Состязание
Рисую ночь. А ночь меня рисует.
Вот спелою хурмой висит Луна...
Оранжевая тень в окно скользнула,
На кисти рук и веки оттенила
Оранжевою тайной, и зрачки
Вдруг вспыхнули, как два костра в степи...
Мне показалось, что Луна ликует!
И я сдалась: художник здесь - она!
Мне не хватило красок... Я дерзнула
Соперничать
с божественным светилом!
Есть краски Вечности.
Все остальное - страх...

*  *  *
- Будешь сладкой, -
говорила бабка, - расклюют,
Налетят, как вороны, всей стаей.
- Будешь горькой,-
упреждала бабка, - расплюют,
Красота до времени истает...
В октябре рябины полыхают,
И души моей созрели кисти,
Сладкой, спелой
тяжестью провисли...
Господи! Клюют и улетают!
Ну куда ты, ну куда ты, милый?!
Бабушка, слова твои забыла...
И опять октябрь в окно стучится,
Но горька души моей рябина.
И снегирь на ветку не садится,
Поглядит - и пролетает мимо.
Ветер, ветер задувает стылый!
Бабушка, слова твои забыла...
И белым-белы стоят рябины,
И уже душе усталой зябко...
Не нашла я мудрой середины,
О которой говорила бабка.