- Борис Борисович, не могли бы вы подробнее рассказать о самой МАО, ведь история ее становления напрямую связана с нашей страной, которая в 1996 году и инициировала ее проведение? Почему именно России здесь принадлежит первенство?
 - Получилось так, что развитие олимпиадного движения в нашей стране и определило наше первенство в этом вопросе: и как организатора, и как страны-участницы. К середине 90-х гг. уже десятилетиями проводились как национальные, так и международные интеллектуальные соревнования по другим естественным наукам: математике, физике, химии, но астрономии в их числе не было. У нас в стране Всероссийская олимпиада по астрономии впервые состоялась только в 1994 году. Ну и, наверное, вполне естественным оказалось то, что у тех, кто поднимал буквально на своих плечах эту олимпиаду, возникла идея выйти на международный уровень.
Вообще достаточно удивительно, что проводить олимпиады по данной дисциплине начали совсем недавно, ведь астрономия сама по себе предполагает возможность международного соревнования, потому что у нее, как и у других естественных наук, есть универсальный язык, который помогает преодолеть различия в языках национальных.
- Сегодня олимпиада проводится уже в 17-й раз, но стабильно собирает в среднем чуть более 20 стран-участниц. Чем это обусловлено, ведь, например, такие же молодые олимпиады по лингвистике и географии ежегодно принимают уже гораздо больше стран?
- Я думаю, это обусловлено проблемой, которая характерна и для нашего среднего образования: астрономия в отличие, например, от географии вообще не преподается. Она держится на отдельных людях - педагогах-энтузиастах. И таких людей в каждой стране буквально единицы. Например, в Бангладеш такой педагог действительно один, а в Камбодже всего два. У нас складывается сходная ситуация, правда, может быть, в целом у нас число таких энтузиастов несколько больше - по одному-два в каждом регионе. Именно они находят, учат заинтересованных детей и привозят их на Всероссийскую олимпиаду. Сегодня олимпиада по астрономии - настоящий научный клуб, в котором все уже давно знают друг друга, ежегодно встречаясь тем же составом и обмениваясь накопленным опытом.
- А как вообще сохраняется такая ситуация, что в школе астрономия как отдельный предмет не ведется, а отдельная олимпиада существует до сих пор?
- Вообще наличие астрономии как отдельного предмета в школе - это особый и достаточно непростой разговор. Я сам еще 15 лет назад достаточно категорично высказывался в пользу необходимости астрономии в школе. Сейчас я считаю, что в таком виде, как она преподавалась раньше, и уж тем более сейчас, она в школе не нужна. На самом деле астрономия очень полезна: она рисует обобщенную картину мира, так как лежит на стыке многих наук и синтезирует множество сведений, но преподавать ее, как прежде, только в выпускном классе или, как сейчас, в рамках уроков физики бессмысленно. По сути, сегодняшняя ее интеграция в курс физики оставляет выбор, уделять ей внимание или нет, опять-таки за конкретным педагогом.
- Как в таких условиях ребята могут вообще получить какие-то знания по предмету, не говоря уже о подготовке к олимпиадам?
- Мне кажется, у заинтересованного ученика всегда есть выход, и это касается любой дисциплины. Сегодняшнее развитие технологий, свободно обеспечивающее доступ к колоссальным объемам информации, позволяет каждому узнать все, что необходимо в рамках любой науки. И по правде говоря, у современного ребенка подчас есть возможность гораздо больше узнать об астрономии самостоятельно, нежели на уроке физики. У нас в сборной однажды был такой участник-самоучка, который сам достиг весьма высокого уровня знаний, и на тренировочных сборах с ним занимались совсем немного. Я даже думаю, что он прекрасно обошелся бы и без дополнительных занятий.
- На ваш экспертный взгляд, ребята были полностью готовы соответствовать ее требованиям? Задания в целом оказались сложными или вполне посильными?
- Наблюдая за состязаниями из года в год, я не могу сказать, что уровень заданий усложнился. С течением времени он меняется, учитывая, что совершенствуется сама наука, но каких-то кардинальных изменений не происходит. Обычно ребята признаются, что задания Международной олимпиады кажутся им даже более легкими, нежели на заключительном этапе всероссийской.
Конечно, бывает так, что при первом знакомстве с заданием оно кажется сложным, но начинаешь вникать, решать и понимаешь, что все знаешь, и скоро находишь верный ответ. Обычно на Международной олимпиаде даются задания трех уровней: теоретического, практического и наблюдательного. В этом году все участники сборной весьма успешно справились с теоретическим уровнем, на других уровнях уже были некоторые затруднения. Но здесь все зависит уже от индивидуальной подготовки.
- Если же все-таки говорить о результате, то как удалось подготовить команду, завоевавшую второе место? Какие особые усилия прилагались в отличие, например, от прошлого года?
- Мне кажется, что в этом году наш успех был обусловлен целым рядом удачно совпавших факторов. Во-первых, сборная этого года была в целом очень сильной. Все ребята умные, подготовленные, у каждого есть желание работать. А что еще нужно для победы? Во-вторых, некоторые из них уже участвовали в олимпиадах международного уровня и знакомы с их требованиями и заданиями, сама атмосфера подобных соревнований для них уже привычна. Думаю, что в следующем году у нас есть шансы показать результат не хуже, а, может быть, даже и лучше, чем в этом году. Но сами понимаете, есть некоторый предел: больше пяти золотых медалей все равно получить невозможно.

Антон АФАНАСЬЕВ, ученик 11-го класса лицея №14 г. Жуковского Московской области, золотой медалист 17-й Международной астрономической олимпиады:

- Еще в детстве я интересовался различными естественными науками, но именно астрономии удалось постепенно стать для меня наиболее важной и интересной. Безусловно, свое влияние здесь оказал замечательный педагог Михаил Владимирович Кузнецов, который ведет у нас в городе кружок по астрономии. Под его руководством я смог выйти на тот уровень знаний, который позволил мне принять участие в интеллектуальных состязаниях в этой науке. Сначала это были всероссийские олимпиады, а затем уже и международные.
В прошлом году я впервые выступал на Международной астрономической олимпиаде, но это действительно оказалось в большей мере пробой сил - я завоевал лишь бронзовую медаль. Но самое главное - мне удалось точно прочувствовать атмосферу соревнований, пообщаться с единомышленниками и понять, какие знания и навыки мне еще надо усовершенствовать. Вообще никакие препятствия в науке не могут заставить настоящего ученого свернуть с выбранного пути: ведь если что-то трудно дается, наверное, оно стоит того, чтобы потратить чуть больше времени, чуть больше усилий. Я убедился в этом на собственном опыте и в результате в этом году взял «золото»!
Конечно же, моя дальнейшая учеба будет связана с астрономией. Куда точно буду поступать - в МГУ или в СПбГУ, - пока не решил, оба варианта достойны внимания, но окончательно определяться уже пора, все-таки я учусь в выпускном классе.