Сказал и исчез среди серых стволов. «Мистика какая-то», - подумал я и продолжил грибные поиски. Дело было зимой в плавневом леске, куда я выбрался во время нежданной оттепели. Грибы - зимние опята - попадались редко. Я заметил под корой краешек желтой шляпки. «Куда это ты, дружок, спрятался? - прошептал я, выковыривая грибок. - А где твои сородичи?» Обследовав ствол, я нашел еще несколько грибков. Подходя к очередному пню или вербовой колоде, уже мысленно обращался к грибам, которые могли расти там. И представьте себе, опята стали попадаться хоть и не так часто, как мечталось, однако с постоянством, которое делало лесную прогулку по хортицким плавням особенно приятной.
Долго рыскал возле раскидистого сухого тополя. Безуспешно. Сколько я ни «разговаривал» с грибами, как ни упрашивал их показаться мне, поиски были безрезультатными. И вдруг раздался тихий голос, почти шепот: «Посмотри вверх». Я задрал голову и увидел желтую цепочку опят, что карабкались между ветвей к верхушке. Вылазка в плавни оказалась весьма добычливой. Спасибо грибознатцу за подсказку...
Стоит Антошка на одной ножке: кто мимо ни пройдет, всяк поклон отдает. Кому поклон? Или чему? Растению, животному, а может, действительно существу, обладающему и душой, и разумом? С детства меня поражало волшебство внезапного появления грибов. Большое дерево вырастает из побега, плоды на нем формируются из почек и цветков, у всех зверей есть детеныши, у рыб мальки, которые со временем превращаются во взрослых особей. Тут все очевидно и понятно. А вот откуда и как возникают грибы - неизвестно. Вчера их не было, а сегодня целые россыпи, гирлянды, охапки.
Микологами (ученые мужи, занимающиеся изучением исключительно грибов) описано свыше 100 тысяч видов грибов. На самом же деле их гораздо больше - предположительно до полутора миллионов. Грибы занимают второе по численности место на планете после насекомых. В грибах удивительно все - и их весьма своеобразная форма, и многообразие видов, и исключительная непоследовательность, неожиданность и часто ничем внешне не объяснимая массовость их появления, и способы размножения, и нередко странное «поведение» при встрече с грибниками. Сколько себя помнят люди, главным вопросом для них был поиск первооснов жизни на планете. Когда на ней появился человек? А когда другие живые организмы? Как все это произошло?
Появление грибов связывали то с ударом молнии (в Словении «грибом молнии», например, называли мухомор), то с действием росы, дождя или тумана (помните поговорку «Растут как грибы после дождя» или выражение «грибной дождь»?), то с испарением органических веществ, то с испражнениями животных и даже кознями инородцев (известны такие народные названия, как «борода еврея», «цыганский гриб») - евреев или цыган. А когда жизнь опровергала эти предположения, ничтоже сумнящеся возникновение грибов относили просто к игре природы, ее сезонным капризам. Приписывали грибам и божественное происхождение. В одном из первых немецких травников XVI века о грибах было сказано буквально следующее: «Грибы называются детьми богов, ибо родятся они без семян, не так, как другие». Согласно христианским легендам грибы появились из зерен или кусков хлеба, которые тайно от Христа ел апостол Петр и выплюнул. Кстати, в некоторых местностях в Украине считается, что успех в сборе грибов можно обеспечить, если во время пасхальной заутрени на возглас священника «Христос Воскресе!» ответить: «Я хочу грибы собирать». Польские грибники сбор лесных даров традиционно приурочивали к дню святых Петра и Павла, так как именно эти апостолы посадили и освятили грибы. В соседней Словении грибники поход в лес начинали в день святого Приможа, который «сеет грибы». Североамериканские индейцы прямо называли грибы плотью бога.
Счастливому за грибами ходить, несчастливому по лесу бродить. Те, кому везло в грибной охоте, говорили о божественном происхождении грибов, их же несчастливые оппоненты, которые без толку бродили по лесам, а то и в панике блуждали по дебрям, приписывали грибам связь с нечистой силой, разными потусторонними существами. В северных мшистых дебрях селяне были уверены, что грибы принадлежат хозяину леса - лешему. Вот почему у каждого настоящего грибника должно быть свое заветное слово «на подход» к лесу. Болгары считали грибы остатками трапез лесных фей-самодив, а англичане называют крохотные грибы-мицены шапочками фей. А ведьмины круги? Сколько о них разговоров среди завзятых грибников! Издревле считалось, что растущие кругами грибы указывают на место игр или присутствие нечистой силы. Охотясь за рядовками в днепровских плавнях, я нередко ходил по кругу. Особенно отчетливые кружевные вензеля «выписывала» похожая на лисичку рядовка с оранжевой вогнутой шляпкой. Среди хортицких старожилов издавна бытовали былички о грибных проделках местных чародеек. Даже некоторые серьезные ученые мужи, отчаявшись определить природу грибов, в сердцах относили их возникновение к проискам нечисти. В 1727 году французский ботаник Вейян утверждал, что грибы - это изобретение дьявола, придуманное для того, чтобы нарушить гармонию остальной природы, смущать и приводить в отчаяние исследователей.
Странное бытие грибов продолжает вносить сумятицу в сознание ученого люда. И поныне ботаников-систематиков, биохимиков, генетиков, вооруженных новейшими методами исследования, которые позволяют изучать тончайшие структуры грибной клетки и особенности обмена веществ в ней, волнует вопрос о месте грибов в сложной системе живого мира. Вроде бы растения. И питаются через клеточную основу, а не заглатывают пищу, и размножаются спорами, и «тиражируют» себя без меры и счета. Однако же присутствуют и признаки, присущие животным. Это и полное отсутствие хлорофилла в клетках, и неспособность синтезировать органическое вещество из неорганического, и образование мочевины в процессе обмена веществ, и наличие хитина в клеточной стенке. И тогда возникло предположение, что грибы появились еще до того, как среди примитивных первичных живых организмов обособились организмы с чертами животных или растений. Среди «продвинутого» ученого люда стойко держится гипотеза о том, что грибы произошли от бесцветых примитивных одноклеточных жгутиковых организмов, обитающих в воде, а точнее от их древнейших предков, которые были, вероятно, одними из первых обитателей первичных водоемов нашей планеты и среди которых еще нельзя было выделить ни типично растительных, ни типично животных организмов. Эта гипотеза подтверждается и предполагаемым возрастом грибов по палеонтологическим данным. Ископаемые остатки грибов значительно беднее, чем остатки растений и животных. И все же известны отпечатки и окаменелости плодовых тел шляпочных грибов и трутовиков, отпечатки пораженных грибами листьев и других органов растений, грибницы в корнях растений, ископаемые споры которых встречаются довольно часто. На основании этих данных предполагается, что грибы появились у самых истоков жизни в древнейшей геологической эре - архейской - около миллиарда лет назад! Именно этим возрастом датируются находки, сделанные в Австралии, где в соответствующих этому возрасту слоях были найдены зеленые водоросли и вместе с ними лишенные хлорофилла организмы, предположительно отнесенные к грибам. В общем, как ни крути, а грибы, без сомнения, - это какая-то иная, третья жизнь. Более того, это как бы и есть первооснова жизни на планете (возможно, даже привнесенной извне). Всякой жизни. И действительно, вглядитесь в гриб: в нем и ствол дерева, и его крона, и лапка зверя, и крыло птицы, и маленький человечек. Ну может, и не совсем людская особь, однако, вполне вероятно, существо, имеющее мозговые извилины.