С некоторых пор у меня появился критерий оценки людей. Если они, никогда не бывавшие на конкурсе «Учитель года», с апломбом говорят о нем как о шоу, значит, глупы, непрофессиональны и лицемерны. Конкурс - тяжелый труд для конкурсантов, но еще больший труд для жюри, которое должно без ошибки найти те золотые педагогические зерна, которые потом украсят отечественное образование и укрепят его авторитет, престиж в обществе. Аня Мехед, ставшая сначала учителем года Москвы, а затем и учителем года России, вне всякого сомнения, была таким золотом. Своим педагогическим мастерством, своей интеллигентностью в высшем понимании этого слова Анна Григорьевна с первых шагов на конкурсе заявила о своем лидерстве и стала известна в России. Уровень ее работы в математике высоко оценил академик Виктор Садовничий, возглавлявший Большое жюри конкурса. Анна была одним из тех скромных и умных учителей, которых так много в России, которые работают честно и самоотверженно, но до поры до времени остаются в безвестности, поскольку лишены карьерных амбиций. Но Мехед все равно, может быть, и без конкурса стала бы известна как выдающийся педагог, просто на это ушло бы много больше времени, а судьба, как это ни горько теперь осознавать, отвела ей всего несколько лет.
В Москве стала базовой школой проекта «Строим школу будущего» новостройка, в которую коллектив набирали по конкурсу. Скромная Аня не претендовала на директорство - всего лишь на заместителя, но на комиссию произвела сильное впечатление, было понятно, что именно, может, не сейчас, но позже точно, директором она может быть и даже должна. После этого конкурса ее выдвинули на другой - учительский, думаю, в том числе хотели подтвердить этот и многие другие выводы. Так начался ее путь к победам.
Двадцать с лишним лет я пишу о конкурсе «Учитель года». Наверное, уже выработалось какое-то прогностическое чувство, но в последние годы сразу безошибочно определяю для себя победителя еще до начала конкурсных испытаний. Когда в 2007-м я сказала друзьям и коллегам, что предвещаю победу Мехед, они не поверили: конечно, умна, но, видимо, слишком скромна, слишком непритязательна внешность, а по характеру, видимо, сложна и даже резка. Прошли буквально часы, и все это оказалось не так. Умна? Безусловно, да еще как умна, как эрудированна, как начитанна, какой у нее широкий кругозор. Скромна? Да, но той скромностью, которая не мешает отстаивать свои убеждения, позиции и принципы. Некрасива? Нет, через минуту разговора ее внешности уже никто не видел, каждый видел лишь ту особую красоту, которая как бы подсвечена изнутри всей той внутренней красотой, которую никаким макияжем не наведешь. Что касается характера, то он, конечно, был непростым, но только тогда, когда нужно выстоять, выдержать (не случайно вместо отведенных врачами двух месяцев она прожила год, боролась за жизнь как могла и долгое время в этой борьбе побеждала). Но как добра была Анечка, как мягка, доброжелательна, как умела дружить и общаться, как очаровывала любого, кто вступал с ней даже в непродолжительный контакт. Кстати, когда министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко вручил ей Хрустального пеликана, Аня заплакала - стало понятно, как ее путь к победе был сложен и тернист. Ей было очень непросто на Всероссийском конкурсе, где москвичей традиционно не любят, считая, что все блага им валятся с неба, работай - не хочу. Но удивительное дело, москвичку Мехед не воспринимали соперницей, для всех конкурсантов она была умным другом, даже в некотором смысле наставником, помощником. Ее победе, которая пришла к столице через десять лет после победы Александра Глозмана, искренне радовалась вся Россия, и это была знаменательная победа.
А потом начались будни, в которых было много всего самого разного. В своей школе она работала честно и самоотверженно, но с первых шагов было понятно, что Анне Мехед нужно быть самостоятельной. Если говорят о том, что есть учителя, переживающие в школе свое интеллектуальное одиночество, то это и о ней, у которой была своя ниша, стены которой мешали развернуться так, как могла, сделать то, что считала нужным и важным. Правда, была еще и весьма насыщенная внешняя, публичная жизнь: уроки для молодых учителей, мастер-классы, выступления в различных аудиториях и в СМИ, очное и заочное общение с коллегами по всей России, честные и прямые ответы на их вопросы, советы, которые давала, помощь, которую оказывала. Она выходила за рамки своей обычной учительской жизни, и нужно было как-то изменить эту жизнь. Изменение пришло довольно неожиданно.
В Москве есть лицей, который работает вместе с Московским государственным техническим университетом имени Н.Э.Баумана. Думаю, отчасти это сотрудничество изначально состоялось, оттого что эту школу окончил нынешний президент Бауманки Игорь Федоров. Школа с отменной историей, хорошим коллективом по трагической случайности осталась без директора. Тогдашний начальник Центрального окружного управления образования Вера Лопатина решила, что возглавить школу должна Анна Мехед. Конечно, мне было интересно, согласится ли отдать такого ценного сотрудника директор школы №2030. Она согласилась сразу. Я присутствовала при разговоре директора и Веры Ивановны и, признаться, поначалу возмутилась, но потом поняла: Наталья Рябкова, видимо, неплохой психолог, раз она все смогла правильно расставить по своим местам, отступить от собственных интересов и на первое место поставить интересы своего заместителя. (Кстати, когда Аня заболела, 2030-я была одной из тех, кто пришел на помощь.) Так Анна Мехед начала новый виток своей жизни - возглавила лицей, в котором проявила себя как умный и талантливый руководитель. Правда, звания «Заслуженный учитель РФ» она из-за назначения на управленческий пост хоть и заслуживала, но так и не получила, стала лишь почетным работником образования.
Я как-то пришла в лицей №1581 при Бауманке по случаю: была на мероприятии недалеко и решила зайти, посмотреть на Аню в роли директора, хотя и так было понятно, какова она в этой роли. Дверь в кабинет не закрыта, дети приходят туда довольно свободно и общаются с директором как со старшим другом, учителя не чувствуют себя подчиненными, скорее единомышленниками. И все так спокойно, по-деловому, волнение только по одному поводу: как сделать так, чтобы качество обучения росло, чтобы сотрудничество с Бауманкой было еще плодотворнее. Вскоре после этого пришло приглашение на юбилей лицея, который так и не состоялся из-за болезни его директора. Конечно, директором Анна была недолго, коллектив мог и без нее отметить славную дату в своей жизни, но коллеги единогласно решили: праздновать будут тогда, когда Анна Григорьевна выздоровеет. Тогда, год назад, в выздоровление верили все, в том числе и сама Мехед. Она, выйдя из больницы, сразу пришла на проходивший тогда конкурс «Учитель года Москвы», строила планы на будущее, потом участвовала во всех мероприятиях учителей года Москвы, ездила на семинары в другие города - не могла отказать. Она очень хотела жить, и даже когда ей было совсем плохо, не допускала мысли, что без нее останутся школа, семья, друзья...
Думаю, теперь мы знаем, какой он, герой нашего времени. Жаль только, что наша жизнь теперь будет без нее, замечательного человека и учителя Анны Григорьевны Мехед.