Все началось с намерения датского правительства провести реформу образования, необходимость которой была провозглашена в ходе избирательной программы в 2011 году и вошла в программу нынешнего кабинета, возглавляемого социал-демократами. Дело в том, что датские школьники показывают все более слабые результаты по сравнению со сверстниками в других странах - участницах Евросоюза.
Так, каждый третий датский школьник, принимавший участие в последнем тесте международной программы PISA, выполняемой Организацией экономического и социального развития (ОЭСР), признался, что не любит читать. Однако школьники, которые не имеют привычки к повседневному чтению, значительно отстают от своих читающих сверстников по общим показателям успеваемости. Широкое внедрение компьютеров в датских школах привело к тому, что маленькие датчане практически не умеют писать ручкой. А недавно датским школьникам было позволено пользоваться Интернетом во время экзаменов по одиннадцати дисциплинам, в том числе иностранным языкам.
Такой подход мотивируется предпочтением, отдаваемым в Дании «игровой» педагогике, которая не подавляет формирующуюся личность школьника, а, напротив, создает условия для ее беспрепятственного расцвета в отличие от старомодного преподавания, основанного, как здесь утверждают некоторые, на принуждении и зубрежке. Одним из результатов новой методики, однако, стал, например, массовый провал датчанами тестов на получение работы в аппарате Евросоюза. Ни один из 357 датчан, участвовавших в экзамене в этом году, не смог его сдать. Это означает, что ни один представитель страны не будет принят на работу в учреждения ЕС, где Дания имеет право на 1,6 процента мест, пропорционально численности населения.
Принято считать, что датское общество построено на доверии, а политическая система направлена на достижение компромисса. Поэтому все важные законы в стране принимаются в результате переговоров и на основе консенсуса. Такие переговоры о предстоящей реформе образования были начаты между датскими властями (работодателями) и учителями (работниками). Первых представляли ассоциация всех 98 датских муниципальных образований или местное правительство Дании, ассоциация пяти регионов страны и центральное правительство в лице министерства финансов. Вторых - Союз учителей и отраслевой профсоюз.
В центре переговоров оказался вопрос о так называемых рабочих часах учителей. Власти называют действующие учебные программы анахроничными, настаивая, чтобы количество часов собственно преподавания было увеличено без повышения зарплат, а время, отводимое на подготовку занятий и выполнение других школьных задач, сокращено. Учителя утверждают, что предлагаемые нововведения приведут к резкому ухудшению качества преподавания, требуя ограничить время преподавания «потолком» в 25 часов. В настоящее время на преподавание отводится в среднем 16 часов в неделю, а остальное - на другие задачи.
Довольно быстро выяснилось, что стороны занимают непримиримые позиции. В результате сначала провалились переговоры между местными администрациями и учителями, которые работают в муниципальных школах, а затем - между министром финансов Бьярне Коридоном и Союзом учителей (государственных школ). Глава профсоюза преподавателей Андерс Бондо Кристенсен назвал переговоры абсурдными и гротескными, сказав, что их результат был предсказуем, а Коридон, покидая переговоры, заявил, что локаут неизбежен. Усилия посредников результатов не принесли, и поскольку срок действия прежнего трудового соглашения истек, а новое подписано не было, 2 апреля, после завершения в Дании пасхальных каникул, занятия в школах возобновлены не были.
При этом министр финансов отверг утверждения, согласно которым правительство «вступило в сговор» с местными администрациями и разработало совместную «секретную стратегию» вмешательства центральных властей в конфликт с учителями. «Существует тесное и естественное сотрудничество между государственным работодателем - муниципалитетами и регионами, с одной стороны, и министерством финансов - с другой, - сказал он. - Однако никакого обещания о вмешательстве правительства не было. Впрочем, кабинет поддерживает предложения о пересмотре рабочих планов учителей».
Согласно статистическим данным в государственных школах работают примерно 15 тысяч учителей, а в муниципальных - около 45 тысяч. В стране 875 тысяч учащихся, главным образом начальных и средних школ, а также других учебных заведений, курсов по изучению датского языка для иностранцев.
Пострадавших от локаута, однако, несколько меньше, так как школы остались открыты для учителей, которые не обладают статусом государственных служащих, не являются членами профсоюзов и не подпадают под действие коллективного трудового соглашения. Таким образом, на рабочих местах остались около 10 тысяч педагогов, что означает 1 преподаватель на 55 школьников. Одновременно тысячи учителей начали акции протеста по всей стране.
Датское общество проявляет традиционную солидарность в условиях конфликта. Многие школы изменили режим работы, чтобы дети были под присмотром, пока родители работают. Некоторые крупные компании - «Карлсберг», «Лего», «Меллер-Мэрск» - организовали своеобразные интернаты для своих сотрудников на время локаута. В Копенгагене дети, которые являются членами футбольного клуба «Boldklubben Union», могут проводить в нем время с 7.30 до 16.00. Хозяин булочной-пекарни «Nordisk Brodhus» сообщил, что готов держать у себя детей с 9.00 до 14.00 и обучать их выпечке хлеба.
Сегодня никто не знает, когда и чем закончится конфликт. Учитывая непримиримость сторон, маловероятно, что они придут к компромиссу. Теоретически конфликт может продолжаться бесконечно, хотя вряд ли он затянется дольше чем на два месяца, в течение которых Союз учителей может выплачивать зарплаты оставшимся без работы педагогам.
У правительства остается возможность положить конец конфликту, издав соответствующий нормативный акт. Это, однако, нарушило бы историческую традицию, согласно которой условия труда должны определяться на основе консенсуса и в результате переговоров, а не под давлением закона. Эту точку зрения подтвердила и премьер-министр Хелле Торнинг-Шмитт. «Такие споры предусмотрены датской моделью, в рамках которой стороны регулируют свои разногласия самостоятельно, - сказала она. - Локауты и забастовки служат решению конфликтов на датском трудовом рынке. Так функционирует датская модель, и так она должна функционировать. Я знаю, что локаут ставит многие семьи в сложное положение. Многие родители должны брать дополнительные отгулы или просить родственников и друзей присмотреть за детьми. Это странная ситуация и для учителей. Я бы предпочла избежать этого конфликта». Тем не менее глава правительства высказалась в поддержку реформы, в результате которой у школьников было бы больше учебных часов: «Нашим детям нужна школа, в которой они учились бы больше».
А министр по делам детей и образования Кристина Анторини успокоила многих родителей и школьников, пообещав, что летние каникулы, которые начинаются в Дании 29 июня, переноситься не будут, а в случае необходимости учащимся старших классов вместо экзамена в аттестате будет выставлена текущая годовая оценка.

​Николай МОРОЗОВ, корреспондент ИТАР-ТАСС в Копенгагене специально для «Учительской газеты»