Накануне прошлогоднего октябрьского повышения управленцы областного, городского и районного масштаба с высоких трибун во всеуслышание заявляли о том, что система оплаты труда должна стать абсолютно прозрачной, что каждый учитель должен понимать, сколько и за что он получает. И вначале действительно директора и завучи вместе с бухгалтерами растолковывали учителям механизм начисления заработной платы. Педагоги даже кое-что начали понимать, но в последующие месяцы понимали все меньше и меньше, потому что зарплата начала как-то странно меняться. Причины изменений сумм, обозначенных в зарплатной ведомости, в каждом районе, в каждой школе были свои и, естественно, все как одна объективные. Где-то на повышение был израсходован весь полугодовой лимит, где-то из стимулирующего фонда все средства были брошены на повышение базовой части, вследствие чего пострадали учителя, имевшие самые большие баллы. Если раньше они получали заметно больше коллег, то в январе и феврале их доходы приблизились к денежному вознаграждению педагогов, баллов не имеющих. В отдельных районах наблюдалась задержка муниципальных доплат за классное руководство, поэтому учителя получили деньги за свою воспитательную работу лишь спустя 4 месяца.
Поначалу недоумевавшие педагоги пытались разбираться в сложных бухгалтерских расчетах, а директора, ставшие заложниками, с одной стороны, непродуманной системы пресловутого повышения, с другой - ограниченного жесткими рамками местного бюджета, на педсоветах виноватыми голосами объясняли причины колебаний, но потом те и другие устали от пустопорожних разговоров. Система начисления вновь стала закрытой, непонятной и труднообъяснимой.
Недавний опрос, проведенный среди педагогов образовательных учреждений и учреждений дополнительного образования, свидетельствует о том, что мало кто из работников образовательной сферы сегодня доволен своей зарплатой и, самое главное, мало кто понимает, почему он получает ту, а не иную сумму. Для всех учителей это тайна за семью печатями.
Чтобы не быть голословной, обращусь к примерам. Фамилий педагогов и номеров школ, как всегда, называть не буду, памятуя о повышенном внимании регионального образовательного ведомства к любой информации, идущей в СМИ. Должна сказать, что учителя охотно и подробно рассказывали мне о своих трудовых доходах. Причина откровенности мне понятна: учителя надеются, что чиновники, узнав из первых уст об истинных, а не выдаваемых в отчетах суммах, задумаются о результатах проведенного «повышения» и увеличат педагогические зарплаты по-настоящему. Пока же можно говорить лишь об имитации повышения. Судите сами: можно ли считать адекватной зарплату в 14 тысяч (на руки) за 29 часов (27 уроков + 2 часа кружка) в школе одного из крупных райцентров Нижегородской области, имеющей около 800 учащихся? В эту сумму входит, кроме часов (а это 6 подготовок в неделю), классное руководство, проверка тетрадей, председательство в школьном методическом объединении (ШМО) и работа экспертом в РМО (районном методическом объединении). В дополнение стоит сказать, что такие деньги получает преподаватель русского языка и литературы высшей категории, имеющий стаж 22 года и высокие баллы за результаты труда. То есть это максимально возможный в школе уровень профессионализма. Большего достигнуть трудно - разве что стать заслуженным учителем.
Но и заслуженные учителя получают ненамного больше. Так, например, физик одной из лучших школ Нижнего Новгорода, ведущий полторы ставки и 4 часа элективного курса по подготовке к олимпиадам, заслуженный учитель, за сентябрь текущего года получил всего 22 тысячи. А если б он вел ставку? Его коллега (учитель этой же школы по русскому языку при высшей категории и огромном стаже, при председательстве ШМО и классном руководстве, при проверке тетрадей, при прекрасных результатах образовательной и воспитательной деятельности, при работе экспертом в областной аттестационной комиссии) получает 16 тысяч рублей. Ведь это, опять же повторю, потолок, выше которого в школе не подняться! Что же говорить о начинающих педагогах, не имеющих высшей категории, признанных заслуг и спасительного стажа? Ирина М., учитель биологии и географии одной из школ района (численность учащихся школы - 750 человек), ведет 24 часа и получает неполных 7 тысяч. Ее коллега, тоже учитель со стажем менее 5 лет, нагружена больше - ведет 27 часов и получает 8 тысяч. Кстати, тут уместно коснуться еще одной проблемы, с которой столкнулись администрации многих школ, расположенных в районах Нижегородской области. По условиям программы поддержки молодых специалистов (машина + квартира), которая уже несколько лет реализуется в Нижегородской области, администрация школы, в которой работает участник программы, обязана нагрузить его не менее чем 24 часами. Иначе - нарушение договора, грозящее чуть ли не исключением из программы.
Учитывая, что вследствие реструктуризации малокомплектных школ и оттока жителей из сельских районов даже опытные учителя не всегда бывают догружены, администрация поставлена перед очень серьезной проблемой. Она должна выполнять требования программы не только в ущерб опытным педагогам, но и качеству. Ведь одно дело, когда часы даются опытному учителю, у которого и знаний больше, и авторитет выше, у которого нет проблем с дисциплиной... Совсем другое дело, когда уроки ведет начинающий педагог, у которого проблем, мягко говоря, гораздо больше. Хорошо, если молодой учитель талантлив от Бога и нацелен на долгую и результативную работу. Такие среди участников программы, безусловно, есть, но нередко приходится слышать от директоров и завучей сожаления: «Взяли на свою голову кота в мешке, обязаны обеспечить его работой в течение 10 лет, а ведь он ни учиться, ни стараться не хочет и скорее всего, отмотав положенный срок, уйдет из школы». Можно добавить: за эти
10 лет уйдут из школы и недогруженные опытные учителя. Присмотрят себе более спокойную и более оплачиваемую работу и уйдут. Такие истории не редкость, я их слушала из первых уст... И кто будет учить детей?
Директора знают о возможных последствиях, поэтому теперь, наученные горьким опытом, не берут в школу участников программы, о которых ничего заранее не узнали. Они загодя присматриваются к выпускникам педагогических вузов, разговаривают и с ними, и с их преподавателями - наводят справки... Понимают: ошибиться нельзя, себе дороже встанет.
Но еще хуже обстоит дело с педагогами дополнительного образования и воспитателями дошкольных учреждений. Как ни обещало региональное правительство повысить им зарплату на 20 и 10 процентов, в итоге все закончилось 6-процентным повышением. Сегодня у самого опытного воспитателя, имеющего большой стаж, заслуги и грамоты, со всеми надбавками (за выслугу, за особые условия и высокую результативность труда, за методическую литературу) зарплата составляет всего 10 тысяч. А не очень опытный воспитатель вообще не может заработать больше 6,5 тысячи. Причем дошкольные педагоги отмечают, что всякий раз, когда они получают выше в базовой части, снижается часть стимулирующая.
Еще ниже зарплата у учителей дополнительного образования. Молодой педагог танцев одного из районных центров досуга имеет две группы детей, с которыми проводит по два занятия в неделю, готовит их к концертам, конкурсам и фестивалям. Имеет поощрения и дипломы. Но... Ее зарплата за сентябрь составила всего 500 рублей.
- Как же вы живете? - в ужасе спросила я ее.
- А кто вам сказал, что я живу на эти деньги? - с грустной улыбкой ответила молодая женщина. - Слава богу, могу подработать, танцуя на свадьбах и корпоративах. Заказов иногда бывает много, конечно, бывают и совсем пустые недели, но в целом, танцуя, можно заработать до 12 тысяч в месяц. Конечно, подрабатывать таким образом можно лишь до определенного возраста, но пока смогу, буду танцевать.
Учитель музыки одной из школ искусств, имеющая 24 года стажа и первую категорию, ведет 36 часов и получает на руки 10 тысяч рублей. В этом году ее позвали еще и в частную школу. За 4 часа еженедельно она получает 5 тысяч рублей чистыми. В сумме она имеет 15 тысяч, но как это отражается на качестве ее жизни? Плохо. Она устала от детей, не может в нерабочее время слышать музыку, мечтает доработать до пенсии по выслуге лет и уйти из преподавания в другую сферу, чтобы ни музыки не слышать, ни детей не видеть. Уже присмотрела флористику. Ее коллега ушла туда два года назад и сразу же преобразилась внешне. Работая среди цветов, разговаривая с немногочисленными посетителями магазина, она получает ежемесячно 16 тысяч рублей и идет домой, полная сил и энергии. Стала посещать спортклуб, у нее масса свободного времени, которое она посвящает общению. Когда она работала в школе, ничего подобного у нее не было - одна борьба за существование и расстроенные нервы.
Конечно, счастье, когда учитель не должен думать об обеспечении семьи. Директора знают: самые лучшие работники те, у которых хорошо зарабатывают мужья, и те, которых могут всем обеспечить повзрослевшие дети. Такие счастливчики, как правило, всегда улыбаются, прекрасно выглядят, пребывают в хорошем настроении, ничего, кроме уважения, с администрации не требуют и работают не ради денег, а ради самовыражения. Но где таких взять много, чтобы укомплектовать такими благополучными педагогами («без в. п. и м. п.», как пишут в объявлениях) все школы? Это мечта, прекрасная, но несбыточная. Большинство женщин-педагогов, увы, не могут рассчитывать на помощь мужей и щедрые подарки детей, поэтому решают свои проблемы самым тривиальным способом - подработкой, чаще всего репетиторством. Поэтому стоит ли удивляться, что цены на «дополнительные образовательные услуги» растут? В нашем регионе час колеблется от 250 до 1500 рублей (столько запрашивают преподаватели самых престижных высших учебных заведений). Цены будут расти и дальше, потому что люди готовы платить за хорошие знания. А вот государство почему-то не готово...