Та ситуация, которая была до сих пор, нарушала права детей на получение качественного доступного образования в соответствии с их способностями. Ни для кого не секрет, что несколько лет назад с негласного согласия руководства допускалась, с одной стороны, селекция детского населения, а с другой стороны, сегрегация. Мы наблюдали факты, нарушающие закон об образовании: например, проведение вступительных экзаменов для всех учащихся начиная с 4-го класса - получалось, что отдельное образовательное учреждение, которому дано было такое негласное право, проводило отбор детей в первый класс, подвергая их тестированию или даже экзаменам. Давайте читать Закон РФ «Об образовании», там запрещено проводить какие бы то ни было испытания, собеседования. Но некоторые школы Москвы их проводили.
8 лет назад моя школа была обычной средней общеобразовательной школой, окруженной большим количеством элитных общеобразовательных учреждений, у которых было право отбора. Дети микрорайона находились в неравных условиях, так как часть детей поступали всеми правдами и неправдами в отдельные общеобразовательные учреждения, а остальные дети оставались в обычной районной школе, то есть в нашей. У нас было неплохое состояние здания, проектная мощность здания была полностью использована, а рядом была школа, у которой положение было хуже, на момент нашего объединения в той школе было всего 120 учеников. Этот процесс объединения начался в 2006 году. В прошлом году мы объединились с детским садом, который находится рядом с нами. В этом году мы стали победителями конкурса «Детский сад года». В решении жюри было сказано, что победа присуждена за то, что мы сохранили ту атмосферу детского сада, которая там была до объединения. Это самая главная оценка, причем оценка не представителей комиссии, а родительской общественности. Объединение не приведет сразу к тому, что сейчас же все объединяющиеся образовательные учреждения выровняются, слабые станут средними, сильные тоже станут средними, и получится хорошая равная серость. Совсем не так. Речь о том, что в микрорайоне проживают разные дети и есть разные школы. Почему-то процесс объединения, консолидация усилий образовательных учреждений иногда рассматривается как процесс, при котором перемешаются все школы. Пока ни одна школа не перемешалась, то, что во многих учреждениях начальная школа входит в одно здание, средняя - в другое, а старшая - в третье, не новость, такие процессы происходят во многих округах. Я часто слышу о том, что мы придумываем то, чего нет за рубежом. Но я два года назад побывала в Штатах и имела возможность посмотреть систему образования. Я видела американские школы, жила в семье, которая водила своих детей в школу ступени, в такую, как хотим создать мы, пытаясь достучаться до родителей, объяснить, что для каждого возраста должна быть создана своя среда. Многотысячные школы в США прекрасно себя чувствуют. Не должно быть так, что, когда у нас возникают вопросы, мы консолидируем усилия, чтобы противостоять чему-то, а когда встает вопрос о развитии, мы просто наблюдаем. В нашем учреждении регулярно проводится фокус группы родителей, мы постоянно изучаем их мнение по тому или иному поводу.
Процесс объединения для нас продолжается, сейчас мы еще не объединены, но находимся в стадии переговоров об этом с лицеем, который находится неподалеку от нашей школы. О чем идут переговоры? Дело в том, что у каждого из наших образовательных учреждений есть свои особенности. У нас очень хороший ресурс начальной и средней школы, который готовит качественно детей, в лицее - ресурс качественной профильной подготовки. Но почему бы нам не объединить эти ресурсы? Мы к объединению готовы, лицей пока к этой идее относится с настороженностью. Мы не торопимся, поэтому, когда в Интернете говорят, что установлены планы, сроки, что всех загоняют в комплексы, я знаю, что это не так, во всяком случае у нас это не так. На сайте департамента вывешены все условия проведения процедуры объединения. Могу сказать, что объединение образовательных учреждений очень длительный процесс, все понимают, что он должен быть разумным. Для нас это сначала переговоры на уровне директоров. Затем, когда мы сможем договориться, мы будем все обсуждать с родительской общественностью. Мы, директора, в кулуарах общались и понимаем: там, где проигнорировано мнение родителей, там и появляются проблемы, там, где формально создан управляющий совет, там проблемы будут острыми и, может быть, даже неразрешимыми. Родители, у которых активная позиция, которым не безразлична судьба школы или детского сада, могут стать членами управляющего совета, сделать все, чтобы он не был формальным, ничего не решающим или работающим под диктовку администрации ОУ. Если родители согласны, чтобы о будущем их детей думало исключительно окружное управление образования, чтобы концепцию развития образования в микрорайоне готовило также окружное управление образования, то ничего хорошего из этого не будет. Дело в том, что сегодня Департамент образования возлагает большие надежды именно на участие родителей в процессе государственно-общественного управления, сейчас многое предпринимается для того, чтобы включить родителей в этот процесс. Ведь речь идет о будущем наших детей.

Владимир КОВШОВ, директор средней общеобразовательной школы №2048:

Никого ни с кем насильно в Москве не объединяют. И педагогический коллектив, и дети, и родители участвуют в выработке стратегии развития каждого учреждения, потому что тем управляющим советам, которые сейчас созданы в большинстве московских школ, в рамках их компетенции, которые регламентируются уставом, дают для этого широкие полномочия. Поэтому вопрос, кого куда загоняют, должен быть снят, так как никого никуда не загоняют. Например, наш управляющий совет принял решение войти в структуру Московского городского психолого-педагогического университета. Стратегия, которая была предложена мною и электоратом, абсолютно устроила родителей в отношении возможных перспектив. Мы собирали расширенное заседание управляющего совета, так как это все-таки выборный орган, его выбирает конференция - ученическая, родительская, но такие решения требовали привлечения еще больших кругов родительской общественности, поэтому мы пригласили на заседание и всех председателей родительских комитетов. Выслушав все «за» и «против» (выступили я и проректор МГППУ), ознакомившись со всеми рисками, управляющий совет принял решение о вхождении школы в эту новую структуру. Ее иногда называют холдингом, это не совсем верное определение, вернее сказать, что создается некая образовательная структура.
Нынче профильное образование стало насущной необходимостью в общих мировых тенденциях в старшей школе, но, предположим, ребенок учится в Северо-Восточном округе, а для того, чтобы посещать школу, соответствующую профилю, который он выбрал в среднем звене, ему, возможно, придется ездить в другой округ Москвы, что опасно для его жизни. Недавно был случай, когда один из учащихся Северного округа, живущий в СВАО, попал под поезд и погиб. Но нет ни одной школы, которая стоит жизни. Поэтому задача создания образовательных комплексов заключается в том, чтобы жители определенной территории имели приличную школу, которая бы удовлетворяла потребности всех родителей, проживающих в этом районе. Но родители должны знать все подробности, инициатива по объединению образовательных учреждений должна быть сформулирована, предложена и объяснена, причем не за неделю, когда документы нужно было подать, а за год, ведь многое зависит от уклада учреждения, от традиций.
Нашу традицию закрытости, кулуарности всех принимаемых решений на муниципальном уровне в моем учреждении пришлось преодолевать. Нам пришлось проходить реорганизацию уже два года назад путем объединения двух школ, при этом произошло очень небольшое сокращение штата.
Сегодня некоторые родители выступают против объединения.
Когда у нас в Центральном округе шел вопрос об объединении учреждений, было заседание управляющего совета, где присутствовали дети. Родители, защищая уникальность, традицию обучения детей с мотивированностью, способностями, талантами в элитной спецшколе, сказали о детях другой школы: «Зачем нам эти маргиналы?» Но дети бывают иногда мудрее родителей, и они сказали так: «Что вы делаете, мы вместе играем в один и тот же футбол, после того как выходим из наших школ, мы общаемся!» В советское время мы сталкивались с вопиющим неравенством. Тогда тоже происходило объединение школ в центры образования. Центры Рачевского, Ямбурга, Тубельского, объединенные с детскими садами, получали больше денег, чем простые школы. Сейчас, при новой системе бюджетного финансирования, все школы равны, так как все зависит от того, сколько детей придет в ту или иную школу.
Я тоже много слышу о западном опыте, но я жил восемь лет в Канаде и знаю систему западного образования. Там нет никаких спецшкол, есть частные школы, а все остальные муниципальные школы и часть католических с одинаковыми зданиями, одинаковыми квалифицированными кадрами.
Кстати, никто сегодня в Москве не говорит, что все образовательные учреждения должны войти в комплексы. Если они докажут сами себе, что это необходимо, если такое решение примут управляющий совет и родительская общественность, то объединение состоится, если нет, никто не заставит объединяться тех, кто этого не хочет.

Сергей МЕНДЕЛЕВИЧ, директор школы №57:

Спаси нас, Господи, если подготовка к школе в детском саду будет заключаться в обучении детей читать, писать и считать. Что значит - подготовка к школе? Мы уходим в разговорах от того, чем действительно должны заниматься педагоги детского сада. Да, ребенка нужно готовить к школе, но это задача, которая имеет разные пути решения. Ребенок должен понять, что вокруг него есть двенадцать-двадцать детей, которые занимаются тем же, что и он, они объект его интереса и взаимодействия. Ребенок должен иметь не знания, умения, навыки, а мышление. Сложнейший процесс коры головного мозга - обвести точки на листе бумаги в определенной последовательности. Это не арифметика, это логика. Ребенок должен закрасить что-то в такой-то цвет или выбрать ту или иную фигуру, деталь рисунка. Все это совсем про другое, чем умение читать и писать, это действительно подготовка к школе и выведение детей на один уровень. Решение этой задачи нужно искать в детском саду или в школе, так как подготовка к школе - это не перенос на пятилетних детей программы первого класса. Все это нужно учитывать при объединении школ и детских садов в единые образовательные комплексы. Единственное, что меня серьезно может пугать в создании комплексов, так это методика подготовки детей к школе, потому что если это одна ступень, как бы не появилась идея спустить первый класс в детский сад, а второй - в первый класс. Понятно, что разбивка материалов по классам отрабатывалась долгие годы, например, переход от десятилетки к одиннадцатилетке был чудовищно болезненным, причем не по деньгам, а по перераспределению программ, потому что учителя должны были начать работу по-новому. Сейчас начало нового этапа их деятельности. Создав комплексы, нельзя успокоить себя тем, что там будут работать те же воспитатели и те учителя, что в отдельных, объединяемых образовательных учреждениях. Все должно становиться по-другому, так как перед комплексом поставлена другая серьезная задача, это нельзя недооценить. Когда мы в связи с новым законом «Об образовании в РФ» слышим, что грядет новая трактовка ступени дошкольного образования, я боюсь, что этот тезис в должной мере не оценен ни сообществом педагогов, ни обществом. Мы говорили об этой проблеме на круглом столе лет восемь назад, когда нас пригласил к разговору Исаак Калина, еще будучи в роли заместителя министра образования и науки РФ. Мы тогда рассказывали ему, что законодательно нужно делать дошкольное образование ступенью, тогда можно будет ввести стандарт к каждому уровню образования, в том числе и к дошкольному. К сожалению, у нас школы пока еще остаются камерами хранения - доброкачественными или недоброкачественными. Должны ли быть такие школы? Должны. В них надо вкладывать денег гораздо больше, чем, скажем, в мою 57-ю школу. Мне ничего кроме мела и доски по большому счету не нужно, а вот тем школам нужно много всего, в том числе много компьютеров. Когда в спальном районе три тысячи детей отправили в школы, то в этих школах должны быть бассейны, прекрасные музыкальные студии, работа с этими детьми должна заключаться в сохранности и развитии их интересов. Более реально это сделать в рамках больших образовательных комплексов, чем в отдельной школьной конурке. Создание образовательных комплексов - идея интересная и перспективная. Комплексы нужны, у нас нет другого выхода, потому что открывать новые профили в старшей школе, развивать детей реальнее в комплексе с бассейнами, музыкальными и спортивными залами, чем в отдельной школе. Но нужно понимать, что происходит не механическое объединение, а новый жизненный этап для школы и детского сада, для учителя и воспитателя. Этап, который требует тщательной и серьезной подготовки к такому объединению. К моей школе были присоединены еще две школы, причем этим летом мы жутко поругались с моим прямым начальником, который вручил мне третью школу на год раньше, чем мы были к этому готовы. Мы, конечно, и с этим справимся, но жаль, что ценой больших усилий.