П​еред обсуждением Евгений Александрович раздал членам совета  номер «УГ-М» со своей статьей, посвященной разработке профессионального стандарта учителя, а потом подробно обосновал свою позицию, зачем этот стандарт необходим, подчеркнув, как при этом необходимо хорошее высшее педагогическое образование. Противостоял позиции  Ямбурга учитель литературы и русского языка Центра образования №57 Сергей Волков, который настаивал на том, что  надо  не писать новый стандарт, а ограничиться обсуждением стандарта, разработанного ФИРО.  Член Общественного совета доцент Российского педагогического госуниверситета Сергей Рукшин согласился, что педобразование важно, что важна поддержка тех, кто выпускает учителей: «Я очень рад, что возник вопрос о стандартах учителя, хотя и кажется мне не очень своевременным. Но я рад, что возник и вопрос о высшем педобразовании, о необходимости которого  я говорил на первом заседании совета. С грустью сообщаю: на факультете, где я работаю, уже три года не  было набора по специальности «учитель».  Мы собираемся выпускать недобакалавров, недомагистров, у этих людей нет никакой   педагогико-психологической подготовки, у них нет и даже методической подготовки по предмету, которая должна быть у учителя. Сегодня нет в Санкт-Петербурге вуза, который готовил бы людей по специальности «учитель математики и информатики. А объявления «требуется» в нашем вузе висят. Необходимо вернуться к вопросу о подготовке людей по специальности «учитель» - с них мы можем что-то требовать». (И это все  о вузе, который  министерство в результате проведенного им мониторинга признан эффективным!)
Министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов поддержал в этом споре Евгения Ямбурга, которому, собственно, и поручил заняться этой проблемой: «Я хочу внести ясность в этот вопрос. Во-первых, тема обсуждения была при голосовании выбрана самими членами Общественного совета; во-вторых, мне не нравится стандарт, подготовленный  ФИРО, я его тоже прочитал и понял, что мы его даже не можем показать  учительскому сообществу, потому что оно расценит его как издевательство; в-третьих, я именно по этой  причине попросил Евгения Александровича (мы тогда еще не имели этой темы в повестке дня Общественного  совета), чтобы он как-то подумал над этим. Наша цель очень простая - сделать так, чтобы у нас был документ, который приемлем и для  профессионального сообщества, то есть учителей,  и для тех людей, которые оценивают их работу, принимают их работу, а с другой стороны, управленцев, чиновников. Следовательно, мы хотим, чтобы был выработан какой-то общий язык, приемлемый для всех сторон, и, безусловно, чтобы этот стандарт был в дальнейшем использован для влияния на высшее педагогическое образование, так как в нем должны быть зафиксированы и нынешние реалии, и сделан некий взгляд в будущее, уловлены какие-то тенденции, которые мы видим и которые будут усиливаться. Я вижу как результат обсуждения на Общественном совете  некоторое техническое задание, оно пока еще не формализовано, но какие-то  его определенные черты я для себя уже уловил. Я прошу Евгения Александровича эту работу не оставлять, а мы готовы оказать любую поддержку, которая потребуется, - информационную, финансовую, любую другую, привлечь каких-то экспертов,  провести социологические опросы, сделать все, что нужно, чтобы эта работа была сделана, а ее результат устроил всех, кто ждет  профессиональный стандарт учителя».

Мнение по поводу

Мы поддерживаем позицию Евгения Ямбурга,  нам действительно необходимо разработать стандарты профессиональной деятельности педагога, пересмотрев при этом  подходы к подготовке педагогических кадров. Большинство разумных людей понимают, что новые цели образования, заданные национальной инициативой «Наша новая школа», переходом на новый стандарт основного общего образования, «Стратегией-2020», останутся лишь на бумаге, если сам учитель не начнет реализовывать все эти установки в своей профессиональной деятельности. И приведенные в статье Евгения Ямбурга, опубликованной в «УГ-М»,  слова Константина Ушинского, и современные мониторинговые исследования (McKenzie) показывают, что качество образовательной системы не может быть выше качества учителя, работающего в ней, что учитель как социальный институт и  должен быть основным механизмом реформирования образования. Но именно  учитель оказывается в  наименьшей степени вовлеченным в процесс модернизации системы образования. Можно изменить экономические принципы образования, повысить уровень информатизации образовательных учреждений,  создать инфраструктуру школьных зданий, соответствующую современным требованиям, но если учитель не начнет строить свою педагогическую деятельность как организацию учебной деятельности учеников, то никакие метапредметные и личностные образовательные результаты не будут достигнуты,  никакого перехода на принципиально другой уровень образования не произойдет. Эти результаты, прописанные в новых стандартах,  получат только те педагоги, кто работает в новой парадигме. Остальные учителя будут задавать сами себе такие вопросы: что я конкретно должен делать в своей профессиональной деятельности для достижения образовательных целей? Как я должен индивидуализировать свою педагогическую деятельность, учитывая, что есть дети с особенными образовательными потребностями? Но эти вопросы и составляют, как мы считаем, содержание стандарта профессиональной деятельности педагога. Нас часто настораживает слово «стандарт», особенно в отношении деятельности педагогов, но стандарты, предназначенные для учителей, есть в других странах, вот только разрабатывают их там не чиновники, а профессиональное  сообщество, как правило, профессиональные ассоциации. Отсутствие стандартов, разрабатываемых таким образом, показывает уровень участия общества и профессионалов в государственной образовательной политике. Но у нас-то в Москве такие ассоциации учителей-предметников созданы, они  могут заниматься такой работой.
Таким образом, роль стандартов профессиональной деятельности - это не только расширение и детализация квалификационных характеристик, не только процессуальная регламентация целей государственной политики (то есть что надо делать и как для достижения поставленных образовательных целей). Прежде всего это механизм включения самих педагогов, профессиональных сообществ в процесс развития своей профессиональной  сферы, механизм превращения этого сообщества из профессионально разрозненного в общественно-профессиональное.
Кроме того, социальная роль создаваемых таким образом стандартов профессиональной деятельности  заключается в развитии и дифференциации самого этого сообщества и его оформлении в рамках общественно-профессиональных ассоциаций, которые до настоящего времени у нас не стали влиятельными  участниками образовательной реформы.
Если ты выполняешь стандарт (а это проверяется в виде профессионального экзамена), разделяешь принципы этического кодекса, то становишься членом профессиональной ассоциации и сертифицируемым ею специалистом - педагогом. Ассоциация поддерживает стандарт, а члены ассоциации объединяются вокруг него на принципах саморегулируемой организации.
Стандарты  профессиональной деятельности  должны быть связаны с  системой подготовки педагогических кадров. По идее должно быть так: сначала разработать стандарт общего образования, потом стандарт профессиональной деятельности педагога, показывающий, что и как необходимо делать для достижения учениками образовательных результатов стандартов основного общего образования, и предполагающий наличие у педагогов определенных необходимых для этого компетенций, а затем  разработка стандарта подготовки педагога, обладающего этими компетенциями, то есть стандарт высшего профессионального образования.

Виталий РУБЦОВ, ректор МГППУ, доктор психологических наук, академик РАО;
Аркадий МАРГОЛИС, первый проректор МГППУ, кандидат психологических наук