Осознав это, я предложил оргкомитету конкурса провести такие уроки на взрослых. Чиновникам из Министерства образования такая задумка показалась надуманной и ненаучной. Публичные сценические уроки вызвали протест, кто-то сразу повесил клише - «это же шоу», не имеющее отношения к учительской профессии. Но в оргкомитете уже сложилась творческая группа сотрудников «Учительской газеты», которая поддержала эту идею. Все равно долгих четыре года мы не могли ее утвердить в программе. И только в 1996 году впервые на конкурсе прошли уроки для взрослых. Тогда мы их назвали уроки-импровизации (с 2004 г. - мастер-классы). Абсолютный победитель того года, учитель французского языка из Рязани Екатерина Филиппова, наглядно продемонстрировала Большому жюри, как можно влюбить в предмет учеников, которые никогда до этого не говорили по-французски.
В регионах также начали проводить мастер-классы, а клубы участников конкурса «Учитель года» взяли их как основную форму во время организации встреч с учителями, слетов, марафонов, педагогических десантов и т. д.
16 лет мастер-классов на сцене доказали их эффективность и незаменимость. Каждый участник буквально на вес золота ценит свои мастер-классы. Это штучный товар, их невозможно поставить на поток и сделать большое количество (обычно один-два). До сих пор это явление не осмыслено в педагогической науке. Нет четко прописанных критериев, способов проведения и анализа. Но есть 16 лет опыта, поэтому я и попытаюсь дать свое понимание этого явления.
«Мастер-класс» происходит от английского masterclass: master - лучший в какой-либо области и class - занятие, урок. Понятно, что мастер-классы не рассказывают, их показывают, проводят. Обычно ведущий мастер-класса делится со слушателями своей уникальной методикой, некоторыми профессиональными секретами, комментирует свои приемы работы. Методика проведения мастер-классов не имеет каких-то строгих и единых норм. В большинстве своем она основывается на интуиции ведущего и его умении реагировать на действия слушателей. На конкурсе учитель пытается в течение 30 минут продемонстрировать существо своего педагогического подхода, показать особенности своей методики и обучить на сцене взрослых (чаще всего преподавателей не его предмета).
Были годы, когда тему мастер-класса задавал какой-нибудь емкий афоризм, который давался финалистам за день до его проведения. Это позволяло посмотреть на то, как какую-то серьезную проблему решают преподаватели разных предметов. Была попытка провести мастер-класс и как введение в свой предмет.
В последние годы предполагается новый формат мастер-класса: показать выход преподаваемого предмета на метауровень, на уровень общекультурных и мировоззренческих обобщений.
Лично я понимаю мастер-класс как концентрированное выражение предмета в его предметной области, в системе образования, в поликультурном пространстве. Во время мастер-класса нужно попробовать, взявшись за «звено» своего предмета, вытянуть длинную «цепь» технологии, методологии, философии преподавания. Необходимо убедить присутствующих, что данный педагогический подход приведет учеников к пониманию важности и необходимости изучения данного предмета и выведет их на реальное решение каких-то проблем в классе, школе, городе (селе), области (республике, крае), России.
В какой-то мере мастер-класс - это театрально-педагогическое действо на сцене, в котором ученики совместно с учителем открывают сложные стороны изучаемого явления.
Мастер-класс является одним из самых сложных заданий на конкурсе, потому что другие задания встречаются в педагогической практике учителя. Мастер-класс же для специалистов разных предметов, родителей, ученых, общественности учитель, как правило, не проводит. Поэтому и опыта проведения мастер-класса у него нет.
Наиболее выигрышными оказываются мастер-классы, которые ориентированы на обучение тех, кто не любит данный предмет, не разбирается в нем, но желает узнать. Нужно помнить, что это урок не для профессионалов данного направления, поэтому задача - прояснить сложное, затронуть общечеловеческие ценности, проблемы, которые волнуют всех. В то же время необходимо проявить специфику предмета (иногда к концу мастер-класса зрителям и жюри непонятно, какой предмет преподает учитель). Хорошо смотрятся на мастер-классе неожиданные предметы или открытия в обычном удивительного, которые раскрывают ведущую педагогическую идею мастер-класса.
В последние годы, на мой взгляд, стали проявляться следующие тенденции.
Проведение лекции вместо мастер-класса. Мастер-класс - это не монологическая речь учителя, а взаимодействие с «учениками» (или на сцене, или со всем залом). Меня восхищает смелость учителей, решивших читать лекцию Большому жюри. На мой взгляд, читать лекцию с экрана (а мастер-классы смотрят и просматривают в Интернете тысячи пользователей) можно, если это делать на уровне Дмитрия Лихачева, Юрия Лотмана, Эдварда Радзинского и т. д. Я бы не взялся читать лекцию Виктору Садовничему, Виктору Рябову, Петру Положевцу и другим членам Большого жюри. Но я бы попытался показать на примере моего предмета, как организую общение учащихся с шедеврами музыкального искусства, на какой уровень могу поднять разговор: буду ли я говорить только о музыке или попытаюсь выйти в пространство истории, психологии, культуры, философии. Но, к сожалению, похоже, что выход в культурное пространство уже не в тренде.
Построение мастер-класса вокруг эффектного приема опыта и т. д. Фишка на мастер-классе - это здорово. Но важно не просто удивить зрителей, а повести их куда-нибудь. Конечно, за 30 минут это сделать не так просто, но можно хотя бы попробовать! Сверхзадача важнее фишки, но на нее часто у участников не хватает времени. Для меня же мастер-класс начинается именно с ведущей педагогической, культурологической и т. д. задачи. Финал мастер-класса строится на демонстрации того, как изменилось первоначальное представление о явлении на более проясненное, хотя и более сложное.
Демонстрация одной формы работы: игра, лекция, обмен опытом, показ приема работы несколько раз. Очевидно, что только одна форма работы на мастер-классе неприемлема. Тем не менее учителю нравится тиражировать то, что у него получается. Понятно, что прием, придуманный или освоенный, или удачно найденная форма работы дороги учителю и ему хочется их максимально широко показать. Но зрители уже поняли это и хотят увидеть что-то еще. Неужели и на уроке учитель может позволить себе застревать на какой-то одной форме работы?
Авторам будущих мастер-классов хочется пожелать:
    не добивайтесь долго того ответа, который вам нужен. А если получили его раньше - не продолжайте двигаться в эту сторону;
    старайтесь показывать не только себя, но и учеников;
    не бойтесь задавать трудные вопросы;
    используйте новые информационные технологии, только если они органично входят в вашу идею мастер-класса;
    здоровьесбережение должно стать не надуманным, а органичным элементом мастер-класса;
    без культуры работы с микрофоном учителя и учеников мастер-класс не получится - в зале ничего не будет слышно. Контролируйте силу своего голоса и голоса учеников по звуку в колонках;
    снимите свой пробный мастер-класс на видео и посмотрите внимательно - обязательно обнаружите то, что необходимо исправить, улучшить, усовершенствовать.
Каждый год я обязательно приезжаю на мастер-классы, чтобы своими глазами увидеть концентрированное выражение педагогической сути преподавания лучших учителей России. Я хочу увидеть то, что гораздо лучше меня сформулировал Джон Раскин: «Когда соединились любовь и мастерство, можно ожидать шедевра».

​Артур ЗАРУБА, учитель музыки НОУ «Ломоносовская школа», абсолютный победитель конкурса «Учитель года России-1992», кандидат педагогических наук