Нет, господа, важных дел у наших защитников - выше крыши. Но они убеждены, что будущее России, ее оборона и безопасность зависят и от состояния души, культуры и нравственности рати Отечества и всего нашего общества. Потому-то к 205-летию со дня рождения поэта в стенах главного и высшего из воинских вузов России - Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ Народный пушкинский фонд совместно с академией провел конференцию «Пушкин и русская военная культура».

Строка, вынесенная в заголовок, принадлежит пушкинскому перу. Те военные споры давно канули в Лету. А соотечественники уж второй век подряд продолжают осмысливать творческое наследие величайшего, истинно народного поэта России, открывая в нем все новые, неизведанные пласты. Интерес к его творческому наследию собрал на конференцию людей всех возрастов - от заслуженных ветеранов до юных лицеистов.

Как ни парадоксально, но влияние творчества Пушкина на военную культуру нашего Отечества на самом деле до сих пор никто особо не рассматривал. И это выглядит тем более удивительно, если учесть, что вся жизнь поэта кровными узами связана с людьми военными. Он вышел из военной династии, был окружен родственниками ратных судеб. На его век пришлись войны, ратные испытания.

Армию и культуру России уже в пушкинские времена связывали особые отношения, несвойственные ни одной другой стране мира. На поприще литературы и искусства проявили себя немало ярких талантов профессиональных военных и тех, кто по зову души в своем творчестве отражал ратную славу Отечества.

Пушкин же обогатил нашу культуру первыми описаниями реальных картин боев, воинской жизни, воспел героизм и мужество защитников России. Истоки патриотизма поэта истинно родниковые, связаны с прошлым, историей борьбы русского народа за свою свободу и независимость. Получив прекрасное образование, Пушкин великолепно знал историю и унаследовал от предков традиции верности Отечеству.

Летом 1829 г. Пушкин самовольно поехал на Кавказ, где шла война с Турцией, на позиции русских войск близ Эрзерума (Арзрума). Хотел испытать себя под ядрами неприятельских пушек. Одним из первых, кто зафиксировал это намерение поэта, был московский почтмейстер А. Булгаков. «Он едет, - писал почтмейстер брату, - в армию Паскевича узнать ужасы войны, послужить волонтером, может, и воспеть все это».

Свидетельств того, что Пушкин вел себя на войне достойно, множество. Кроме воспоминаний современников есть и материальное подтверждение. Когда с взятием Арзрума война для поэта закончилась, граф Паскевич, прощаясь, подарил ему на память турецкую саблю.

Пушкин вполне мог стать военным. Командир 33-го Егерского полка подполковник И.П. Липранди, с которым Пушкин общался в Кишиневе, писал в своих воспоминаниях: «Могу утвердительно сказать, что он создан был для поприща военного, и на нем, конечно, он был бы лицом замечательным». Но не сложилось. Хотя в родословной поэта немало имен участников событий ратной истории страны. Вспомним: «Мой предок Раджа службой бранной Святому Невскому служил...» В его роду были воины, прославившиеся в Куликовской битве и в борьбе против поляков - захватчиков Москвы. Знаменитый арап Петра Великого А.П. Ганнибал дослужился до чина генерал-аншефа, был участником петровских походов. Двоюродный дед поэта И.А. Ганнибал отличился в Наваринской битве с турками. Его имя лицеист Пушкин мог прочитать на чугунной доске Морейской колонны Царскосельского парка: «...крепость Наваринская сдалась Бригадиру Ганнибалу. Войск российских было числом шестьсот человек, кои не спрашивали, многочислен ли неприятель, но где он. В плен турков взято шесть тысяч».

Дед Пушкина Лев Александрович был полковником артиллерии, отец вышел в отставку майором. Родственники поэта воевали в Первой и во Второй мировой. А в Великой Отечественной войне участвовали 17 человек, связанных с Пушкиным кровными узами. Один из них - Юрий Николаевич Нелидов на фронте был стрелком-радистом танка. Он пришел на конференцию в академию Генштаба, посвященную великому родственнику со своим внуком Андреем Александровичем.

Самому же Пушкину не удалось поступить в Лейб-гвардии гусарский полк, расквартированный в Царском селе, из-за сложного финансового положения семьи. Кстати, в лицее, где учился поэт, обучению военному делу уделяли немалое внимание. 12 из 29 лицеистов пушкинского выпуска избрали военную карьеру. В окружении Пушкина были гусары Чаадаев и Каверин, офицеры, будущие декабристы. Героическая история России, о которой напоминали многие памятники Царскосельского парка, в лицейское время поэта пополнилась событиями Отечественной войны 1812 г. Пушкин с друзьями не мог принимать в ней участие по возрасту, но патриотизм, владевший в то время всем русским обществом, отражен в его поэзии: «Вы помните: текла за ратью рать,/ Со старшими мы братьями прощались/ И в сень наук с досадой возвращались,/ Завидуя тому, кто умирать/ Шел мимо нас...»

Начиная со стихотворения «Моя родословная», Пушкин «душой восторженной за братьями спешил...», в художественных образах отражая Северную войну, Каагульскую битву, сражение под Чесмой, воспевая русских полководцев - Орлова, Румянцева, Суворова, Петра I, Кутузова. Уже в зрелом возрасте он с гордостью писал: «Сильна ли Русь?/ Война и мор,/ И бунт, и внешних бурь напор/ Ее, беснуясь, потрясали -/ Смотрите ж: все стоит она!»

В своих научных изысканиях, наблюдениях, дневниках Пушкин выступает и как грамотный военный стратег. Например, в 1826 г. Николай I поручил поэту составить записку «о народном воспитании». В этой работе Александр Сергеевич с завидной прозорливостью большое внимание уделяет проблемам кадетских корпусов - «рассадниках офицеров Русской Армии». Пушкин много работал в исторических архивах, и, показав себя хорошим аналитиком, пишет в «Заметках по русской истории» об организации военного дела на Руси, охраны границы как важнейшей и первостепенной задаче царя и государства.

В целом поэт, следуя мыслям уважаемого им Карамзина, тесно связывал образование, образованность, которые в то время были идентичны нашему понятию «культура», с безопасностью общества и государства. Поэтому доклады на конференции порой выходили за рамки анализа творчества поэта, что изначально допускалось форматом форума. Присутствующих живо интересовало определение самого понятия «военная культура». Все чуть ли не 500 имеющихся определений значения слова «культура» привести невозможно. Наше общество снова обращается к духовной сфере жизни людей, то есть лишь к малой толике того, что вмещает в себя понятие «культура». Но и это - ступенька прогресса российского общества, давно ожидаемое движение. Потому что ведет оно в цивилизованное будущее, помогает воспитанию нового поколения.

На конференции с докладами выступали учащиеся Пушкинского лицея в Москве Данила Рудой и Андрей Меньшов. Им по 16 лет. Они из тех, кого принято называть будущим страны. Об их научных работах можно сказать одним словом: блестящие. Отрадно, что таких ребят все больше и больше, и в учебных заведениях их учат не тупому зазубриванию скучных параграфов, а стремлению к нравственным, духовным высотам. Как раз посредством той самой культуры.

Поучительный факт из анналов истории добыл и обнародовал преподаватель Военного университета, кандидат философских наук полковник Александр Литвинов. На излете XIX века в год столетия со дня рождения поэта государь-император повелел, пожаловать «соответствующее число экземпляров» вышедшего юбилейного издания стихов А.С. Пушкина тогдашним стражам границ Российской империи. Об этом свидетельствует «Пособие командиру отряда, вахмистру и старшему поста для ведения словесных занятий на кордоне с нижними чинами Отдельного Корпуса Пограничной Стражи». И в годы Великой Отечественной в солдатских вещмешках Пушкин бессмертным словом своим шел на передовую, его поэзия была духовной опорой на пути к Великой Победе.

Не грех и современным любителям ерничать поучиться у пращуров тому, как на фундаменте культуры, духовных основ нашей жизни воспитывать любовь к Отечеству и готовность к его защите.

В стихотворении о войне 1812 г. Александр Пушкин писал: «Победа! Сердцу сладкий час!/ Россия! Встань и возвышайся!»

Нарочно заканчиваю рассказ о конференции столь патетически - в пику тем самым полунамекам на то, что, мол, военным делать больше нечего, кроме того, как о Пушкине и военной культуре рассуждать. Несомненно, забот у защитников Отечества хватает. Но вот какой вроде бы странный для незнакомого с военным делом вывод подсказывает конференция. Уровень нашей культуры и нравственности может способствовать тому, что людям в погонах и всей стране не придется... воевать. Потому что и от него, от духовных сил защитников Отечества и всего народа тоже зависит, насколько надежны будут оборона и безопасность родного государства.