- Александр Петрович, после поступления в академию Генштаба с должности командира 106-й воздушно-десантной дивизии вы почти 10 лет служили вне ВДВ. Какими нашли по возвращении родные войска?

- Десантники были, есть и будут армейской элитой. Именно они первыми вступают в бой и воюют там, где труднее всего, что подтвердили и Афганистан, и обе войны в Чечне. Вспомним, как в августе 1999-го, совершив труднейший рейд по горным дорогам, батальон новороссийских десантников преградил путь в Дагестан бандам Басаева и Хаттаба. Кто еще мог в такие сроки выполнить такую задачу? Или такой факт: за обе войны в Чечне в ВДВ нет пропавших без вести и пленных. Ну а подвиг 6-й роты стал символом русской воинской доблести. Вот кто такие десантники.

Теперь о сегодняшнем дне. Объехав все части и детально изучив обстановку в войсках, могу с уверенностью сказать: ВДВ свой боевой потенциал не утратили. Войска боеготовы и способны выполнить любую боевую задачу. Но есть и проблемы. Дело в том, что за 10 лет более половины частей ВДВ поменяли место дислокации, переехав в Россию из ближнего зарубежья. Почти всю материальную базу для боевой подготовки, а кое-где и военные городки пришлось восстанавливать из руин, а то и вовсе строить на новом месте. Во многом благодаря усилиям офицерского корпуса ВДВ в этом плане многое удалось сделать. Но и предстоит еще сделать немало.

- Если сравнить боеготовность и уровень организации боевой подготовки мотострелковых и десантных частей, в чью пользу будет сравнение?

- От прямых сравнений я бы ушел: мотострелковые и десантные части выполняют разные боевые задачи, имеют разное вооружение, а значит, и обусловленные этим отличия в организации боевой подготовки. Но кое-что все же можно сказать. Безусловно, никто не обладает таким боевым опытом, как десантники. С 1999 г. ВДВ беспрерывно выполняют боевые задачи в Чечне. Батальоны меняют друг друга, и в итоге в ВДВ практически нет невоевавших офицеров. Многие ротные, не говоря уже о комбатах, успели съездить в Чечню уже по нескольку раз. А реальный боевой опыт дорогого стоит. Это безусловный плюс десантников по отношению к Сухопутным войскам.

С другой стороны, в плане организации боевой подготовки десантники для пользы дела могли бы многое позаимствовать из опыта Сухопутных войск. ВДВ - относительно небольшие войска, все друг друга знают и, образно говоря, варятся в собственном соку. Плюс десантный консерватизм и десантный менталитет («мы лучшие»), да еще десантная бравада: «Мы воевали в Чечне, а значит, кто и чему еще может нас научить?» При этом не только молодые офицеры, но и многие командиры полков забывают, что чеченские кампании хоть и очень сложный, но все же, скажем так, частный случай. Боевое применение войск гораздо шире участия в локальном конфликте подобном чеченскому. Прошедшие же Чечню десантники, это опять-таки касается командиров всех степеней, к новациям в боевой подготовке относятся без энтузиазма. В итоге за те 10 лет, что я провел вне родных войск, в организации боевой подготовки десантников мало что изменилось. А время ведь не стоит на месте. В Сухопутных же войсках на сборах разного уровня идет постоянный обмен опытом и постоянное движение вперед. Поэтому все лучшее, что есть в боевой подготовке в Сухопутных войсках и применимо для ВДВ, будем использовать в нашей практике.

- С чем конкретно будут связаны изменения в организации боевой учебы ВДВ?

- Прежде всего с изменением структуры ротных, батальонных и полковых учений. Утверждая в одной из дивизий планы батальонных тактических учений с десантированием и боевой стрельбой, я с удивлением обнаружил, что 75% времени посвящены не действиям в обороне или наступлении, а десантированию, то есть не бою, а доставке к месту боя. Потом выяснилось, что это не исключение, а тенденция. Считаю это неправильным. Подготовка к десантированию и само десантирование - это, конечно, важный элемент в боевой подготовке крылатой пехоты, но не может же отработка элементов доставки к месту боя отодвигать на второй план отработку самого боевого применения.

В соответствии с требованиями начальника Генерального штаба будут внесены изменения и в методику проведения занятий по боевой подготовке, суть которых - в создании в подразделении и части вертикали не подменяющих друг друга должностных лиц. Проще говоря, командир дивизии, например, не должен обучать ротных. Этим должны заниматься командиры полков, комбаты. Ротные же даже из самых благих побуждений не должны, подменяя сержантов и взводных, тренировать солдат.

Словом, каждый должен заниматься своим делом. Это будет и методически правильно, и очень важно с точки зрения выстраивания эффективно работающей системы управления. Подменив в боевой учебе сержанта, отодвинув его на второй план, лишив авторитета и превратив, образно говоря, в солдата с лычками, едва ли стоит рассчитывать, что он сможет потом руководить своим отделением в реальном бою. И уж тем более - заменить в бою офицера. Словом, каждый должен заниматься своим делом. Добиваться этого будем самым настойчивым образом.

- Вы с первых же недель командования ВДВ проявили повышенное внимание к проблемам Рязанского десантного института, значительно увеличив его финансирование. Что, кстати, в вузе уже почувствовали. Чем обусловлено такое внимание?

- Офицерский корпус - основа Воздушно-десантных войск. Войска крепки прежде всего своими традициями и своим офицерством. Грамотный, подготовленный офицер - первое и главное условие высокой боевой готовности. А с переходом на контрактный принцип комплектования эта истина становится вдвойне актуальной. Отсюда и внимание к проблемам института. Скажу прямо: первое же знакомство с ним оставило хорошее впечатление. Благодаря профессионализму профессорско-преподавательского состава, инициативной позиции начальника института генерал-майора Владимира Крымского учебный процесс организован на достаточно высоком уровне. Но и начальнику института, и командованию ВДВ в плане совершенствования учебного процесса, безусловно, есть над чем работать.

- Как вы относитесь к решению перевести соединения и части постоянной готовности на контрактный принцип комплектования?

- Грамотно подобранный и хорошо подготовленный профессионал, безусловно, даст фору солдату-срочнику. Это понимают все. Другое дело: в состоянии ли государство создать такие условия службы, которые обеспечат конкурс на контрактную службу? Ведь только конкурс позволит отобрать из числа желающих действительно достойных и нужных армии людей. Определить такие условия и было одной из главных задач завершившегося псковского эксперимента. Задача эта успешно решена, условия определены, а укомплектованный профессионалами 104-й полк псковской дивизии хорошо проявил себя в Чечне.

ВДВ, почти целиком состоящие из частей постоянной готовности, планируется перевести на контракт практически в полном составе. Порядок перехода определен таким образом, что сначала в частях и соединениях будет создана соответствующая материальная база, а уж затем будут набираться контрактники. Сроки следующие: к концу 2005 г. планируется перевести на контракт 98-ю воздушно-десантную дивизию и 31-ю отдельную воздушно-десантную бригаду, к концу

2007 г. - 7-ю и 106-ю воздушно-десантные дивизии.

- Одна из ваших первых поездок по войскам в должности командующего ВДВ была в Чечню. Какова обстановка в зоне ответственности десантников? Какие боевые задачи выполняют там сейчас «голубые береты»?

- Масштабных боевых действий в Чечне давно не ведется. Большая часть бандформирований разгромлена. Остатки непримиримых бандитов перешли к диверсионно-партизанской борьбе и тщетно пытаются расшатать стабилизирующуюся от месяца к месяцу ситуацию. Их тактикой и обусловлены задачи десантников. Прежде всего это разведпоисковые действия, инженерная разведка дорог и сопровождение тыловых колонн, участие в совместных с силами МВД спецоперациях в лесных районах и населенных пунктах. Оценив свежим взглядом ситуацию в Чечне, особо хотел бы отметить высокую организацию боевой работы по сравнению с первой чеченской кампанией, в которой довелось участвовать.

Сейчас в Чечне находится несколько батальонных тактических групп десантников. По отзывам командования Северо-Кавказского военного округа и горной группировки, они на стабильно высоком уровне справляются со всеми поставленными задачами. Особенно, повторю, профессионалы из Пскова.

- Расскажите подробнее о результатах боевой работы десантников 104-го полка.

- Псковичи в составе двух батальонных тактических групп находятся там с июля прошлого года. Они участвовали в поиске и эвакуации экипажа подбитого боевиками вертолета Ми-24, деблокировали и эвакуировали две попавшие в засаду группы спецназа, потом эвакуировали из-под Энгеноя еще пять попавших под огонь противника групп спецназа. Хорошо отработали по обеспечению порядка на выборах главы Чеченской Республики на нескольких избирательных участках. Достоверно известно, что десантники 104-го полка уничтожили трех полевых командиров, в том числе Э. Лабазанова и 29 боевиков. Факт уничтожения еще 10 боевиков проверяется органами ФСБ.

Всего же за это время десантники первой батальонной тактической группы полка провели более ста разведпоисковых мероприятий и 50 засад, инженерную разведку более 283 километров дорог, нашли и уничтожили 9 лагерей подготовки боевиков, 27 блиндажей, 18 тайников с оружием и боеприпасами, сняли более 40 фугасов. Впечатляют результаты боевой работы и второй батальонной тактической группы 104-го полка: проведено более 120 разведпоисковых мероприятий, сопровождено более 100 тыловых колонн, уничтожено 3 лагеря подготовки боевиков, 6 тайников с боеприпасами, во время инженерной разведки более 3000 километров горных дорог снято 20 фугасов. Это статистика боевых действий псковичей с июля по декабрь 2003 г.

- Позвольте провокационный вопрос. Накануне вашего назначения ходили слухи, что генерал-лейтенант Александр Колмаков идет на ВДВ, чтобы чуть ли не разогнать родные войска, реформа которых при этом выглядела бы следующим образом: псковская и новороссийская дивизии передаются в округа, из оставшегося формируется воздушно-десантный корпус...

- Думаю, все уже поняли нелепость подобных слухов. Воздушно-десантные войска были, есть и будут резервом Верховного Главнокомандующего и родом войск, о чем уже неоднократно говорили и Президент России Владимир Владимирович Путин, и министр обороны Сергей Борисович Иванов.

Беседовал Константин РАЩЕПКИН