Зинаида ДРАГУНКИНА, председатель Комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике, секретарь Координационного совета по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы:
- Задачи по реформированию учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, были определены Президентом РФ Владимиром Владимировичем Путиным в Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы. Эти вопросы затронуты в четвертом разделе стратегии «Равные возможности для детей, нуждающихся в особой заботе государства». В числе основных задач - обеспечение приоритета семейного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и реформирование сети учреждений. Для этого необходимо их разукрупнение; создание современных детских домов квартирного типа и в форме «детской деревни»; обеспечение условий, близких к семейным; реабилитация детей при активном участии волонтеров и некоммерческих организаций.
После указа Президента РФ о Национальной стратегии был подписан указ и о создании Координационного совета по реализации стратегии под председательством Валентины Ивановны Матвиенко. Состоялось первое заседание Координационного совета.
По итогам первого заседания совета Президент РФ подписал перечень поручений. Так, правительству необходимо подготовить предложения по созданию алиментного фонда; предусмотреть ассигнования из федерального бюджета на поддержку некоммерческих организаций, специализирующихся в вопросах защиты прав и интересов семьи и детей; внести в законодательство изменения для повышения эффективности и расширения направлений использования материнского капитала; подготовить и внести предложения по созданию санаторно-оздоровительных и реабилитационных центров для детей и семей с детьми в субъектах РФ.
На местах идет активная реакция на принимаемые меры. Недавно в Администрации Президента РФ прошло заседание совета по реализации этих вопросов в ЦФО под руководством А.Д.Беглова, состоялся доклад и.о. губернатора Московской области Андрея Юрьевича Воробьева о профилактике социального сиротства, который он начал с Национальной стратегии.
Члены Координационного совета активно работают вместе с Государственной Думой. Мы предложили уточнить понятие «ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» в ст. 156 Уголовного кодекса, подготовить изменения в законодательство для противодействия жестокому обращению с детьми, ускорить рассмотрение проекта федерального закона «Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».
Недавно Валентина Ивановна Матвиенко встречалась с Владимиром Владимировичем Путиным, и они обсуждали в том числе вопрос о проведении второго заседания Координационного совета. Мы предложили посвятить заседание проекту концепции государственной семейной политики. Если Координационный совет поднимет этот вопрос, значит, мы пригласим к обсуждению все общество. Нужно очень серьезно проработать этот вопрос, тем более что он предусмотрен правительственным планом первоочередных мероприятий по реализации Национальной стратегии.

Галина СЕМЬЯ, доктор психологических наук, член Координационного совета при Президенте РФ по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы, сопредседатель экспертного совета Комитета Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей, международный эксперт:
- Тема, которую мы сегодня обсуждаем, не стоит вне контекста проблем социального сиротства. Это часть государственной политики деинституционализации детей-сирот. Развитие семейных форм устройства детей-сирот, которое активно началось в 2007 году, привело к тому, что, с одной стороны, существенно изменился контингент детей-сирот в учреждениях, с другой - учреждения для детей-сирот стали выполнять не свойственные им функции. Это и подготовка воспитанников к переходу в семью, к самостоятельной жизни, психологическая реабилитация детей, которых вернули обратно.
Результаты проведенных федеральных мониторингов показывают, что сегодня в учреждениях находятся в основном дети «риска по семейному устройству», то есть маловостребованные при существующей системе стимулирования и просветительско-информационной работе. Это дети старше 10 лет (70%), дети с ограниченными возможностями (до 25%). Также это дети из многодетных семей, проживающие в детских учреждениях по 3 и более человек (26%). Можно выделить еще два фактора риска - этнический и конфессиональный. Оба они могут уменьшать шанс ребенка попасть в семью.
Если обратиться к международному опыту, то прежде всего это Рекомендации Комитета министров Совета Европы об особых правах детей, находящихся в учреждениях. Если каждый директор детского дома будет следовать им, то он сможет сказать, что сделал все, чтобы создать у себя все условия для полноценного развития ребенка.
Другой иностранный опыт - нормативная правовая база Республики Беларусь по созданию детских деревень, детских городков, детских домов семейного типа. Наши соседи в прошлом году изменили свое законодательство по этим учреждениям. Сейчас детские дома семейного типа являются у них основной формой семейного устройства детей-сирот. У нас в стране их всего 4, и воспитываются в них 60 детей.
Если обратиться к зарубежной статистике, мы увидим, что сегодня нет ни одной страны, где нет учреждений для детей-сирот. Поэтому наша с вами задача - понять, что мы должны сделать, чтобы наш детский дом стал «как дома». В свете выполнения указов Президента РФ перед нами стоит сложная задача. С одной стороны, детский дом - это временное проживание ребенка до его семейного устройства, с другой - детский дом не должен стать накопителем в аэропорту перед отправкой самолета, он должен стать настоящим домом для тех, кто не сможет обрести семью.

Сергей ВИТЕЛИС, заместитель директора Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Министерства образования и науки РФ:
- Сегодня в соответствии с Семейным кодексом можно выделить три основных типа организаций для детей-сирот: учреждения для детей без отклонений в развитии и здоровье, учреждения для детей младшего возраста, которые нуждаются в медицинском уходе и помощи, и учреждения для детей с тяжелыми физическими и интеллектуальными недостатками. Эту основную типологию нам надо сохранить.
Основным направлением реформирования может стать разукрупнение организаций. Сегодня в стране только 7% учреждений имеют наполняемость до 20 детей и около 20%, где до сих пор свыше 100 детей. Мы не сможем сразу обеспечить наполняемость в 15-20 детей, но 30-50 - просто обязаны. И мы займемся этим в ближайшее время вместе с регионами.
Если говорить о содержании деятельности этих организаций, то должна появиться открытость. Прежде всего общественный контроль за соблюдением прав детей. У каждого ребенка должен быть доступ к информации о своих правах, возможность обратиться в любую контрольную или надзорную организацию.
Большинство детей, которые находятся в детских домах, должны обучаться в обычных школах или профессиональных училищах. Если же по каким-то причинам это невозможно, необходимо организовать участие таких детей и их сверстников из семей в досуговых, спортивно-оздоровительных и развлекательных мероприятиях. Необходимо уделить внимание общению детей с родственниками, если это не противоречит интересам детей.

Марина ГОРДЕЕВА, председатель правления Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации:
- Все мы согласны с тем, что существовать в своем сегодняшнем виде интернатные учреждения уже не могут. Мы выработали следующие подходы к реформированию системы. Это открытие на базе интерната или детского дома центра социальной помощи семье и детям, ресурсного методического центра. Это создание в интернатном учреждении центра семейного устройства и сопровождения замещающих семей, школы замещающих родителей, центра постинтернатного сопровождения выпускников. Это расширение спектра и повышение качества услуг, направленных на подготовку детей к самостоятельной жизни.
В качестве примера можно привести Калужскую область, где в ходе реформирования были воплощены все три подхода. В 10 интернатных учреждениях Ставропольского края также реализуется соответствующая программа. Ульяновская область показывает пример создания на базе коррекционного детского дома службы консультативно-реабилитационной работы с женщинами, оказавшимися в трудной жизненной ситуации. Примеры такой работы есть в Тамбовской и Курганской областях.
Самое главное - решение о реструктуризации учреждений должно приниматься руководством субъекта РФ, но никак не отдельными ведомствами, которые отвечают за эти учреждения.

Юрий СЕЛИВАНОВ, депутат Государственной Думы:
- 18 лет назад, видя разгул сиротства, я создал детский дом при промышленном предприятии. Судьба детей, которые выходят из детских домов во взрослую жизнь, трагична (до 80% попадают в тюрьмы, становятся бомжами, кончают жизнь самоубийством), и я зашел в тупик. Но начал вспоминать, как нас в семье заставляли работать, готовили к самостоятельности с раннего детства. И на этом я основал работу детского дома. Сегодня наши дети полностью адаптированы к жизни. Они получают профессии, непрерывно трудятся, проходят социализацию в специальной гостинице в доме. У нас не пропал ни один ребенок. Кроме того, мы еще 5-6 лет патронируем их, пока они не встанут на ноги.
Нормальный, преданный России бизнес реагирует на эти проблемы адекватно. После того как я создал детский дом, губернатор Белгородской области сразу же распределил детские дома по бизнесу, и они смогли помочь в решении многих финансовых вопросов.
Я еще раз хочу подчеркнуть, нужна программа подготовки детей к самостоятельной жизни, нужны их профессиональная подготовка и патронат. Наши дети должны становиться нормальными гражданами нашего общества. Нельзя допустить, чтобы мы постоянно пополняли преступный мир, тратя по 600 тыс. рублей в год на содержание ребенка в детском доме.

Елена РЫНДИНА, директор детского дома №2 Вологды, кандидат педагогических наук, заслуженный учитель РФ:
- С 2009 года Департамент образования Вологодской области реализует проект «Сетевое взаимодействие детских домов Вологодской области в рамках политики устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи граждан». В проекте участвуют 6 детских домов, на базе которых созданы службы содействия устройству детей-сирот в семью.
Первая в области служба была открыта на базе нашего детского дома в 2008 году. Она занимается подготовкой замещающих родителей, консультированием замещающих семей, подготовкой воспитанников к переходу в замещающую или интеграции в кровную семью, психологической работой с детьми группы риска по семейному устройству и с возвращенными детьми. За 4 года было проведено 93 школы замещающих родителей, прошли обучение более тысячи кандидатов, которые взяли почти 600 детей-сирот.
Современная социальная политика ориентирована на сохранение ребенка в своей кровной семье. С 1995 года наш детский дом вернул в кровную семью 62 ребенка. Всего с 2009 года в Вологодской области родным возвращено 168 детей.
Важной является задача формирования позитивного общественного мнения в отношении семейного устройства ребенка-сироты, поэтому в структуре детского дома с 2008 года работают две общественные организации: областной клуб социальной журналистики и областная волонтерская служба поддержки замещающей семьи. За 2009 и 2012 годы волонтерами было привлечено 48 граждан, готовых принять детей в семью. Результатом этой работы с 2008 года является сокращение числа учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на 14 единиц. Всего за 2009-2012 годы на воспитание в семьи было передано 473 воспитанника.

Алла ДЗУГАЕВА, заместитель руководителя Департамента социальной защиты населения Москвы, кандидат юридических наук:
- В 2012 году и в начале 2013 года вопросы защиты прав детей, опеки, попечительства в отношении несовершеннолетних были переданы в Департамент социальной защиты населения города Москвы. Объединение всех учреждений в одном ведомстве позволит избежать дублирования работы и задать единые цели для всех учреждений системы. И, конечно, решить стратегическую задачу - обеспечить право каждого ребенка жить и воспитываться в семье.
В основе нашей модели лежат компоненты, которые в регионах фактически не используются совместно. Это организация работы в каждом районе города по раннему выявлению детского неблагополучия для предотвращения лишения родительских прав, реорганизация детских домов в центры содействия семейному воспитанию, переход к активному поиску граждан, которые могли бы профессионально осуществлять воспитание ребенка, выстраивание работы с ребенком таким образом, чтобы она осуществлялась одним и тем же специалистом и структурой от начала до конца.
Мы предполагаем, что реализация новой модели позволит сократить к 2016 году контингент в организациях для детей-сирот с 4 тыс. до 1 тыс.; уменьшить число тех, чьи родители будут лишены или ограничены в родительских правах, на 50%; увеличить долю детей, которые передаются в семью, на 15%. Конечно, все будет зависеть от социально-экономической, демографической ситуации, но полагаем, что эта модель позволит вывести профилактику социального сиротства и развития семейных форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, на новый уровень.

Ирина ПОЗДЕЕВА, заместитель начальника территориального управления Министерства социального развития Пермского края по г. Перми:
- В результате активного развития семейных форм устройства на территории Пермского края проведена крупная реструктуризация сети учреждений для детей-сирот. Сегодня существует всего 11 учреждений, а еще в 2006 году было 51. Число воспитанников сократилось с 4 тыс. до 700 человек.
Что касается типологии учреждений, то на территории края созданы межведомственные центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей. Они помогают активизировать устройство детей, у которых есть наибольшие шансы попасть в семью. Туда помещаются дети в возрасте от 0 до 9 лет, в том числе братья и сестры. Межведомственный характер учреждений предполагает, что все они находятся в ведении Министерства социального развития Пермского края, а их соучредителями являются ведомства здравоохранения. В итоге мы наблюдаем ситуацию, когда на воспитание в семьях края передано 94% детей.
Проблемный вопрос для нас сегодня - работа с теми, кто остался в детских домах. Это кадровая проблема, поскольку теперь нужно работать по-новому, а поиск квалифицированных кадров затруднен. К тому же есть опасения, что в ходе перемен люди могут потерять определенные стимулы в виде выслуги лет, в виде отраслевых наград, не имея возможности работать в учреждениях, имеющих статус образовательных.

Ольга БАТАЛИНА, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей:
- Московское сообщество было взбудоражено, когда приняли решение о переводе учреждений из сферы образования в сферу социальной защиты. Это было связано с тем, что у нас до сих пор нет понимания того, в каком направлении мы планируем оптимизировать и реформировать сеть учреждений для детей-сирот. Естественно, что образование защищает прежде всего образовательную компоненту. Есть те, кто говорит, что нужно создать условия для воспитания ребенка, а образовательные и медицинские услуги предоставлять в специализированном учреждении. Почему мы замыкаем детей в рамках одного учреждения? Вся их жизнь проходит в четырех стенах, какими бы современными они ни были.
Сегодня очень важно, используя региональный опыт, найти золотую середину, потому что 3181 учреждение у нас разбросаны по разным ведомствам. Степень их загрузки разная: от 36% до 222%. Есть учреждения, которые находятся в ветхом, аварийном состоянии, есть те, которые требуют реконструкции, капитального ремонта. И сейчас, когда начался поиск оптимальной модели, очень важно не просто привести в порядок ту, что мы имеем, а понять, какой мы ее видим в развитии.

Ирина МУСТАФИНА, ведущий специалист отдела развития образования Самарского управления Министерства образования и науки Самарской области:
- Министерство социально-демографической и семейной политики руководит в нашей области 42 социально-реабилитационными центрами и социальными приютами для детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. В их же ведении служба семьи, опеки и попечительства. Благодаря работе наших коллег хорошо идет процесс усыновления, но 922 ребенка все равно находятся в 2 школах-интернатах и 6 детских домах, 7 из которых коррекционные. Все они подчинены Министерству образования.
Личность директора детского дома - решающее качество, и потому среди 8 учреждений я вижу и замечательный опыт, и «кровоточащие язвы». Есть учреждение, где сегодня 116 детей. Оно располагается на территории городского округа Самара. Там сосредоточены непростые дети, 6 из них прошли Жигулевскую воспитательную колонию.
К сожалению, противопоставить что-то силе криминальных авторитетов трудно. Я долго размышляла над этим вопросом и увидела лишь одно решение - задействовать практику кадетской школы. Это одна из возможностей грамотно ввести ребят во взрослую жизнь, ведь сама система работы этих школ нацелена на воспитание личности, готовой служить Отечеству.

Николай Рыжков, член Совета Федерации:
- Сегодня очень много разговоров идет о форме и структуре. Но, думаю, вряд ли найдется что-либо единое для всей страны. Я доволен, что сегодня в зале представители деревни «SOS». Эта идея была в конце 80-х годов. Мы тогда хотели создать в каждом регионе хотя бы по одной деревне. Но ничего не получилось, Советский Союз развалился. Сегодня по всей стране всего 4-5 деревень. Я считаю, что надо возобновить эту работу.
Кроме того, надо принять решение, будем ли мы развивать семейные детские дома. Когда я стал депутатом, в Белгородской области было 6-7 таких домов. Сегодня осталось 2. Я могу, например, назвать одну фамилию - Зеленчуковы, у них 8 детей.
Раньше если женщина брала ребенка, она воспринималась как старший воспитатель, получала оклад. Шли отчисления на пенсию, был социальный пакет. Потом все отменили. Кто теперь возьмет ребят? Молодые скажут: «Как же мне жить, когда у меня не будет обеспечена пенсия?»

Светлана МЕДНИКОВА, министр по делам семьи, демографической и социальной политике Калужской области:
- Я постоянно слышу о том, какие плохие условия в детских домах, что там нет развития, социализации и т. д. Но есть же и положительные примеры. У нас из 16 детских домов осталось 4.
Было предложено стремиться к тому, чтобы в детском доме было не более 50 детей. Самый большой детский дом у нас имеет лицензию на 106 мест, но дети там сейчас живут по семейному принципу. Или Азаровский детский дом, где дети распределены в коттеджах, живут семьями по 12 человек. Там есть замечательная материально-техническая база, бассейн и т. д. В общем, я бы, наверное, не стала так резко ограничивать число детей.
Конечно, мы тоже закрываем детские дома, но иногда не закрываем, а перепрофилируем. И сегодня как раз один находится на стадии перепрофилирования. И жизнь уже показала, что центры социальной помощи, социально-реабилитационные центры - это как раз те учреждения для детей, которые должны быть по крайней мере в каждом районе.

Рифкат МУХАМЕДРАХИМОВ, заведующий кафедрой социальной адаптации и психологической коррекции личности факультета психологии Санкт-Петербургского университета, доктор психологических наук:
- Опыт, который дети получают в доме ребенка, плохой, но это можно изменить, если провести простые процедуры. Все зависит именно от содержания ребенка. Если оно негативное, депривационное, если нет близкого взрослого и стабильных отношений, нарушение поведения может наблюдаться в любом случае.
Модель «как дома» реализовывалась в Санкт-Петербурге с 2000 по 2005 год. Мы изучили около 1,5 тыс. детей, которые проживали в 3 домах ребенка, и увидели, что со стороны взрослых нет чувствительности и отзывчивости. Они выполняют медицинские процедуры, проводят занятия и пр. в рабочем порядке. Тогда мы решили провести структурные изменения. Мы уменьшили количество детей в группе до 8 человек, а среди персонала выделили 2 взрослых так, чтобы дети видели их каждый день и идентифицировали, как близких. Характеристики поведения персонала после обучения и структурных изменений существенно улучшились по сравнению с теми домами ребенка, где изменений не было.

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ, главный редактор «Учительской газеты», член Координационного совета при Президенте РФ по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы:
- Я хочу обратить ваше внимание на то, что у вас в вашем нелегком деле есть хорошая информационная площадка - «Учительская газета». Мы публикуем много материалов по актуальным проблемам современной системы образования и воспитания и готовы идти дальше - открыть специальный раздел для обсуждения Национальной стратегии. Я и наши читатели будем очень благодарны за ваши проекты, программы, идеи, острые критические размышления о том, что и как нужно изменить в нашем законодательстве, в нашей практике. Ждем ваших предложений.