Наверное, эта история имеет все шансы сыграть на нервах у какого-нибудь степенного среднестатистического европейца. Что касается российского читателя, то, к счастью или, напротив, к сожалению, нас тут мало что удивит. В теленовостях каждый вечер и не такое рассказывают. Подумаешь, отец-садист после ужина, как по расписанию, поколачивает свою безропотную дурочку-жену и немеющих от страха сыновей. Подумаешь, мать-наркоманка, чей трехлетний сын играет с использованными шприцами, так как других игрушек нет, а шестнадцатилетнюю дочь насилуют все кому не лень. Подумаешь, воровство и коррупция. Такая сильная концентрация зла может вызвать лишь одно, весьма стыдное при данных обстоятельствах чувство - облегчение: слава богу, не нам одним плохо, вон, оказывается, во внешне благополучном английском королевстве тоже не все ладно. Конечно, это первая реакция. Потому что, хочется верить, «Случайная вакансия» написана не для того, чтобы просто шокировать, походя продемонстрировав миру британское социальное грязное белье, но чтобы напомнить, сколь вредной и опасной может быть слепая вера в стереотипы. Потому что свой скелет в шкафу обязательно сыщется у любого с виду куда как благопристойного столпа общества, а в душе самого никчемного на первый взгляд персонажа могут колоситься незабудки. Мысль, особенно для английской литературы, не новая, но Роулинг, дебютантка в психологической прозе, разыграла эти карты по-своему. Конечно, никакой трагикомедии, о которой она с такой гордостью публично заявляет, у нее не вышло. Знаменитая британская ирония в ее романе и не ночевала. Все сурово, все в лоб и совсем не смешно. Окончательно избавиться от поттеровского наследия и собственного педагогического прошлого тоже не получилось: как и в саге про маленького волшебника, в «Случайной вакансии» автор смотрит на проблемы взрослых глазами детей. Правда, в детях этих нет ничего от добрых и находчивых друзей из школы волшебства Хогвартс. То есть находчивы они на свою голову все как один. А вот с добротой тут явные проблемы. Печально, но факт: многомиллионные продажи «Случайной вакансии» доказывают лишь старую истину - сначала ты работаешь на имя, а затем имя - на тебя.