Проблема подготовки и работы учителя в современной школе, безусловно, есть. Другое дело, что я смотрю на нее по-своему и сделала бы, наверное, больший акцент даже не столько на взаимоотношениях родителей и учителей в плоскости, чему учить или даже как взаимодействовать, сколько на другом: чему теперь должен учить учитель. Он не должен передавать сумму знаний. Я согласна, что дети эту сумму знаний могут получить из других источников. Поэтому характер взаимоотношений ученика и учителя переместился в другую плоскость. Это теперь проблема, но проблема не только наша, она повсеместна. Я бы не сужала эту проблему только до уровня квалификации педагогических кадров, потому что это во многом проблема взаимоотношений и родителей, и детей, и учителей, и учеников, и общества. То есть это глобальная проблема.
Где и как учить будущего учителя? Я сама окончила заочное отделение Киевского педагогического института, поэтому могу смело говорить о том, что тому, что умею, я научилась прежде всего в процессе самообразования. Нужно в принципе современному педагогу специальное профессиональное образование? На мой взгляд (это моя точка зрения), педагогу нужно базовое непедагогическое образование, а педагогическое должно дополнять это базовое. Я за ступенчатое образование: сначала предметное, потом педагогическое.
Учить педагогике нужно, но это педагогическое образование должно быть после основного. Что же касается профессиональных педагогических навыков, то они, безусловно, должны быть, этому нужно учить, но этому нельзя научить окончательно.
Чему должен соответствовать современный педагог? Я поддерживаю мнение директора Центра образования №109, члена общественного совета при Министерстве образования и науки РФ, руководителя рабочей группы МОН по разработке профессионального стандарта педагогической деятельности Евгения Ямбурга о том, что этот документ необходим. Его разработка сопровождается очень бурным обсуждением, думаю, что очень многие коллеги с ним ознакомились (он висит на сайте Министерства образования и науки РФ с середины февраля), до сегодняшнего дня идет открытое обсуждение проекта стандарта. Документ действительно очень сложный, очень неоднозначный, пока, на мой взгляд, у него рамочный характер, но это уже документ, который задает вектор дальнейшего развития. Меня смущает, конечно, третий шаг, который связан с его внедрением и с обозначением даты введения - 1 сентября 2014 года, мне кажется, это очень маловероятно, если так вот осторожно выразиться. Но то, что проект стандарта задает параметры, - это очень правильно, важно и своевременно. Вопросы и у меня есть, конечно, к содержанию проекта, может быть, даже не столько к общему профессиональному стандарту, сколько к стандартам по предметным направлениям. Я, как учитель русского языка, безусловно, с особым интересом прочитала - он уже есть - стандарт учителя русского языка. Например, там есть положение о том, что учитель русского языка должен проявлять положительное отношение к родным языкам всех находящихся в классе. На мой взгляд, это должен быть обязательный уровень требований к любому предметнику независимо от того, что он преподает. Есть еще положения, которые не то что носят декларативный характер, но, с одной стороны, очень правильные, потому что прописаны так, как должны быть прописаны в документе, с другой стороны, они настолько очевидны, что сразу думаешь о том, как же можно измерить, соответствует учитель этому или не соответствует. То есть, мне кажется, такой документ должен задавать какие-то измеримые параметры, например: учитель должен уметь общаться с детьми.
Вообще измерить соответствие учителя стандарту, как я понимаю, очень сложно. Я не могу, когда задаю вопросы по поводу стандарта, сама себе на них ответить искренне, потому что они очень сложные. Но не прописывать то, чему должен соответствовать учитель, нельзя, иначе это не профессиональный стандарт. Но если это прописано, то как это измерить, как этому соответствовать, как этому научить, если мы говорим о профессиональной подготовке? Все эти вопросы пока остаются без ответа.