Никто не станет спорить с тем, что в последние двадцать лет в отечественном кинематографе были режиссеры и был Балабанов. Он  сам по себе независимая уникальная планета, парадоксальный художник, одновременно точный и метафоричный, жесткий и поэтичный. Его «Брат» и «Брат-2» - манифесты печально знаменитого поколения лихих девяностых, его крылатое «В чем правда, брат?»  - вопрос, так и оставшийся без ответа. Недоброжелатели, а их у любого таланта пруд пруди, пожимали плечами, мол, Балабанов, безусловно, Богом мечен, но писать может лишь одной - черной краской. Это не так. В 2006-м он снял «Мне не больно» - прозрачную акварель в духе «Трех товарищей» Ремарка, и оказалось, что такого лирика, как Балабанов, еще поискать.
Его уважали критики - за беспримерный профессионализм и честность, за то, что был провокатором с идеальным вкусом и чувством стиля. Его боготворили артисты. Виктор Сухоруков, прошедший с Балабановым не одну картину, написал: «По всякому складывались наши отношения. Но я всегда был ему предан. Для меня он авторитет, художник, гений нашего - именно нашего - времени».
Последний проект Балабанова, посвященный молодости Иосифа Джугашвили, остался незавершенным: съемки должны были начаться осенью. Сын Алексея Балабанова, Федор, уже заявил, что хочет снять эту картину в память об отце.