Печально, что в этом году развернулась кампания, связанная с борьбой за «чистоту» рядов среди представителей научного сообщества. Проблема, однако, заключается не только в том, что под сомнение ставятся присвоение ученых степеней и звания, статус диссертационных советов и научных школ, действительно, такие проблемы есть, и их нужно решать, не закрывая на них глаза. Нынче самое сложное - оставаться объективным тогда, когда в Интернете начинается истерика по поводу «расписок в невежестве» и формирования «общей картины идиотизма в России». Сколько же можно делить общество на умных и глупых и приравнивать это к делению на правых и виноватых? Это ведь неоднозначные категории. Более того, у нас в стране часто умные оказываются виновнее глупых - «горе от ума», как говорил господин Чацкий в небезызвестной комедии, процветает.
Горе сегодня заключается в том, что судят об умных и глупых представителях науки те, кто сами не могут сформулировать, чем объект научного исследования отличается от предмета, а теоретическая значимость результатов исследования - от практической. Судят представители общества, не искушенные в науке, на основе эмоционально грязных высказываний в блогах, язвительно-ироничных - в социальных сетях. Они выносят на улицу и приносят в свои дома горечь, злость и недоверие к российской науке, к ее настоящему и будущему, говорят, что в России наука закончилась, говорят, что все настоящие ученые давно уехали за границу. Неправда! Настоящие - те, кто остался здесь или вернулся обратно. Каким быть - стоящим или стоящим, каждый решал и решает сам для себя. Это как сложный выбор между знаменитым «Крест выбираешь или хлеб?» для древних христиан, но настоящий ученый рано или поздно этот выбор делает, принимая всю ответственность на себя, потому что личная и научная ответственность дополняют друг друга, потому что ученый не «кот, который ходит сам по себе», не подчиняясь никому, а человек, посвятивший себя поиску истины и ради нее готовый принести себя в жертву. Мы сейчас можем назвать кристально честных людей, которые внесли огромный вклад в науку и не поступились своими принципами даже в условиях репрессий, сегодня таких - совестливых и верных своим принципам - достаточно. Поэтому так горько слышать и читать о том, что нет в России науки, что вообще нет России и русских. Ложь все это, обобщение до катастроф, как говорят психологи, специальный прием дезориентации сознания.
Сегодня сложно опубликовать хотя бы одну статью или пособие, монографию на тему, связанную с национальной идеей и ее развитием, зато можно выступать с трибуны с рассуждениями о том, «куда мы катимся», валяться в грязи - можно, попытаться умыться - нет. Какой-то странный сдвиг массового сознания в сторону уничижения свидетельствует о нарастающей поляризации социальных эмоций в обществе: маятник двигается в сторону негатива, значит, где-то в глубине сознания есть представления о позитиве, то есть на каждый минус есть свой плюс.
Плюс действительно есть: например, в настоящее время все чаще, следуя инициативе Президента РФ, в обществе говорят о возрождении национальной идеи в образовании. По этому поводу идет множество споров, связанных с определением ее содержания и способов реализации, в широком смысле это понятие рассматривают как синоним национальной идеологии, то есть как систему идей, ценностей и принципов, лежащих в основе консолидации и развития российского общества, которая усваивается в процессе социализации, воспитания и образования ребенка, подрастающего поколения в условиях непрерывного образования. В узком смысле под национальной идеей можно понимать систему представлений, связанных с формированием у ребенка ценностного отношения к себе и своему месту в мире на основе присвоения ценностей семейной и традиционной культуры, их взаимодополнения. Так или иначе, рассматривая национальную идею в узком или широком смысле, ученые сходятся на том, что такая идея немыслима без учета социокультурного и исторического контекста развития системы образования, однако все понимают, насколько уязвима она для политического и экономического влияния общества и государства.
Одним из самых ярких примеров участия в решении этих проблем стали письма представителей российской науки к Президенту РФ по поводу введения курса «Основ религиозной культуры» в 2008 году. При этом речь шла не только о православной культуре как доминирующей в России, но и о создании альтернативных курсов изучения религиозной культуры ислама, иудаизма, буддизма; а для детей из семей неверующих - альтернативного курса нерелигиозной, светской этики. Такое право учащихся на ознакомление с религиозной культурой своего народа неоспоримо и гарантировано принципами и нормами международного права, международными актами о правах человека (Международный пакт о гражданских и политических правах (1966); Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966); Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования (1960); Конвенция о защите прав человека и основных свобод (1952); Итоговый документ Венской встречи государств - участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1989). В России, однако, до сих пор идут дебаты по поводу того, «быть или не быть» религиозной культуре в школе, как будто мы можем отделить нашу культуру - и светскую, и религиозную - от истории образования! У нас это никогда не получалось, даже во времена воинствующего безбожия атеистическая культура как антагонист религиозной культуры и потому феномен, не имеющий смысла без нее, была частью истории образования и перекраивала историю под себя. Н.К.Крупская «выбросила» по совету В.И.Ленина, «мусор» - Закон Божий, древние языки и психологию - из программы дореволюционной школы, создавая новую школу, а это предметы, связанные с формированием образа себя и целостной картины мира, своей жизни и общественной истории.
Сейчас дети и их родители с точки зрения культурной идентичности, то есть с позиции той или иной культуры, могут выбирать, какими глазами, точнее чьими глазами, смотреть на историю и определять свое место в ней. Разве плохо, что у человека, который забыл про свои корни и свой род, появятся свой дом, пространство для идентификации? Это не значит, что он разделит мир на своих и чужих - друзей и врагов, просто кто-то окажется родным, близким и будет жить в этом же доме, кто-то - приходить в гости или случайно заглядывать в окошко, кто-то - проходить мимо. Но эти встречи или невстречи будут определять не пространство дома, а характер хозяина и уклад его семьи.
О необходимости решения проблем формирования культурной идентичности говорили в 2008 году в знаменитом письме 227 ученых - докторов и кандидатов наук и заявлении представителей РАН - ответе на письмо-обращение к Президенту РФ 10 академиков, там еще говорили и об аттестации научных работников, и о присвоении ученых степеней кандидата и доктора теологии, о создании соответствующих диссертационных советов. Логично: если будет курс по основам религиозной культуры, то должны быть и методисты, и ученые, которые будут разрабатывать его теоретико-методологические основы, создавать программно-методические разработки. Во многих странах мира (Германия, Франция, Швейцария, Испания) так и происходит. Более того, необходимость введения ученых степеней по теологии в государственной системе аттестации научных работников обусловлена обязательствами Российской Федерации в рамках международных соглашений: Европейская культурная конвенция (Париж, 1954), Лиссабонская конвенция о признании квалификаций, относящихся к высшему образованию в Европейском регионе (1997), Руководство по признанию в Российской Федерации документов об образовании, полученных в других европейских странах, признанию российских документов об образовании в других европейских странах (Хельсинки, 1997).
С тех пор прошло 5 лет, до сих пор в Интернете «полощут» этих людей, как грязное белье, и как их только ни называют - от ученых-мракобесов до ученых-проституток, «имеющих сношения» с представителями церковной власти и продавших себя РПЦ, лично «проверяют» и оценивают достоинства каждого на фоне мата, предлагают травить дихлофосом и знакомить каждого с лагерем или топором. Этого достаточно, чтобы привлечь авторов таких блогов и заметок за оскорбление - уничижение чести и достоинства другого лица (по статье 5.61 Кодекса РФ об административных правонарушениях) и за клевету (по 128 статье Уголовного кодекса РФ) к судебной ответственности. Но пока нет желания делать это, так как сейчас важнее решить другие вопросы: почему с такой готовностью в Интернете готовы растерзать и уничтожить незнакомых людей, высказавших свою точку зрения и не пытающихся даже защищать себя, почему вопросы, связанные с реализацией права как верующих, так и неверующих людей на свободу национальной и религиозной самоидентификации, закрепленного в Конституции РФ, подают для восприятия населения - жителей огромной страны как вопросы, связанные с возбуждением ненависти или вражды? Именно так следует воспринимать всю эту злобную кампанию «против 227» и «им подобных». Между тем в Уголовном кодексе РФ есть еще статья №282, которая квалифицирует «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации», как уголовно наказуемые.
Жаль тех, кто ненавидит и разжигает ненависть, они ведь сами себя изводят, пусть они считают, что нет нации и нет веры, нет страны и нет Бога, но от того, что закроешь глаза, как ребенок, мир вокруг не исчезнет, более того, они могут оказаться один на один со своими страхами. Может быть, сейчас каждому из них нужно задуматься, зачем он дискредитирует систему традиционных ценностей, принадлежность человека к культуре или научному сообществу, делая его манкуртом - человеком, не помнящим родства (помните, как у Чингиза Айтматова?). И дело тут не в том, что чувство Родины и вера имеют одни корни, сближая людей, не в том, что ученые могут быть верующими или неверующими. В нашей истории есть примеры: русский ученый, врач, педагог и общественный деятель, член-корреспондент Российской академии наук Николай Пирогов, академик-физиолог Иван Павлов, великий хирург лауреат Сталинской премии архиепископ Лука Войно-Ясеневский, директор лаборатории нейронной физики Объединенного института ядерных исследований лауреат Нобелевской премии Илья Франк, академик-микробиолог Сергей Кузнецов - люди, у которых ученость сочеталась с верой. Есть и другие, потому что все люди разные, потому что ученые как представители науки тоже имеют право быть, а не казаться разными, рассуждать, а не высказывать претензии и обиды, отвечать на клевету (ради истины), а не наблюдать, как ржавчина оскорблений начинает разъедать пространство вокруг них. Они имеют право защищаться.

Наталия МИКЛЯЕВА, заведующая кафедрой управления дошкольным образованием Института педагогики и психологии образования МГПУ

Мнение по поводу


Владимир ФИЛИППОВ, председатель ВАК:

- Мы по поводу диссертаций будем рассматривать только обоснованные заявления, так как сейчас будет много желающих вылить грязь друг на друга, особенно по политической линии. Абсолютное большинство проблем плохих диссертаций возникло не из-за плохих сотрудников НИИ и не из-за преподавателей вузов, а из-за того, что много или чиновников из госслужбы захотели быть докторами наук, или много людей из бизнеса захотели купить диссертации, поэтому мы должны ужесточить требования к кандидатам и докторам наук.
Но нельзя сказать, что большинство диссертаций у нас в стране подложные, так как у нас есть огромное количество диссертаций, которые априорно лежат вне этого подозрения, - по математике, физике, химии.