В прошлом это часть монгольского Алтая, в состав Тывы ее нынешнее муниципальное образование вошло только в середине XX века. Горный массив до сих пор мало исследован, здесь есть много непройденных интересных перевалов. Заселен трудный для жизни район не тесно: около 6 тысяч человек сосредоточились в двух поселках,  Мугур-Аксы и Кызыл-Хая, и по кочевым стоянкам на высокогорных пастбищах. Люди в основном заняты овцеводством и разведением яков, сарлыков по-местному. Они дают молоко, масло, творог, мясо и шерсть.
Питерский поэт Анджей Иконников-Галицкий так охарактеризовал этот самобытный край: «Не было ни черта. Тьма и холод. Тогда из Божьего черновика вздулась Монгун-Тайга. Черно у нее в руках, по волосам бело. Не было ни земли, ни неба. Единый Лик. Сверху льдами залит, снизу лавой залит. Космос затянут в лимб, портупея туга. Небо - Монгун-Тайга, бездна - Монгун-Тайга. Звезды снуют - тик-так, пьют глотки телеграмм. Время - Монгун-Тайга, вечность - Монгун-Тайга. Звери вышли из нор, в вихре кружат из горл - выдохом, белизной, волей, Монгун-Тайгой. Травы, что сотворил, кланяются: «Эки!» Все мы капли твои, камень Монгун-Тайги. Маленький я человек, спотыкаюсь, бегу, падаю - вверх да вверх. Возвращаюсь в Монгун-Тайгу».
Вот и Хомушку по окончании Тувинского госуниверситета вернулся в родную школу поселка Мугур-Аксы. В том, что пошел он на филфак, виновата Маргарет Митчелл. До этого слушал как нормальный тувинский ребенок, а он в семье пятый, самый младший, сказки своего народа, отец их много знал, рассказывал. А тут в сонме книг, хранящихся дома, наткнулся на историю про Скарлетт О,Хару, и она, коварная, как делала это со всеми мужчинами, встречавшимися на ее пути, влюбила его в себя. Книжка была на русском, поэтому образ американской южанки обволок флером романтики и язык, на котором он прочел этот роман. В армию Орлана не пустили (а служить он очень хотел!): слишком худющий был. И стал он третьим парнем на курсе. Правда, Сергей и Максим не выдержали тягот учебы, да еще в сугубо девичьем коллективе, дезертировали. А Хомушку выдюжил, даром он, что ли, сын Серебряной горы?! До сих пор с благодарностью вспоминает всех своих университетских наставников: и Людмилу Геннадьевну Жукову, преподававшую фонетику, и Эмму Борисовну Цаллагову по зарубежке, и зав. кафедрой литературы Галину Ивановну Принцеву.
В 2001-м не стало мамы, воспитателя при школе-интернате, нужно было поддержать отца. И Орлан Дастай-оолович вернулся из Кызыла домой. Учиться пришлось заочно, но в 1-ю школу работать его взяли и на таких условиях. Впрочем, без «блата» не обошлось, рядом была сестра - завуч, которая поддерживала брата, став его первым профессиональным наставником. Но диплом в 2003-м узаконил его преподавательскую деятельность, а с 2007-го началась у Хомушку другая жизнь, конкурсная.
В тот год приехала из Кызыла к ним в Мугур-Аксы заместителем директора по учебно-методической работе Вера Сюрюн-оол, она и раскрыла талант Орлана Дастай-ооловича, самобытного педагога, которому есть чем поделиться с коллегами. И подвигла она его тогда на участие в главном учительском конкурсе. В 2007-м Хомушку стал третьим в регионе, думал: «Ну и хорошо!» Поэтому, когда Вера Васильевна и на сей раз решила его выдвинуть кандидатом в участники, отмахивался: «Я еще под впечатлением того драйва». Но... все-таки решился.
Разглядела его столичный методист неспроста. Мягкий и любезный Орлан Дастай-оолович - человек с характером. Первоначально-то его отношения с учениками не задались: русский они не знали - и дома, и в школе общались на тувинском. Поэтому к «иностранцу» Хомушку относились с небрежным снисхождением, домашнюю работу не делали, предыдущий урок к последующему благополучно забывали. И никакие увещевания и задумки, призванные вызвать интерес к предмету, не помогали. Тогда он просто перешел на русский, говоря на этом языке и с ребятами на переменах, и с их родителями, и с коллегами. Окружающие недоуменно пожимали плечами, подсмеивались... и сдались. Разницу в общении молодой учитель увидел уже через год - его не только понимали, с ним говорили. Это теперь эти упрямцы не устают его благодарить: знание русского языка им ого-го как пригодилось в больших городах, куда они разлетелись учиться после школы, без него они попросту пропали бы!
Достучаться до детей педагогу помогло его искреннее желание услышать, узнать другого, понять причины, мешающие хорошо учиться. Ведь иногда, особенно в нелегкий период взросления, бывают такие моменты, когда в глазах нет слез, но при этом в сердце их целое море... Многие взрослые их не видят. Но не Хомушку. При этом он то и дело утверждает, что так и не смог научиться терпению и мудрости...
Он любит лазать по каменным развалам южного склона Монгун-Тайги, жмуриться на невозможный блеск Хиндиктиг-Холь, лежащего у ее восточного подножия. В такие походы он выбирается с педагогами, имеющими разряд по туризму. Но когда вокруг столько спецов, не страшно, старается, чтобы с ними пошли и ребята. Особенно те, кто пользуется славой трудного подростка. Тут, в горах, на природе, все становится совершенно иным - отношения, обязанности, взгляды. Ребенок раскрывается навстречу красоте и искренности. И по возвращении в школу он уже не страшится быть понятым взрослым, а готов открыть свое сердце навстречу. Этим Орлан Дастай-оолович очень дорожит.
В свои походы эти учителя-энтузиасты ходят не только для того, чтобы завоевать доверие учеников. Манит их в горы и другая причина - они ведут экологическую разведку. Массив Монгун-Тайги сложен кристаллическими сланцами. По периферии - валунные ледниковые отложения, показатели былого мощного оледенения. На северных склонах массива - луговая растительность и горные тундры, на южных склонах - высокогорные степи. И  лишь небольшие участки лесов из сибирской лиственницы встречаются по долинам рек и ручьев, у подножия северных склонов массива. В 2000 году здесь образован кластерный участок биосферного заповедника «Убсунурская котловина» для охраны альпийских лугов, каменистых тундр и холодных степей, в которых обитают алтайский горный баран архар и снежный барс ирбис.
Маршруты продумывают за месяцы, намечают те задачи, которые будут решать. И в путь - к новым вершинам, к нехоженым перевалам! Поход в горы - исследования и избавление от стрессов, возвращение к истокам, к самому себе. Горы - часть жизни Хомушку и его друзей. У него, увы, уже никогда не получится променять леденящий, сбивающий с ног горный ветер на успокаивающее дуновение офисного вентилятора. Ведь, поднявшись на вершину, можно смотреть на весь окружающий мир как бы издалека.
И все-таки главная его страсть -  книги, она сохранилась у Орлана Дастай-ооловича на всю жизнь. Домашняя библиотека - настоящая сокровищница. Здесь его всегда ждут старые друзья, к ним он возвращается вновь и вновь. То и дело перечитывает Достоевского («Хоть и тяжело, но заставляет задумываться»), Чехова, Шукшина, «Стоика» и «Дженни Герхардт» Драйзера. По настроению. Иногда Хомушку представляет себя писателем XIX века, ранимым, неравнодушным, любознательным, много путешествующим. Полезно же иногда вживаться в образ другого человека, особенно если восхищаешься им и думаешь: в такой ситуации он ни в коем случае не поступил бы иначе!
А на уроках дебаты, аксиологический подход - все, для того чтобы говорить как можно больше, выражать свою мысль как можно яснее. Вот где оценил Хомушку учебник Быстровой, простой в изложении, яркий в восприятии и четкий в подаче. Рад, что теперь эта книга одобрена ФГОС, она, по его мнению, того стоит.
К дебатам они с ребятами готовились с упоением. Хомушку хотелось, чтобы после игр ребенок понял суть вопроса, пришел к его глубинной сущности. Получалось не всегда, но когда выходило, то еще долго слышались возгласы: «А помните, были такие дебаты?!» Яркие моменты запоминаются лучше...
Хомушку хорошо знает, как можно собеседника обидеть недобрым словом. Но иногда едкой фразой обижают не со зла, а от неосведомленности. Это случается просто из-за того, что смысл горьких упреков не всегда понятен до конца, ведь изучаемый язык остается чужим, чуждым. И Орлан Дастай-оолович вновь и вновь заставляет ребят говорить по-русски о самом важном для них, для того чтобы научить грамотно передавать на общем для всей России, частью которой является и их родная республика, языке все оттенки собственных чувств. На русском он говорит и с мамами и папами своих учеников.
Родители к Орлану Дастай-ооловичу приходили по любому поводу: сомнения в поведении своего ребенка, собственные отношения, требующие взгляда со стороны, житейские советы. Мамы и папы идут к педагогу и за психологической, и за практической помощью. На селе так принято, ведь учитель знает и может все! Он был для всех всем. А вот своего личного счастья пока не нашел...
Пока человек существует, он будет себя открывать. Попробовал себя Хомушку и в административной работе - три года был заместителем директора по учебно-воспитательной работе. Сидел ночами над отчетами, изнемогал от цифр, с которыми оказался не в ладах, страдал от того, что многие воспринимали административные решения как личные выпады. И каждого ревущего ребенка старался разговорить, успокоить, утешить, понять причину его обиды. Ведь окружающим легко сказать: «Не принимай близко к сердцу». Откуда им знать, какова глубина твоего сердца? И где для него близко? И никто не разубедит его в том, что счастье учителя не в том, чтобы проживать жизнь ребенка.
Сегодня Орлан Хомушку вспоминает и детей своих, и путешествия по высокогорью с ностальгией. Его как высококлассного специалиста привлекли к работе в Институте оценки качества и образования. Он отвечает за итоговую аттестацию девятиклассников. Взял пару часов в кызыльской школе и с головой погрузился в методическую работу. Как и все в своей жизни, он проводит мониторинг результатов успеваемости и готовит материалы пробных тестирований с невероятным энтузиазмом. Но... говорит, будто корни оборвал.
У тувинцев богатая история. По преданию, предки тюрков происходят из племени Со, обитавшего некогда на севере от хунну. У его главы Апанбу было 70 братьев. Самый старший из них, Нишиду, родился от волчицы и обладал выдающимися способностями. Под стать ему были и жены - дочь лета и дочь зимы. Унаследовать его власть должен был тот из сыновей, который выше всех вспрыгнет на дерево. Здесь всегда ценились ловкость, выносливость, смекалка, сила воли. И любовь ко всему тому, что тебя окружает.
Родные Хомушку перебрались в город давно. Он один никак не мог оторваться от красавиц гор Монгун-Тайга, Ак-Баштыг, Саадак, от живописных пейзажей за околицей Мугур-Аксы, от своих поверивших в него и в русский язык учеников. До сих пор уверен Орлан Дастай-оолович, что на школе все село держится. Она там основа жизни. И мечтает, что когда-нибудь появится на месте его родного латаного-перелатаного учебного заведения новое современное здание, добротное и комфортабельное. Как образец новой жизни. Как символ того благополучия, которое дает образование.

Кызыл, Республика Тыва,
фото автора
В прошлом это часть монгольского Алтая, в состав Тывы ее нынешнее муниципальное образование вошло только в середине XX века. Горный массив до сих пор мало исследован, здесь есть много непройденных интересных перевалов. Заселен трудный для жизни район не тесно: около 6 тысяч человек сосредоточились в двух поселках,  Мугур-Аксы и Кызыл-Хая, и по кочевым стоянкам на высокогорных пастбищах. Люди в основном заняты овцеводством и разведением яков, сарлыков по-местному. Они дают молоко, масло, творог, мясо и шерсть.
Питерский поэт Анджей Иконников-Галицкий так охарактеризовал этот самобытный край: «Не было ни черта. Тьма и холод. Тогда из Божьего черновика вздулась Монгун-Тайга. Черно у нее в руках, по волосам бело. Не было ни земли, ни неба. Единый Лик. Сверху льдами залит, снизу лавой залит. Космос затянут в лимб, портупея туга. Небо - Монгун-Тайга, бездна - Монгун-Тайга. Звезды снуют - тик-так, пьют глотки телеграмм. Время - Монгун-Тайга, вечность - Монгун-Тайга. Звери вышли из нор, в вихре кружат из горл - выдохом, белизной, волей, Монгун-Тайгой. Травы, что сотворил, кланяются: «Эки!» Все мы капли твои, камень Монгун-Тайги. Маленький я человек, спотыкаюсь, бегу, падаю - вверх да вверх. Возвращаюсь в Монгун-Тайгу».
Вот и Хомушку по окончании Тувинского госуниверситета вернулся в родную школу поселка Мугур-Аксы. В том, что пошел он на филфак, виновата Маргарет Митчелл. До этого слушал как нормальный тувинский ребенок, а он в семье пятый, самый младший, сказки своего народа, отец их много знал, рассказывал. А тут в сонме книг, хранящихся дома, наткнулся на историю про Скарлетт О,Хару, и она, коварная, как делала это со всеми мужчинами, встречавшимися на ее пути, влюбила его в себя. Книжка была на русском, поэтому образ американской южанки обволок флером романтики и язык, на котором он прочел этот роман. В армию Орлана не пустили (а служить он очень хотел!): слишком худющий был. И стал он третьим парнем на курсе. Правда, Сергей и Максим не выдержали тягот учебы, да еще в сугубо девичьем коллективе, дезертировали. А Хомушку выдюжил, даром он, что ли, сын Серебряной горы?! До сих пор с благодарностью вспоминает всех своих университетских наставников: и Людмилу Геннадьевну Жукову, преподававшую фонетику, и Эмму Борисовну Цаллагову по зарубежке, и зав. кафедрой литературы Галину Ивановну Принцеву.
В 2001-м не стало мамы, воспитателя при школе-интернате, нужно было поддержать отца. И Орлан Дастай-оолович вернулся из Кызыла домой. Учиться пришлось заочно, но в 1-ю школу работать его взяли и на таких условиях. Впрочем, без «блата» не обошлось, рядом была сестра - завуч, которая поддерживала брата, став его первым профессиональным наставником. Но диплом в 2003-м узаконил его преподавательскую деятельность, а с 2007-го началась у Хомушку другая жизнь, конкурсная.
В тот год приехала из Кызыла к ним в Мугур-Аксы заместителем директора по учебно-методической работе Вера Сюрюн-оол, она и раскрыла талант Орлана Дастай-ооловича, самобытного педагога, которому есть чем поделиться с коллегами. И подвигла она его тогда на участие в главном учительском конкурсе. В 2007-м Хомушку стал третьим в регионе, думал: «Ну и хорошо!» Поэтому, когда Вера Васильевна и на сей раз решила его выдвинуть кандидатом в участники, отмахивался: «Я еще под впечатлением того драйва». Но... все-таки решился.
Разглядела его столичный методист неспроста. Мягкий и любезный Орлан Дастай-оолович - человек с характером. Первоначально-то его отношения с учениками не задались: русский они не знали - и дома, и в школе общались на тувинском. Поэтому к «иностранцу» Хомушку относились с небрежным снисхождением, домашнюю работу не делали, предыдущий урок к последующему благополучно забывали. И никакие увещевания и задумки, призванные вызвать интерес к предмету, не помогали. Тогда он просто перешел на русский, говоря на этом языке и с ребятами на переменах, и с их родителями, и с коллегами. Окружающие недоуменно пожимали плечами, подсмеивались... и сдались. Разницу в общении молодой учитель увидел уже через год - его не только понимали, с ним говорили. Это теперь эти упрямцы не устают его благодарить: знание русского языка им ого-го как пригодилось в больших городах, куда они разлетелись учиться после школы, без него они попросту пропали бы!
Достучаться до детей педагогу помогло его искреннее желание услышать, узнать другого, понять причины, мешающие хорошо учиться. Ведь иногда, особенно в нелегкий период взросления, бывают такие моменты, когда в глазах нет слез, но при этом в сердце их целое море... Многие взрослые их не видят. Но не Хомушку. При этом он то и дело утверждает, что так и не смог научиться терпению и мудрости...
Он любит лазать по каменным развалам южного склона Монгун-Тайги, жмуриться на невозможный блеск Хиндиктиг-Холь, лежащего у ее восточного подножия. В такие походы он выбирается с педагогами, имеющими разряд по туризму. Но когда вокруг столько спецов, не страшно, старается, чтобы с ними пошли и ребята. Особенно те, кто пользуется славой трудного подростка. Тут, в горах, на природе, все становится совершенно иным - отношения, обязанности, взгляды. Ребенок раскрывается навстречу красоте и искренности. И по возвращении в школу он уже не страшится быть понятым взрослым, а готов открыть свое сердце навстречу. Этим Орлан Дастай-оолович очень дорожит.
В свои походы эти учителя-энтузиасты ходят не только для того, чтобы завоевать доверие учеников. Манит их в горы и другая причина - они ведут экологическую разведку. Массив Монгун-Тайги сложен кристаллическими сланцами. По периферии - валунные ледниковые отложения, показатели былого мощного оледенения. На северных склонах массива - луговая растительность и горные тундры, на южных склонах - высокогорные степи. И  лишь небольшие участки лесов из сибирской лиственницы встречаются по долинам рек и ручьев, у подножия северных склонов массива. В 2000 году здесь образован кластерный участок биосферного заповедника «Убсунурская котловина» для охраны альпийских лугов, каменистых тундр и холодных степей, в которых обитают алтайский горный баран архар и снежный барс ирбис.
Маршруты продумывают за месяцы, намечают те задачи, которые будут решать. И в путь - к новым вершинам, к нехоженым перевалам! Поход в горы - исследования и избавление от стрессов, возвращение к истокам, к самому себе. Горы - часть жизни Хомушку и его друзей. У него, увы, уже никогда не получится променять леденящий, сбивающий с ног горный ветер на успокаивающее дуновение офисного вентилятора. Ведь, поднявшись на вершину, можно смотреть на весь окружающий мир как бы издалека.
И все-таки главная его страсть -  книги, она сохранилась у Орлана Дастай-ооловича на всю жизнь. Домашняя библиотека - настоящая сокровищница. Здесь его всегда ждут старые друзья, к ним он возвращается вновь и вновь. То и дело перечитывает Достоевского («Хоть и тяжело, но заставляет задумываться»), Чехова, Шукшина, «Стоика» и «Дженни Герхардт» Драйзера. По настроению. Иногда Хомушку представляет себя писателем XIX века, ранимым, неравнодушным, любознательным, много путешествующим. Полезно же иногда вживаться в образ другого человека, особенно если восхищаешься им и думаешь: в такой ситуации он ни в коем случае не поступил бы иначе!
А на уроках дебаты, аксиологический подход - все, для того чтобы говорить как можно больше, выражать свою мысль как можно яснее. Вот где оценил Хомушку учебник Быстровой, простой в изложении, яркий в восприятии и четкий в подаче. Рад, что теперь эта книга одобрена ФГОС, она, по его мнению, того стоит.
К дебатам они с ребятами готовились с упоением. Хомушку хотелось, чтобы после игр ребенок понял суть вопроса, пришел к его глубинной сущности. Получалось не всегда, но когда выходило, то еще долго слышались возгласы: «А помните, были такие дебаты?!» Яркие моменты запоминаются лучше...
Хомушку хорошо знает, как можно собеседника обидеть недобрым словом. Но иногда едкой фразой обижают не со зла, а от неосведомленности. Это случается просто из-за того, что смысл горьких упреков не всегда понятен до конца, ведь изучаемый язык остается чужим, чуждым. И Орлан Дастай-оолович вновь и вновь заставляет ребят говорить по-русски о самом важном для них, для того чтобы научить грамотно передавать на общем для всей России, частью которой является и их родная республика, языке все оттенки собственных чувств. На русском он говорит и с мамами и папами своих учеников.
Родители к Орлану Дастай-ооловичу приходили по любому поводу: сомнения в поведении своего ребенка, собственные отношения, требующие взгляда со стороны, житейские советы. Мамы и папы идут к педагогу и за психологической, и за практической помощью. На селе так принято, ведь учитель знает и может все! Он был для всех всем. А вот своего личного счастья пока не нашел...
Пока человек существует, он будет себя открывать. Попробовал себя Хомушку и в административной работе - три года был заместителем директора по учебно-воспитательной работе. Сидел ночами над отчетами, изнемогал от цифр, с которыми оказался не в ладах, страдал от того, что многие воспринимали административные решения как личные выпады. И каждого ревущего ребенка старался разговорить, успокоить, утешить, понять причину его обиды. Ведь окружающим легко сказать: «Не принимай близко к сердцу». Откуда им знать, какова глубина твоего сердца? И где для него близко? И никто не разубедит его в том, что счастье учителя не в том, чтобы проживать жизнь ребенка.
Сегодня Орлан Хомушку вспоминает и детей своих, и путешествия по высокогорью с ностальгией. Его как высококлассного специалиста привлекли к работе в Институте оценки качества и образования. Он отвечает за итоговую аттестацию девятиклассников. Взял пару часов в кызыльской школе и с головой погрузился в методическую работу. Как и все в своей жизни, он проводит мониторинг результатов успеваемости и готовит материалы пробных тестирований с невероятным энтузиазмом. Но... говорит, будто корни оборвал.
У тувинцев богатая история. По преданию, предки тюрков происходят из племени Со, обитавшего некогда на севере от хунну. У его главы Апанбу было 70 братьев. Самый старший из них, Нишиду, родился от волчицы и обладал выдающимися способностями. Под стать ему были и жены - дочь лета и дочь зимы. Унаследовать его власть должен был тот из сыновей, который выше всех вспрыгнет на дерево. Здесь всегда ценились ловкость, выносливость, смекалка, сила воли. И любовь ко всему тому, что тебя окружает.
Родные Хомушку перебрались в город давно. Он один никак не мог оторваться от красавиц гор Монгун-Тайга, Ак-Баштыг, Саадак, от живописных пейзажей за околицей Мугур-Аксы, от своих поверивших в него и в русский язык учеников. До сих пор уверен Орлан Дастай-оолович, что на школе все село держится. Она там основа жизни. И мечтает, что когда-нибудь появится на месте его родного латаного-перелатаного учебного заведения новое современное здание, добротное и комфортабельное. Как образец новой жизни. Как символ того благополучия, которое дает образование.

Кызыл, Республика Тыва, фото автора