Классы стали безразмерными. По тридцать пять человек и больше. Директор предлагает: давайте разделим. На него смотрят как на врага народа: каждый ученик - это деньги. «Справимся», - отвечают директору. Тот использует последний аргумент: «Говорят, что с первого октября в этот класс придут еще два ученика. У меня нет ни одного лишнего стола и стула для них». «Я из дому принесу», - парирует учительница.
Школы тоже становятся безразмерными. Пятьдесят шестая гимназия Майи Борисовны Пильдес из Санкт-Петербурга уже давно не рекордсмен по количеству учеников, учителей и зданий. Последнее «достижение» в стране - слияние сразу пяти школ. Ради чего? Ради единого менеджмента. Никто из директоров так называемых слабых школ не ушел, все учителя остались на месте, дети тоже никуда не делись. Просто у «главного» директора появились четыре новых заместителя. Конечно, слабые школы существуют. Низкие результаты по единому экзамену сосредоточены именно в них. Они не набирают первые классы. Потому что родители перестали выбирать эти школы...
Слабые школы стали, как теперь принято говорить, актуальной повесткой. Вначале Кремля и Белого дома, потом Министерства образования и науки. Нам нужно все и сразу. Поэтому и стали сливать всех подряд. Чтобы побыстрее отчитаться. Синдром «быть впереди планеты всей» никуда не исчез...
Слабые школы существуют во всем мире. Но прежде чем закрыть школу в Америке или Великобритании - такое тоже бывает - или присоединить, реорганизовать ее, специальные службы серьезно анализируют, что может изменить положение, в чем конкретные провалы. Школе оказывается необходимая материальная, методическая, технологическая, организационная помощь и дается срок на улучшение, обычно три года. Только после этого применяются радикальные меры.
Хороший отчет важнее, чем ребенок. Главное, чтобы в учебном заведении были новое оборудование, компьютеры, спортивные снаряды. Чтобы их можно было продемонстрировать высокому начальству, если оно вдруг изволит посетить школу. В остальное время им не пользуются. Чтобы не испортилось, не потеряло товарный вид.
В школе сделали отличный спортивный зал. Все соседние школы завидовали. Одно немецкое покрытие чего стоило! Но учителей физкультуры сразу предупредили: в зале в футбол играть нельзя, можно поцарапать полы. И в волейбол играть нельзя, мяч может застрять в трубах под потолком. И скалолазанием на специально оборудованной стенке заниматься нельзя: если ребенок упадет, кто будет отвечать? - Директор! Школа ждет со дня на день мэра. На этот счет все классы, которые планируют показать начальнику, получили строгие инструкции. Девятый, например, должен переместиться в кабинет химии и изобразить бурную исследовательскую деятельность с новейшими микроскопами. Не важно, что дети с ними пока не работали и не знают, что исследовать. Классный руководитель возмутилась при директоре: «Это же показуха!» На что директор отрезала: «А получать хорошие деньги не показуха?»
Дмитрий Медведев как-то сказал, что коррупция у нас начинается с низов - с учителей, что главные взятки именно там. Я же уверен, что коррупция начинается с верхов, поражая, как раковая опухоль, все периферийные органы и системы. А исследовательский проект на уроке химии для мэра то же самое, что спасенные тигры, «окольцованные» белые медведи, найденные древние амфоры и исчезающие стерхи. Все ради телевизионной картинки...
...Кстати, недавно в Техасе обнаружили уникального паука с полупрозрачным телом и без глаз Cicurina vespera и остановили стройку стоимостью 15 миллионов долларов, может быть, навсегда. Чтобы не разрушить среду обитания этого уникального насекомого.