Ирина ДУНАЕВА, учитель русского языка и литературы школы №55, Воронеж:
- Еще есть список сайтов, на которые нельзя заходить. А теперь вот будут новые нормы ГТО, можно сказать, список рекордов, к которым должен стремиться каждый школьник. Добавим сюда же введение школьной формы, унификацию учебников, особенно по истории, и так уже недалеко до унификации мыслей... Возможно, действительно раньше у школы было много свободы, но недолго. Сегодня она обязана отчитываться перед каждым, заполнять гору бумаг, а теперь вот еще и строго следовать спискам. Может, так и должно быть, я не знаю. Но очень опасаюсь, что все закончится обычным формализмом, отписками для галочки и потерей творческого начала.

Анастасия ГУРОВА, член Союза художников России,  преподаватель детской  школы искусств им. Гурова, Омск:
- Конечно, не хватает списка картин. Хотя я не уверена, что он возможен. В список должны войти произведения не только великих художников, но и современных, хорошо бы еще, чтобы своих, местных мастеров, которые создают духовный фон Сибири. Только, боюсь, тут сотней не ограничиться. Ну и конечно, одного только списка мало. Нужны еще альбомы с произведениями, с рассказами о картинах, «живой» просмотр выставок.

Лариса АНИСЬКОВА, заместитель директора по научно-методической работе, учитель  биологии лицея №344, Санкт-Петербург:
- Мне бы хотелось, чтобы существовал список, включающий в себя сто, или пятьдесят, или хотя бы двадцать имен известных биологов, которых должны знать школьники. Например, Илья Ильич Мечников. В списке обязательно должны присутствовать пояснения, что сделал каждый ученый, а также перечень памятных мест, которые связаны с их именами. Конечно, такой список должен существовать не только в отношении ученых-биологов, но и знаменитых математиков, физиков и т. д.

Татьяна ЛАГУРАШВИЛИ, учитель русского языка и литературы лицея №40, Нижний Новгород:
- Не знаю, для кого создаются эти списки, на кого они рассчитаны. Из всех перечисленных я видела только один - 100 книг, и он сразу же вызвал у меня внутренний протест. Я подумала, а почему именно эти книги, а не другие? У каждого учителя литературы есть свой собственный «список», я в этом уверена, а навязанное сверху, даже с самыми благими намерениями, всегда вызывает отторжение. Выходит, что, доверяя нам воспитание детей, так называемые общественные советы (или кто там составляет эти списки?) не доверяют нашему вкусу, опыту, знаниям. Они думают, что мы без их помощи и совета не обойдемся? Возможно, где-то в провинции есть учителя, совсем не читающие, не интересующиеся ничем, кроме насущных материальных вопросов. Но эти списки и таким учителям не помогут, потому что они в них даже не заглянут.