Раз эон, два эон...
Материи, о которых говорит сэр Роджер, прямо скажем, не из простых, хотя в отличие от многих высоколобых он старается донести их до всех, что вызывает отдельное уважение и благодарность. Он шаг за шагом демонстрирует вам ход своих мыслей. Итак, современная наука говорит нам, что более 13,7 миллиарда лет назад Вселенная началась с Большого взрыва, до которого ничего не было. Это «ничего», непонятно как и почему, сгустилось до состояния сингулярности, то есть крошечной точки, в которой температура, плотность и энтропия (мера всеобщего беспорядка) достигли бесконечности. Дальше Вселенная начала расширяться (поэтому такая модель Вселенной называется инфляционной) с бешеной скоростью. Упорядоченность возрастала, а плотность и температура падали. Такова логика господствующей в современной физике квантовой механики.
Но она приходит в большое противоречие с законами классической физики, замечает сэр Роджер. Ведь согласно главному постулату физики - второму закону термодинамики - энтропия в замкнутой системе неизбежно должна возрастать со временем. Значит, мера хаоса в самом начале была минимальной. Получается парадокс - квантовая механика требует Большого взрыва и полного хаоса в начале, а классическая физика - первоначальной упорядоченности. Пенроуз считает, что устранить противоречие призван неучтенный феномен - гравитация.
А для того чтобы понять, почему случился Большой взрыв, Пенроуз призывает заглянуть... за него. Он уверен, что наша Вселенная не единственная, она имеет начало и конец, точнее, это лишь один из эонов ее бесконечных перерождений. В общем, Вселенная, условно говоря, похожа не на конус с основанием в момент Большого взрыва, как ее рисуют, а на ствол бамбука, состоящий из участков-эонов.
Серьезным аргументом цикличности Вселенной выглядят свидетельства, полученные при изучении реликтового или космического микроволнового фонового излучения, дошедшего до нас, как считается, с момента создания Вселенной. Пенроуз же согласен со своим учеником и коллегой Полом Тоддом, что это следы предыдущей Вселенной. А вместе с другим коллегой, Ваге Гурзадяном, Пенроуз обратил внимание ученых на концентрические круги в реликтовом излучении, которые, по их мысли, должны расходиться во Вселенной после каких-то грандиозных космических катаклизмов. Например, после столкновения и поглощения друг другом галактик (наша через сотни тысяч лет тоже может столкнуться с галактикой Андромеды) или взрыва последней черной дыры. Черные дыры - еще один любимый предмет обсуждения Пенроуза, ведь там снова встречается эта загадочная сингулярность (как и в точке Большого взрыва) - состояние, при котором не действуют законы известной нам физики. Но в черной дыре в отличие от Большого взрыва мера хаоса высочайшая из возможных. Когда в удаленном от нас на миллиарды лет будущем схлопнется последняя черная дыра во Вселенной, энтропия гравитации опять станет практически нулевой, материя упорядочится и начнется новый эон.
Здесь Пенроуз, как и другие космологи (большинство не разделяет его смелых взглядов), подходит к главному вопросу, который наука объяснить не в состоянии: а как возникает эта сингулярность, рождающая новые эоны Вселенной? Что это за «бесконечно сложная и упорядоченная форма материи», на которую не распространяются законы физики? Не кажется ли вам, что это определение подозрительно близко подходит к акту сотворения мира?
Сэр Роджер отчасти с этим соглашается, несмотря на то что считает себя атеистом. Как говорил он в одном из интервью: «Я не верю ни в какие религиозные концепции. Но есть какой-то порядок в мире. И то, что сознание имеет какое-то отношение к тому, как устроено мироздание, конечно, я в это верю. Для меня слово «Бог» предполагает какой-то разум. Это то самое сознание, которое предшествует пониманию».
Именно поэтому, считает Пенроуз, создание искусственного интеллекта невозможно.
- Конечно, компьютеры уже могут производить такие вычисления, которые не под силу людям, - популярно объяснил мне сэр Роджер. - Но если вы используете их, чтобы, к примеру, расшифровать астрофизические явления, вы сами должны сначала понять, какие вычисления нужно производить и от каких физических процессов это зависит. Компьютер этим свойством сознания обладать не может. Понимание - это качество, которое мы вносим в наше общее дело.
Русский след английского рыцаря
В жизни сэр Роджер совсем не похож на чопорного английского джентльмена, напротив, очень застенчивый человек с мудрыми, любящими «бабушкиными» глазами, который готов каждому, будь он троечник или гуманитарий до мозга костей, объяснять самые сложные во Вселенной вещи. При этом терпеливо, как ребенку. Может быть, потому что 82-летний ученый сам воспитывает школьника - 12-летнего сына Макса. Его, как и жену Ванессу, возглавляющую математическое отделение одной из английских школ, он, кстати, взял с собой в Россию.
К нам он приезжает не в первый раз в поисках... русских корней. Его бабушка родилась в Латвии, жила в Петербурге, а потом уехала в Англию и вышла замуж за его деда. По какой-то причине она совершенно прервала связь со своей семьей в России, скрывала даже свою фамилию. Сейчас сэр Роджер выясняет, остались ли у него в Санкт-Петербурге или Москве родственники по крови (потомки брата бабушки)...
Но, конечно, Пенроуз не был бы ученым, если бы им руководили только личные мотивы. В Россию его заманил также интерес к новым научным исследованиям, особенно в МГТУ им. Баумана и НИИ «Институт гиперкомплексных систем в геометрии и физике». Руководство и ученые вузов готовили этот визит несколько лет и не прогадали - Пенроуз не только выслушал российских коллег Сергея Сипарова и Сергея Кокарева, предлагающих альтернативные геометрические модели построения Вселенной и объяснение ее загадок, но и поддержал их.
Что еще важнее, ученый с мировым именем одобрил проект НИИ «Институт гиперкомплексных систем в геометрии и физике» - создание научно-образовательного центра для школьников и студентов в России. По словам директора этого частного института Дмитрия Павлова, в случае административной помощи властей (строительство центра предполагается рядом с подмосковным наукоградом Королевом) и привлечения денег из бизнеса идея может воплотиться в течение 2-3 лет. Это должен быть мини-научный городок, созданный по образцу тех, что работают на Западе, в частности Института высших научных исследований под Парижем. В нем ученые и студенты вместе живут, и учат, и учатся, и общаются.
Будет ли сэр Роджер преподавать в России, пока неизвестно. Но о таком преподавателе грех не помечтать...

P.S. Подробнее о визите в Россию Роджера Пенроуза читайте на www.ug.ru.