Оренбургский научный центр
С момента создания центра (в 2002 году) руководит им Олег Валерьевич Бухарин - единственный в Оренбургской области академик сразу двух крупнейших научных организаций страны: Российской академии наук и Российской академии медицинских наук. Он заслуженный деятель науки Российской Федерации, обладатель ордена «За заслуги перед Отечеством», почетный гражданин Оренбурга. Олег Бухарин является директором Института клеточного и внутриклеточного симбиоза. Он автор почти 500 научных работ, имеет около 100 свидетельств и патентов на изобретения. Коллеги говорят о нем: «Он абсолютно неутомимый человек. У него нет дефицита идей, у него есть дефицит времени. Любимое дело - изучать окружающий мир, населенный несметным числом микроорганизмов».

Институт клеточного и внутриклеточного симбиоза ОНЦ УрО РАН
Основная задача Института симбиоза - исследование симбиотических взаимодействий бактерий с объектами живой природы. Это могут быть люди или животные. На основе этих исследований идет разработка биомедицинских технологий, которые могут быть применимы для диагностики и лечения инфекционных заболеваний и в экологической практике - в плане оценки экологического состояния окружающей среды.
Коллектив института создал множество лекарственных препаратов. Один из самых известных - циклоферон. Сегодня он продается в любой аптеке. За его создание в 2004 году Институт симбиоза был удостоен Премии Правительства РФ в области науки и техники.
Сейчас у академика Бухарина и его команды в разработке очередная идея: «свой-чужой». В молекулярно-генетической лаборатории он вместе с молодыми исследователями изучает мировую проблему: ищет механизмы, как микробы в своей среде, которая называется по-научному микросимбиоценозом, отделяют своих от чужих. Это необходимо знать, убежден Олег Валерьевич, чтобы использовать возможности микромира на благо человечества, чтобы в конечном итоге продлить ему жизнь.
Ученые пришли к выводу, что исследовать необходимо не микроорганизмы по отдельности, а сообщество микробов, которые населяют тело человека. Это очень важно с точки зрения выделения ведущих микроорганизмов, тех, которые занимают лидирующее место в этих микробных ассоциациях, а также их помощников. В результате специалисты Института симбиоза стали рассматривать инфекцию не как взаимодействие просто паразитарных систем, а как определенный вариант симбиотических взаимодействий.
- Таким образом, мы получаем возможность по-новому оценивать нормальную микрофлору человека, - говорит зам. директора Института клеточного и внутриклеточного симбиоза доктор медицинских наук Сергей Черкасов. - В определенный момент нормальная микрофлора человека полезна, а в других ситуациях этот симбиоз сдвигается в сторону инфекционного процесса. Это происходит, когда нарушаются симбиотические взаимоотношения.
В Институте симбиоза семь лабораторий. И в каждой из них кипит работа. Например, в лаборатории водной микробиологии выделены два штамма водорослей. Ради одного из них - дуналиелла салины - люди ездят на Мраморное море в Израиль. Дуналиеллу можно применять в качестве антиоксиданта в медицине и косметологии. Гардону терру - в местах техногенных катастроф. Она обладает уникальным свойством - разрушает нефть и нефтепродукты, очищая природу от загрязнения.
В 2012 году Институт клеточного и внутриклеточного симбиоза выиграл грант правительства Оренбургской области размером в 2,5 миллиона рублей. Он получен на реализацию проекта «Разработка и внедрение биомедицинских технологий по улучшению репродуктивного здоровья населения Оренбургской области на основе эффективной диагностики и лечения инфекционных состояний».
Задача проекта состоит в том, чтобы помочь ранее не имевшим на то возможности мужчинам и женщинам стать папами и мамами. Ученые отталкивались от того, что нередко в силу тех или иных причин семейным парам приходится прибегать к экстракорпоральному оплодотворению. Но не всегда врачи могут гарантировать 100-процентный успех. Одна из причин - инфекция, которая годами живет в организме одного из потенциальных родителей. Ученые из Института симбиоза разработали технологию, которая позволяет увеличить эффективность ЭКО. Правительственный грант будет направлен на внедрение этих технологий в медицинскую практику.

Институт степи ОНЦ УрО РАН
Институт степи Уральского отделения Российской академии наук возглавляет член-корреспондент РАН, вице-президент Русского географического общества Александр Чибилев.
Институт занимается комплексным изучением степной зоны Евразии как единого эколого-географического и историко-культурного пространства. Являясь единственным в Уральском отделении РАН учреждением географической направленности, институт разрабатывает вопросы физико-географического районирования и сохранения природного наследия Уральского региона.
- Вот какая существовала проблема, - начинает разговор заведующий лабораторией агроэкологии и землеустройства Института степи УрО РАН, доктор географических наук Сергей Левыкин. - В 50-е годы, в годы освоения целины, практически вся степь была распахана. Пострадали растения, животные. И вот наша задача, задача ученых, - найти в современном мире наиболее эффективные формы сосуществования степи и человека, посмотреть, может, где-то мы перегнули с распашкой или с иным воздействием на степь. Мы работаем над восстановлением степных экосистем, в том числе для их использования в сельском хозяйстве и экологическом туризме.
Сергей Вячеславович усаживает меня за компьютер и открывает презентацию. На ней слайд за слайдом - коренастые лошади с короткой стоячей гривой и смешной мордочкой, белой у основания.
- Вы, наверное, слышали о таком проекте, как «Оренбургская тарпания»? Вот как раз-таки в стенах нашей лаборатории он родился и развивается. Мы хотим завезти дикую лошадь Пржевальского в оренбургскую степь. Для чего это нужно? Во-первых, чтобы сократить число степных пожаров. Ведь известно, что чем больше сухого травостоя, тем проще огню распространиться. Будут лошади - будет меньше сухой травы. Второе - для развития экологического туризма. Лошади Пржевальского могут стать визитной карточкой Оренбуржья! Территорию для научного полигона мы уже подобрали, это будет участок на границе Акбулакского и Беляевского районов.
Спрашиваю у Сергея Левыкина, чем запомнился 2012 год.
- Во-первых, прекрасно цвели ковыли в оренбургской степи, как никогда! Мы отметили массовое цветение нашего титульного злака. Второе, проект «Оренбургская тарпания» наконец получил поддержку со стороны администрации области. И губернатор Юрий Берг лично подержал его. И третье, наша «Северная одиссея». Мы второй год уже работаем на Новосибирских островах. Почему? Потому что там протекают те процессы, которые на европейской части закончились тысячи лет назад. То есть там происходит процесс разморозки ледово-лесовых формаций. И вот этот исторический материал, на базе которого сформировался чернозем, там выходит из своего первобытного состояния.
Продолжаю знакомство с Институтом степи. Мой визави - доктор географических наук Вадим Петрищев - заведует лабораторией геоэкологии и ландшафтного планирования Института степи УрО РАН. С ним мы идем в геологический музей института. Сколько же здесь различных образцов: минералов и ископаемых останков древних обитателей нашей планеты! Есть породы - эклогиты, - возраст которых, только представьте, более 600 миллионов лет. Здесь, в музее, ты как будто попадаешь в другое измерение. Вот на востоке Оренбуржья (понятное дело, тогда никакого Оренбуржья еще и не было) идут мощнейшие извержения. А вот - вся наша область является дном Мирового океана...
Разговариваю с Вадимом Павловичем:
- Вы спрашиваете, чем занимается наша лаборатория. Мы оцениваем последствия воздействий недропользования на природу Оренбургской области. В первую очередь это оценка техногенных воздействий и сохранение уникальных геологических объектов. Плюс к этому мы разрабатываем рекомендации по рациональному использованию тех или иных техногенных объектов. Например, в прошлом году выпустили монографию, посвященную проблемам использования соляных куполов мира. Особое внимание в ней уделено добыче соли и развитию курорта в Соль-Илецке.
Ресурсы, какими бы мощными они ни казались, на самом деле конечны. Мы занимаемся разработкой технологий, которые позволили бы использовать ресурсы в долгосрочной перспективе. Плюс к этому работаем над сохранением баланса в природе. Если мы осваиваем какое-то месторождение, ведем добычу той же соли, то, естественно, где-то в другом месте мы должны создавать охраняемые природные территории. То есть здесь добываем, там охраняем, создаем условия для отдыха и рекреации.
Многочисленные коробки, а в них аккуратно накрытые папиросной бумагой засушенные растения. Я в кабинете Ольги Калмыковой, кандидата биологических наук, научного сотрудника лаборатории биогеографии и мониторинга биоразнообразия Института степи УрО РАН. Ольга - получатель персональной стипендии для молодых кандидатов наук.
- Моя работа посвящена исследованию растительного покрова государственного заповедника «Оренбургский». Почему именно заповедник? Потому что территория в наименьшей степени затронута хозяйственным воздействием. Для чего моя работа? Чтобы понять, каким образом мы можем оставить следующим поколениям биоразнообразие в том виде, в каком застали его сейчас.
Приятно, что мои исследования отметили на уровне области. Мои знакомые, которые перестали быть молодыми учеными, скажем, 3-5 лет назад, с легкой завистью относятся к нам, стипендиатам, говорят: «Как же так, нас раньше так не поддерживали, как вас поддерживают сейчас!» Мы общаемся с учеными из разных регионов и можем сказать, что такие губернаторские программы есть далеко не везде (закон «О государственной поддержке молодых ученых в Оренбургской области» принят в 2010 году. - Прим. авт.). Нам, конечно, это придает сил. Хочется исследовать, творить, созидать.

В Оренбургской области принят ряд законов, которые предусматривают ежегодное выделение грантов для финансирования научных разработок и персональных премий и стипендий для молодых ученых.
Размер ежемесячной стипендии от 10 до 20 тысяч рублей.
Размер премии от 50 до 100 тысяч рублей.
Размер гранта от 50 тысяч рублей студентам до 5 миллионов научным организациям.


Статфакт

    Оренбуржье располагает богатым научным и кадровым потенциалом. В области работают более 300 докторов и около 3000 кандидатов наук, обучаются свыше 900 аспирантов и около 30 докторантов. Ежегодно в аспирантуру поступают более 250 человек, в докторантуру - до десяти.
    В системе профессионального образования действуют 32 вуза и филиала ведущих вузов. Научно-исследовательский потенциал представлен также:
- двумя самостоятельными институтами и тремя структурными подразделениями институтов Уральского отделения Российской академии наук;
- двумя институтами Российской академии сельского хозяйства;
- отраслевыми научно-исследовательскими институтами и конструкторскими бюро.

    Расходы на финансирование науки в Оренбуржье постоянно растут. Если 3 года назад они составляли 11 миллионов рублей, то в 2012-м - почти 55.
    В базы данных Приволжского федерального округа внесено 473 научных разработки оренбургских ученых. В различных отраслях хозяйственного комплекса региона в течение последних трех лет внедрено 235 новых передовых технологий.


В Оренбургской области ведущими направлениями научной деятельности являются:
- медицина (микрохирургия, разработка новых лекарственных препаратов, диагностика и лечение инфекционных заболеваний);
- сельское хозяйство (технологии и машины для производства и переработки сельскохозяйственной продукции, создание новых сортов зерновых культур, выведение высокоэффективных кормов, выведение новых пород скота);
- промышленные технологии (добыча и переработка сырья в металлургии и ТЭК, пищевая и электротехническая промышленность);
- экология и природоохранная деятельность.