Для меня как для учителя русского языка и литературы школа, школьная жизнь - главный показатель того, что происходит с языком. Приведу пример. В 60-х годах XX века моя мама работала в интернате для трудновоспитуемых и читала им вслух интересные книжки, за что трудновоспитуемые искренне любили ее. Рассказы о Шерлоке Холмсе слушали с горящими глазами. Лет 15, 10 и даже 5 назад я могла войти в любой, самый дикий класс с интересной книжкой, скажем, на урок-замещение, и успех был обеспечен. Что сейчас? Многие бедные детки не могут слушать чтение вслух! Минуты идут, и вот в руках замелькали мобильные телефоны, глаза уставились на мелькающие символы... О вы, чиновники, стремящиеся ко все большей модернизации, компьютеризации, а в итоге к дегенерации! Вы, отменившие устные ответы на экзаменах, заменившие подлинную грамотность решением тестов, как будто в жизни, в связном тексте человек имеет дело с изолированными словами... Вы, стремящиеся компьютеризировать полностью экзамен по русскому языку, посмотрите же вы на этих детей!
Экзамен, от которого зависит поступление выпускника в вуз, теперь является главным показателем труда учителя. Натаскать на ГИА (государственная итоговая аттестация в 9-м классе) или ЕГЭ куда проще, чем подлинно развивать речь учеников, заботиться о культуре устной и письменной речи, прививать навык по-настоящему грамотного письма. Зачем развивать устную речь? Надо готовить к ЕГЭ. Зачем ездить на экскурсии и в музеи? Для новой формы аттестации учителя важно совсем другое.
Сегодня в школах еще работают учителя старой закалки, заботящиеся о развитии культуры, развитии речи своих учеников. Но политика власти такова, что приходится уступать дорогу молодым, из которых растят начетчиков, стремящихся не к общению с детьми, а к зарабатыванию баллов по новой системе аттестации. Много баллов может заработать не тот учитель, который занимается детьми, ведет интересные уроки, ходит с ребятами в театр, на экскурсии, в походы, а тот, кто именно занимается собиранием баллов. Начетничеству не место в живой работе с детьми!
Не стоит такое уж большое значение придавать презентациям на уроках словесности. Никакая самая роскошная презентация не заменит учителя, любящего родную литературу, родной язык, своих учеников. Не заменит работы с художественным текстом. А ведь на создание презентаций, работу с информационными технологиями делается основной упор в новой форме аттестации учителя.
Оскудение языка... Думаю, мы еще не то получим, если в прежнем ключе будет преобразовываться система образования. Изменения в нашу школьную жизнь вносятся без учета мнения тех, кто работает в школе. Например, внедрение сервиса «Электронный дневник» произошло без единого опроса тех, кто вынужден работать с этим сервисом, что еще раз показало неуважение чиновников к учительскому труду, к личности учителя. Между тем программа «Электронный дневник» явно нуждается в переработке: в ней масса недостатков, которые очевидны для нас, учителей.
В «Учительской газете» №28 от 10 июля 2012 года прочла о возможном слиянии предметов «Русский язык» и «Литература» в единый предмет «Словесность». Ничего хорошего от этого не жду. Литература - это наиважнейший урок, порой излишне пересушенный иным учителем, но все же, быть может, самый важный в школьной программе, не менее значительный, чем русский язык. Но кто из чиновников интересовался мнением учителей? Кто-нибудь разве проводил опрос педагогов, прежде чем сократить количество уроков чтения в начальной школе до двух часов в неделю?
Вообще тенденция решения школьных проблем людьми, никогда в школе всерьез не работавшими, гибельна не только для жизни русского языка, русской литературы, но и для культуры, для нравственности, для жизни страны в целом. А такая тенденция очевидна. Например, Михалков предлагает ввести урок «Сто лучших фильмов». Какое отношение Михалков имеет к школе? Что он знает о школьной программе? О перегруженности школьников, которые учатся по шесть уроков каждый день, включая субботу (после уроков курсы, факультативы и прочие дополнительные занятия), по несколько часов делают уроки, в том числе в воскресенье? Что же, седьмыми-восьмыми уроками говорить им о ста фильмах? Или сокращать курс литературы, не приведи бог? Вот это будет преступление, и наказание, конечно же, последует обязательно.
Школьный урок идет 45 минут, а лучшие фильмы нужно смотреть целиком. Так не лучше ли сделать День кино, допустим, раз в полгода, чтобы посмотреть целиком и обсудить два хороших фильма в год, вместо того чтобы забивать головы детей информацией о ста фильмах? Но конечно, мнение учителя никто не спрашивает. Напрасно. Ведь просмотр и обсуждение хорошей картины тоже развивают речь, повышают культуру, дают ребятам нравственные ориентиры. Как-то на классном часе показала девятиклассникам фильм Чарли Чаплина. Хохотали ужасно! Делились впечатлениями. Оказалось, что многие ребята никогда не видели Чаплина, а некоторые никогда о нем не слышали. Так-то вот.
Да только опять же: не губите вы наше образование, а то скоро некому будет и кино показывать! И это наша реальность. Однажды в седьмом классе хотела показать великолепный приключенческий фильм «Зеленые цепочки» по повести Германа Матвеева. Тот, в котором еще поется песня про мальчишек блокадного Ленинграда: «И встали со взрослыми рядом мальчишки у стен Ленинграда...» Не смогли смотреть! Достали свои мобильные телефоны... И это ведь не трудновоспитуемые! Обыкновенные...
И в заключение хочу сослаться на статью жителя города Берлина Александра Альтера в том же №28 «Учительской газеты». Статья называется «Главное - правильно заполнять бланки». Она посвящена школьному образованию в Германии. Автор, в прошлом преподаватель МАИ, пишет об одной из лучших немецких гимназий, которую закончила его дочь. В этой школе литературы как предмета просто нет. «Дети не пишут сочинения, изложения, не доказывают теоремы, не поощряется решение задач разными способами», - пишет Альтер. «Почерк не отрабатывается, зато учителя натаскивают детей на письмо печатными буквами», чтобы правильно заполнять бланки. Лучше других успевают дети, которые хотя бы несколько лет учились в российских школах: «Этой российской закваски им хватает на всю жизнь». «Все, что говорят по поводу перспектив образования в России, в Западной Европе уже реализовано, - убежден Александр Альтер. - Надеюсь, что России все же не удастся в обозримом будущем догнать в этом Европу».
Я убеждена: оскудение языка, обнищание культуры, падение нравственности - все это во многом вызвано неправильной политикой в области образования. И все же... не могу не вспомнить Тургенева: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, - ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя - как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!»

​Нина ФИЛИПЕНКО, учитель русского языка и литературы, Санкт-Петербург