Первоначально в работе с «особыми» семьями внимание специалистов было сосредоточено в основном на ребенке, диагностике отклонений в развитии и выборе психокоррекционной помощи ребенку в зависимости от выявленных нарушений.
Затем акцент в работе специалистов, в частности психологов, сместился на анализ взаимоотношений между матерью и ребенком, коррекцию выявленных искажений в детско-родительских отношениях. Психологи диагностировали типы семейного воспитания и родительского отношения к «особому» ребенку (эмоционального, когнитивного и поведенческого параметров), модели сотрудничества и особенности коммуникации между родителем и ребенком с нарушениями в развитии.
В отечественных и зарубежных источниках литературы по изучению детско-родительских отношений в «особой» семье преобладает описание неправильных типов воспитания: по типу гиперпротекции, в «культе болезни» или по типу эмоционального отвержения. Изучая взаимодействие родителя с ребенком, имеющим отклонения в психофизическом развитии, Г.Мишина выявила неадекватные модели сотрудничества. Кроме того, искаженное взаимодействие родителя с ребенком имеет следующие особенности: неэмоциональный или директивный характер сотрудничества, неумение родителя создать ситуацию совместной предметно-игровой деятельности, низкая потребность в общении с ребенком, неадекватный образ ребенка (завышение или занижение его возможностей), низкая чувствительность к потребностям и интересам ребенка.
Более того, психологи отечественной школы изучали личностные особенности матерей, имеющих ребенка с нарушениями в развитии, исследовали такие параметры, как акцентуации характера, самоотношение (самооценка), самопринятие, ценностные представления, индивидуально-психологические особенности, возрастная идентификация, уровни одиночества, тревожности и эмоциональной регуляции.
Специалисты, работающие с ребенком и его матерью, понимали, что оказываемая ими помощь недостаточна, поскольку отклонение в развитии у ребенка влияло не только на качество детско-родительских отношений, но также на супружеские и сиблинговые отношения. Поэтому во второй половине XX века в зарубежной психологической практике все более широкое распространение получает системный семейный подход. В нашей стране такой подход внедрен в работу с семьями, воспитывающими ребенка с нарушениями в развитии, сравнительно недавно.
Семейный системный подход позволяет специалистам диагностировать особенности деятельности семейной системы как на индивидуальном уровне микросистемы семьи, так и на более широких уровнях взаимодействия семьи с социальным окружением. Одна из приоритетных задач семейного психолога в работе с «особой» семьей - анализ воздействия нарушения в развитии у ребенка на каждого ее члена и коррекция его негативного влияния на семью.
Положения системной семейной психологии позволили оценить влияние на семью средств массовой информации, системы здравоохранения и системы образования. Воздействие оказывается на семью посредством принятых в обществе культурных, религиозных, социально-экономических и политических ценностей, социальные стереотипы, как правило, непосредственно влияют на процесс принятия родителем нарушения в развитии у ребенка и стиль взаимодействия с социальными учреждениями. Кроме того, политика государства и состояние экономики опосредованно влияют на благополучие семьи, воспитывающей ребенка с нарушениями в развитии.
Типичные дисфункции, характерные для «особых» семей, давно описаны в зарубежных исследованиях. Зарубежный специалист по системной работе с семьей Д.Митчел выявил потенциальные задачи или проблемы, которые типичны в семьях с ребенком, имеющим нарушения в развитии. В детско-родительской подсистеме проблема - негативное отношение матери к ребенку, ее неустойчивое эмоциональное состояние, а также символический уход или отказ отца от физического и психологического участия в жизни «особого» ребенка. В супружеской подсистеме основной задачей выступает принятие ограничений ребенка. В семьях, в которых воспитывается ребенок с нарушениями в развитии и его здоровый сиблинг, основным затруднением в подсистеме «мать - здоровый ребенок» (аналогично в подсистеме «отец - здоровый ребенок») становится недостаток внимания родителя и чрезмерное количество обязанностей по уходу за особым ребенком. В сиблинговой подсистеме у здорового ребенка отмечены амбивалентные чувства к ребенку, имеющему нарушения в развитии, и страх заражения его болезнью.
Изучая семьи, в которых воспитывается ребенок с нарушениями в развитии, зарубежный автор А.Тернбул описал классификацию жизненных циклов семьи в соответствии с теми специфическими задачами, которые характерны для семьи с «особым» ребенком. На каждом жизненном цикле семья решает задачи развития, характерные для этого периода.
На этапе младенчества, раннего и дошкольного возраста семья переживает поставленный ребенку диагноз, сообщает о нем ближайшему окружению. Актуальная задача семьи - поиск ресурсов для адаптации к нарушению ребенка. Родители осознают хроническую природу нарушения ребенка, и как следствие у них нарастают тревожные мысли о его будущем.
Семья принимает решение о дальнейшем образовании ребенка на этапе школьного возраста. Перед членами семьи встают задачи организации учебного процесса, досуга ребенка, поддержки ребенка в его попытках приспособиться к новому коллективу сверстников.
В подростковом возрасте члены семьи пытаются принять хроническую и неизлечимую природу нарушений ребенка. Семья решает проблемы, связанные с сексуальным развитием ребенка и его изоляцией от сверстников, выбирает будущую профессию. На этапе взросления ребенка перед семьей встают задачи по принятию решения о месте его проживания. Актуальными задачами остаются общение выросшего ребенка и его социализация.
Однако в системном семейном подходе к работе с «особой» категорией семей содержится противоречие, которое заключается в том, что одни практики говорят о том, что рождение «особого» ребенка приводит семейную систему к перечисленным выше дисфункциям, другие семейные психологи выражают мнение о том, что воспитание ребенка с отклонениями в развитии просто выводит на передний план те проблемы и дисфункции, которые существовали в семье до рождения ребенка. Поэтому семьи, изначально имеющие минимальное количество дисфункций, гибко приспосабливаются к стрессовым ситуациям и успешно справляются с возникающими трудностями воспитания и социализации ребенка с нарушениями в развитии, в то время как семьям с большим количеством дисфункций под давлением стрессовых негативных обстоятельств, как правило, тяжелее справляться с текущими трудностями.
На мой взгляд, это противоречие разрешается в том случае, если рассматривать «особого» ребенка в качестве стрессора, оказывающего воздействие на семью. Важно отметить, что стрессор воспринимается членами семьи по-разному, сила его воздействия зависит от индивидуальных личностных характеристик родителя (психологической устойчивости, жизнестойкости, мировоззренческих установок), а также от сбалансированности деятельности семьи, качества поддержки близких родственников и социальных служб. Во многих исследованиях констатируют высокий уровень стресса, возникающего у родителей, воспитывающих ребенка с нарушениями в развитии, кроме того, степень тяжести нарушения в развитии ребенка влияет на глубину испытываемого родителями стресса.
В семейной психологии используется понятие семейного стресса, отражающее критическое жизненное событие, которое нарушает семейное равновесие. Очевидно, что критическим событием в «особой» семье будет рождение ребенка с нарушениями в развитии или обнаружение отклонений на более поздних этапах взросления ребенка. С точки зрения М.Перре, семейный стресс основной фактор, приводящий семейную систему к дисфункциям. В том случае, когда семья неспособна восстановить стабильность и равновесие под влиянием стрессора, наступает кризис семейной системы. Р.Хилл рассматривает семейный стресс как нарушение баланса между реально предъявляемыми требованиями к семье и ее возможностями справиться с ними.
Тем не менее, несмотря на разнообразие стрессоров, с которыми сталкивается семья на протяжении своей жизнедеятельности, в большинстве ситуаций последствия негативного стрессового воздействия нивелируют семейные ресурсы, которые позволяют членам семьи преодолевать трудную жизненную ситуацию. Один из семейных ресурсов согласно Г.Боденманну - адекватное совладающее поведение членов семьи. Совладающее поведение супругов рассматривается как один из основных семейных ресурсов, позволяющий сохранить стабильность и жизнестойкость семейной системы.
Очевидно, что в экстремальных условиях «особого» родительства психика человека нуждается в разгрузке путем избавления от накопившегося напряжения и негативных эмоций. Поэтому либо родитель осознанно применяет совладающее (преодолевающее) поведение, которое устраняет физиологические последствия стресса, снижает психический дискомфорт, и восстанавливает прежнюю активность, либо психика человека самостоятельно защищается от стрессового воздействия, используя бессознательные психологические защиты.
Растущий в семье «особый» ребенок получает, во-первых, опыт совладания со стрессом и приспособления к собственному нарушению в обществе здоровых людей, а во-вторых, учится находить успешные формы преодолевающего поведения в кризисной ситуации. Становление преодолевающего поведения у ребенка подкрепляется родительской моделью и взаимоотношениями между ребенком и членами его семьи (родителями / сиблингами).
За последние годы в зарубежной практической работе с семьями, воспитывающими ребенка с нарушениями в развитии, среди психологов и психотерапевтов появилась убежденность в том, что члены семьи обладают психологическими ресурсами, которые помогают им преодолевать трудные жизненные ситуации. Подобная позитивная установка специалиста, работающего с «особой» семьей, позволяет уйти от стигматизации такой категории семей, психолог реалистичнее воспринимает ее членов и точнее оценивает возможности родителей в воспитании собственного ребенка. При подобной установке психолог ориентируется на потребности семьи, усиливает веру родителей в собственные силы и мобилизует их личностные и семейные ресурсы.
Зарубежные исследования подтверждают, что часть семей, воспитывающих ребенка с нарушениями в развитии, способна удачно преодолевать кризисы без психологической помощи и поддержки. В связи с этим специалисту, работающему с семьей, важно ориентироваться на возможности ее членов и оценивать ресурсность семьи для того, чтобы не оказаться в ситуации навязывания ее членам психологической или психотерапевтической поддержки, которые в ней мало нуждаются.
Несомненно, важно организовывать психологическую работу с родителями по обучению их гармоничному стилю взаимоотношений с ребенком, способствовать формированию навыков конструктивного разрешения конфликтных ситуаций, повышать родительскую компетентность в психическом развитии ребенка и осуществлении воспитательных задач.
Однако весомой составляющей в организации психологической работы с «особой» семьей, безусловно, должен быть позитивный ресурсный подход. Выбранный мною акцент на ресурсном подходе к психологической помощи связан, прежде всего, с позитивным взглядом на «особую» семью, уходом от ее стигматизации, рассмотрение членов семьи не с позиции слабых или проблемных зон в семейной системе, а с точки зрения потенциальных возможностей, которыми обладают ее члены.

Информация к сведению

В интернет-конференции вместе со студентами и выпускниками факультета дистанционного обучения МГППУ - членами Молодежного консультативного центра приняли участие учителя, старшеклассники и их родители из Школы надомного обучения №410 (СВАО). Студенты факультета, сами в прошлом окончившие школы надомного обучения, поделились с нынешними старшеклассникам своими впечатлениями об учебе в университете. Для школьных учителей были интересны технологии дистанционного образования, родителей старшеклассников очень интересовал вопрос о востребованности специалистов такого профиля и перспективах дальнейшего трудоустройства выпускника нашего факультета.
Вполне возможно, что в числе участников подготовительной программы факультета скоро появятся новички, по крайней мере 9-классник Николай Юткин и 10-классник Георгий Курочкин очень заинтересовались такой возможностью. Но даже если они и не включатся в подготовительную программу, знакомство этих ребят со студентами МГППУ даст им положительный стимул и значительно расширит их жизненные перспективы.

Е.Хорошева