​Организовывал и преподавал

Имя А.П.Киселева нынешнему педагогу ничего не скажет. Только учителя математики знают Андрея Петровича как автора учебника. Большую часть своей жизни этот ученый связал с Воронежем. Здесь он преподавал, писал свои учебники. В 1917 году к власти пришли большевики. Им нужны были педагоги. К этому времени Киселеву было за шестьдесят, и, чтобы выжить, он был вынужден преподавать математику в Ямской школе для взрослых в Воронеже.
Братоубийственная Гражданская война подходила к концу. Губернская коллегия образования 17 мая 1920 года приняла решение с 1 июня организовать в селе Рождественская Хава (ныне Новоусманский район Воронежской области. - Авт.) курсы для учителей первой ступени. Для преподавания на курсах нужны были опытные педагоги с солидным стажем. В Воронежской губернии их были считанные единицы. Власти решили привлечь ученых из Петрограда и Москвы. И миссию возложили на Андрея Петровича, ибо его имя было хорошо известно среди учителей. Председатель губоно Плотников выписывает мандат, который гласит: «Предъявитель сего тов. А.П.Киселев действительно командирован губоно в Москву и Петроград для приглашения лекторов на краткосрочные курсы для учителей, а посему губнаробраз просит железнодорожную администрацию, лиц и учреждения оказывать ему всяческое содействие для исполнения возложенного на него поручения». Как известно, в то время были проблемы с железнодорожным транспортом. Поэтому и об этом в Воронеже побеспокоились, выдав ученому также мандат, в котором на имя коменданта станции Козлов (ныне Мичуринск Тамбовской области) говорилось: «Губернский отдел народного образования просит коменданта ст. Козлов оказать всяческое содействие тов. А.П.Киселеву, командированному в Москву по делам службы, при посадке его в штабной или международный вагон». В Воронеже понимали также, что без содействия центральных властей Андрей Петрович, несмотря на свою известность, будет бессилен. Поэтому ему был выдан документ, который он обязан предъявить в народный комиссариат образования. Плотников убедительно просил «не отказать в содействии к беспрепятственному выезду в г. Воронеж тех лиц, которые будут приглашены А.П.Киселевым для указанной цели». В поездку Киселев отправился не один. Он взял с собой внука, чтобы отвезти его к родителям в Петроград. И в этом отношении губоно пошло навстречу ученому, выдав 13 мая специальное удостоверение, что вместе с ним едет внук. Согласно приказу Андрею Петровичу отводилось на командировку не более полутора месяцев. В Воронеже он имел квартиру, находившуюся в центре города. На случай реквизиции и обысков ему также был выдан документ, согласно которому его жилище «реквизиции не подлежит». Интересен и тот факт, что во время его командировки (он работал преподавателем математики) ему не начислили зарплату. По сути, он вместе с семьей был обречен на голодание. И вновь вмешался губернский отдел образования. По его требованию Киселеву было выдано жалованье. Командировка ученого увенчалась успехом. Им были приглашены многие педагоги, и они прибыли в Воронеж. А 1 июня 1920 года в Рождественской Хаве открылись педкурсы. И среди лекторов был сам Андрей Петрович. Он читал учителям лекции по любимой математике и физике. Преподавал в течение четырех с половиной месяцев. 24 июля 1920 года ему был выдан документ, который гласил: «УДОСТОВЕРЕНИЕ. Губнаробраз настоящим удостоверяет, что предъявитель сего Андрей Петрович Киселев, преподаватель института народного образования, распоряжением губнаробраза командируется в качестве лектора на Рождественохавские педагогические курсы. Все правительственные учреждения и железные дороги благоволят оказывать гражданину Киселеву всяческое содействие в исполнении возложенного на него поручения». Таким образом, ученый, педагог-математик Киселев стоял у истоков народного образования в тогдашнем Воронежском крае, способствовал созданию педагогических кадров, их обучению.

Побег

12 сентября 1885 года в Елецкой мужской гимназии случилось чрезвычайное происшествие. На уроки не явились ученики 2-го класса Михаил Пришвин, Николай Чертов, Владимир Тирман и ученик 4-го класса Константин Голофеев. Дома их тоже не оказалось, а на квартире Голофеева была найдена записка о том, что гимназисты отправились в... Азию.
Инспектирующий Федюшин известил об этом городскую полицию, а на следующий день утром пристав 2-го стана Елецкого уезда Крупкин доставил домой незадачливых путешественников, отобрав у них три револьвера, три ружья, две сабли, топор, порох и патроны.
16 сентября 1885 года собрался педагогический совет. На его заседании выяснилось следующее: «...ученики Голофеев, Пришвин и Тирман согласно показали, что предприняли это путешествие по настоянию и убеждениям Чертова и что все отобранные вещи принадлежат Чертову и куплены им частью в магазинах Черномашенцева, частью на базаре и в мелочных лавках. 12 сентября, в 9-м часу утра, все эти ученики отправились будто бы в гимназию, но пришли в заранее условленное место городского сада, где Чертов окончательно уговорил их немедленно отправиться в предложенное путешествие, причем и показал им все приготовленное им оружие и деньги, которых, по мнению этих учеников, было достаточно, но сколько именно, они не могли определить. Приехав на извозчиках к реке Сосне, они сели в купленную Чертовым за 19 рублей лодку и отправились вниз по реке...»
Наказали «путешественников» строго: «Ученика 2-го класса Николая Чертова уволить из гимназии, а Пришвина, Тирмана и Голофеева подвергнуть продолжительному аресту, с понижением отметки поведения за 1-ю четверть учебного года».
25 октября 1885 года педагогический совет гимназии, обсудив поведение учеников за первую четверть, оценил поведение Михаила Пришвина баллом «три».
Старшие ученики гимназии потешались над беглецами: «Ехали в Азию, а попали в гимназию». Впереди у классика нашей литературы М.М.Пришвина будут путешествия по Северу, Востоку. А вот о первом «путешествии» Михаил Михайлович старался особо не вспоминать.