Помню, когда училась в школе, я попала в разряд слабоуспевающих по черчению. В итоге моя уверенность в себе подорвалась. Меня поддержал отец: мы вместе изучали чертежи, этапы их выполнения. Тогда отец преподал мне два урока - урок преодоления неудачи и урок веры в человека.

Вера в ребенка - луч света, в котором больше педагогической силы, чем в тысяче поощрений и в миллионе наказаний. Мои ребятишки честные, хитрые, красивые, капризные, угрюмые, плаксивые, смелые, трусливые. Я не имею права не верить в них.

...Вот мальчишки на ковре сооружают город будущего - небоскребы, мосты, дороги. У Паши с Артемкой вырос самый высокий небоскреб. Паша предлагает свою помощь Сереже, у которого никак не получается отремонтировать машину. Два года назад, в средней группе, Паша отличался от сверстников агрессивностью, драчливостью, непослушанием. Меня и его маму засыпали жалобами на мальчика. Скажу честно, тогда я постоянно чувствовала себя беспомощной, особенно когда приходилось буквально силой удерживать Пашу, чтобы он не причинил вреда себе и другому.

Я понимала, если ребенок почувствует, что воспитатель не принимает его, то будет сопротивляться еще больше каждому слову, каждому движению, и все педагогические усилия точно ни к чему не приведут. Мне нужно было поверить в него, а «поверить -значит удесятерить свои силы», - сказал Жан Жак Руссо.

Я прекрасно понимала, I что научить Пашу владеть собой сразу не получится, как не получится сразу достучаться до родителя, который применял физические наказания к своему ребенку. Были неудачи. Но были и маленькие победы, которые, словно путеводные звездочки, указывали верный путь и придавали уверенность в педагогической работе.

...Паша взглянул на меня, как будто следил за ходом моих мыслей. «Паша! Я горжусь тобой -ты помогаешь друзьям!» Он расплывается в счастливой улыбке, а мне в голову приходят слова Джона Рескина: «Не успех, а усилие заслуживает награды». Награда для воспитателя -улыбки на лицах детей.

...Воскресные вечера в кругу моей семьи. Собравшись за столом, мы совершаем нечто столь значительное, что у меня и сейчас захватывает дух - мы погружаемся в воспоминания:

- А помните, как кошка прыгнула на новогоднюю елку? Мы тогда чуть не проспали Новый год.

- А помните, как папа испугался, когда мы катались на аттракционе, а я нет?..

Мы смеемся, стараемся приукрасить наши любимые истории и спорим о деталях. Воспоминания - это песнь благодарности за любовь и понимание близких тебе людей. Воспоминания дают надежду, объединяют и помогают определить цели в жизни - этот урок я вынесла из своего детства.

У нас с ребятами в группе есть собственная папка с воспоминаниями, приключени-

ями, повседневными историями. Время от времени мы развязываем тесемки, разбрасываем содержимое на ковре и разглядываем наши сокровища.

Сережка достает фотографию, его лицо озаряет улыбка:

- Это же мы с клоуном! Помните, как он смешно свистел?

Мои ребятишки пытаются свистеть, как клоун, - надувают губы и дуют. Иногда у них прорывается что-то похожее на самый простенький мотивчик, и тогда их счастье не знает границ. Мы вместе начинаем дурачиться: как клоуны, ходим на голове, выставляем ногу вперед и выкрикиваем «Опа!», пытаемся жонглировать шариками... Взволнованные и раскрасневшиеся, мы лежим на ковре. Будут ли вспоминать мои ребятишки, став взрослыми, этот свой восторг и счастливые глаза друг друга? Не знаю... Но опыт совместной творческой деятельности, раскованного спонтанного поведения, переживания общих чувств навсегда останется в их сердце. Я верю в это.

С высказыванием Ушинского «Учитель живет до тех пор, пока он учится» знаком каждый, кто работает с детьми. И каждый подтвердит, что дети отличные учителя, преподающие нам, взрослым, бесценные уроки жизни. Один из таких уроков я запомнила навсегда.

Я была молодым специалистом. Подготовительная группа. Напарница часто уходила на больничный, младших воспитателей постоянно не хватало. Порой чувствовала себя

выжатой как губка. Однажды вечером последним из ребят в группе оставался Миша. Он играл в песочнице с корзиной для игрушек. «Это мой космический корабль», - выкрикивал он, сидя в корзине и топая по ней ногами. «Миша, ты корзину сломаешь. Давай лучше игрушки убирать». Миша никак не реагировал на мои слова. «Ну хватит»! А он, как всегда в таких случаях, смеялся и продолжал свою игру. Остановить его можно было, лишь заняв чем-нибудь другим, и он охотно отзывался на любую идею. Но уже конец рабочего дня, я устала! В итоге Миша, топнув посильнее, сломал прут корзины. В этот момент я вскипела, схватила его под мышки - а он маленький, легонький, как перышко, - и посадила на скамейку: «Сядь и сиди здесь!» Но в ответ: «Не буду сидеть!» Смеется! Ну что ты с ним будешь делать? Я из себя выхожу, а он смеется. Я опомнилась, села на скамейку. Грущу. Что же это я? Ведь я же педагог, а не могу обуздать себя. Стыдно... Миша встал, подошел, сел рядом и заговорил со мной как ни в чем не бывало. Он потрясающе необидчив. Я ответила ему сначала сердито, потом помягче, потом мы вместе пошли собирать игрушки...

Воспитание - это терпение. Спору нет, когда закипает в душе раздражение, сдержаться трудно. Но стоит задать себе два коротких вопроса: чем виноват перед тобой ребенок и любишь ли ты его? При слове «любовь» раздражение стихает. Любимые не раздражают. Любимые учат быть счастливым.

Любимые мои ребята! Вы самые хорошие, умные, добрые дети на свете. Сколько уроков счастливой жизни я получила от вас за эти 13 лет! И сколько еще предстоит получить...