чтобы договариваться друг с другом.
Президент страны подписал новый Закон «Об образовании в РФ», и его влияние мы ощутим на себе уже с нового учебного года. Широкой поступью шагает по стране федеральный государственный образовательный стандарт начальной школы. В некоторых регионах начал уже отрабатываться стандарт для основной подростковой школы: учителя, родители и наши пятиклашки могут оценить на практике плюсы и минусы документа. Помогут ли эти государственные акты школе сеять разумное, доброе и вечное? Что изменится и к каким результатам они приведут, мы ощутим не сегодня и даже не завтра. Вернемся ли на круги своя, как это бывало не раз, или российское образование совершит прорыв, который уже не просто хотелось бы сделать, он просто крайне необходим России в современных условиях. Нам ли, обществоведам, этого не знать и не ощущать?! Поживем - увидим.